1549

Глупо в зрелом возрасте изображать юнца

Музыкант Ильяс АУТОВ, лидер группы Motor-Roller, с детства мечтал сниматься в кино. А когда уже и мечтать перестал, всё неожиданно сбылось: и съёмки, и даже поездка в Канны, где команде фильма вручили приз.

Глупо в зрелом возрасте изображать юнца

С 1 декабря в прокат выходит фильм “Мама, я живая”. Сложная лента про отношения родителей и подростков, первую любовь и наше умение слушать друг друга. Ильяс Аутов в одной из главных ролей.

- Это вообще моя первая роль в кино, дебют. А на пробы меня пригласили не потому, что я известен как музыкант, просто ребята видели, как я играл в теат­ральном мюзикле “Три дома окнами во двор” в 2019 году. На роль пробовались несколько человек, причем это известные актеры, но утвердили меня.

Я с детства мечтал сниматься в кино, прямо грезил актерской профессией и даже рвался поступать во ВГИК. Хотя, видимо, плохо рвался, потому что пропустил все сроки и в итоге поступил на журфак КазГУ. Но мечта о кино еще долго жила во мне. Лишь некоторое время назад я понял, что это не мой мир, музыка давно все перевесила. Я перестал мечтать, и… меня сразу же пригласили сниматься.

К пробам особенно не готовился, был спокоен и просто честно отыграл предложенные сцены, исходя из того, какие эмоции я бы испытывал в подобной ситуации. На съемочную площадку пришел не сказать чтобы с большим воодушевлением. Очень много снимают фигни. Я думал, что попаду в очередной несерьезный процесс. А халтуру не люблю в любом ее проявлении. Но буквально в первый же день увидел, что это не так, что режиссерская команда мучает актеров всерьез, добиваясь полной правды жизни.

- Сколько у вас детей и насколько близкой оказалась вам тема этого фильма: непонятые дети и непонимающие взрослые?

- У меня четверо детей разного возраста. Так что в вопросах общения с ними у меня большой опыт. Надо уметь и договариваться, и направлять. Конечно, были противоречия, споры, но крупных проблем не случалось. Я стараюсь быть неплохим отцом. Не без ошибок, но учусь правильно общаться с детьми. Это целая наука, которая требует постоянной работы.

- До скольки лет вы собираетесь быть рокером, тусить? Вы же уже не мальчик…

- Рокером можно быть ровно до тех пор, пока ты не потерял вкус к жизни, пока ищешь ответы на волнующие тебя вопросы. Вообще, должен сказать, что устоявшийся образ рокера как эдакого разгильдяя в косухе с гитарой, нигилиста, презирающего общество, плюющего на общие нормы, в этом клише имеет много лукавства. Это, скорее, про рокеров 60-70-х годов прошлого века, в первую очередь западных. Вот у них на самом деле протест был сильным, потому что как раз на это время пришелся расцвет капиталистической эпохи, период потребления и идеологии эгоис­тов, когда провозглашалось, что человек человеку волк и каждый должен думать только о себе. Поэтому “Битлз” с их новой философией любви так потрясли мир - они были противовесом, ледоколом, который разрушал этот лед индивидуализма. У нас в Советском Союзе протест был не такой острый, поскольку цели социализма были более гуманные. Мы же думали не о себе, а о других, “я” было на втором месте, на первом - общество.

Перерасти можно этот образ рокера, а не сам жанр. Если ты думал о чем-то серьезном, искал музыку, слова к душе, то ты меняешься со временем. Если же нет - так и останешься престарелым поп­кой, который играет в нигилизм. И таких, кстати, на сцене много. Выглядят они очень смешно и жалко, поскольку хотят быть своими в молодежной среде, играть модную музыку, а у самих уже седые волосы стыдно сказать где.

Глупо в зрелом возрасте играть роль бунтующего юнца, который бухает и спит с разными поклонницами. Это все присуще определенному возрасту, потом надо делать выбор: либо ты остаешься жалким существом, либо идешь дальше.

- Вас никогда не били за пес­ни?

- Физически - нет. Но нападок было достаточно. В интернете многие хотят подраться. И многих правда обозляет.

- Может, у них просто другая правда?

- Человечные отношения никто не отменял. Но сегодня мир перевернулся. Поэтому вещи, которые я считаю базовыми, которые нас отличают от животных, многим не нравятся. И я не собираюсь в угоду кому-то менять свое отношение к советскому прошлому или к 9 Мая.

- Даже если вас будут обзывать ватником?

- А меня и так обзывают. Сейчас вообще придумывают какие-то детские обзывалки, чтобы побольше задеть, как в детском саду или в начальной школе. Но в слове “ватник” я не вижу ничего обидного. Это одежда, в которой зимой ходили советские солдаты. В ватниках они брали Берлин и другие города, так что для меня это доспехи настоящего героя, а сравнение с солдатами той войны почетно. И трепетное отношение к 9 Мая - это тоже базовая вещь для меня. Сейчас модно стало все выворачивать, но я прекрасно помню своих дедушек и бабушек, как они относились к той войне, как считали все народы Союза братскими, и это не были пустые слова.

- Как вы относитесь к тому, что многие гастролеры у нас становятся невъездными из-за своих высказываний на ту или иную тему?

- Для меня это противоречие, ведь декларируется, что мы живем в свободной стране, где можно высказывать разные мнения, в том числе и к происходящим событиям. Поэтому попытки сор­тировать артистов по их политическим высказываниям противоречат нашей Конституции. Мы, получается, против свободного выражения мнения. Одно дело - призывы к терроризму, другое - отношение к тем или иным событиям. Но мы идем за Западом по пути лицемерия, и довольно успешно. Мы уже и внутри страны, внутри семей готовы ругаться из-за разницы взглядов. Это очень печально и прискорбно.

Я очень хочу, чтобы у нашей страны появилась общая прекрас­ная идея, которая всех нас сплотила бы, чтобы это была светлая, гуманная идея. Я вижу ее в единстве народа независимо от национальности, чтобы никто не мог нас разбить, разделить по социальным, политическим, по любым признакам.

Сейчас нашему объединению мешает капитализм - система, при которой в приоритете индивидуализм и конкуренция за блага. Установка на то, что каждый должен думать только о себе, любить себя, что мы сейчас и наблюдаем, особенно среди молодежи. Мы дожили до такого абсурда, что уже и школа у нас является не центром, где педагоги воспитывают будущее поколение, а неким местом по предоставлению образовательных услуг.

Я во многих нынешних бедах готов винить капитализм, потому что это вседозволенность богатых и сильных по отношению ко всем остальным, кого можно считать быдлом. То, что мы сейчас видим в полной мере.

- Вы подружились с соцсетями?

- Приходится этим заниматься, но меня виртуальное общение тяготит, поскольку отнимает много драгоценного времени. Зайдешь на страницу - и несколько часов улетает.

- Пока поругаетесь со всеми противниками?

- Нет, я не отвечаю тем, кто нас ругает, это глупо. В интернете всегда найдутся люди, готовые поругать, там хватает и проплаченных троллей, тех, кто специально ворошит информационное поле. Зачастую те, кто орет и разбрасывает дерьмо в соцсетях, получают за это деньги. Оппонентов я просто отсылаю к нашим песням - там есть ответы на все вопросы.

Но много и хороших обращений, а я не умею отвечать дежурно, односложно. Вот и уходит время, хотя понимаю, что это все равно некий виртуальный мир. А самое важное, реальное - это творчество, для которого так необходимо свободное время. Его все меньше - мир закручивается. Но я пытаюсь сопротивляться этой ежедневной гонке, отбиваться от ненужных дел и оставлять силы и время на что-то главное.

- И что для вас главное?

- Работать над новыми песнями. Успеть сказать что-то важное. Все остальное второстепенно.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, Алматы

Поделиться
Класснуть