1282

Чья звезда ярче?

В отечественном мюзикле “Дос-Мукасан” Айганым САГЫМБАЕВА сыграла солистку Курманай ОМАРОВУ и теперь с волнением ждёт 29 сентября, когда фильм выйдет на большие экраны. Очень жалеет, что до сих пор не успела побывать на могиле певицы…

Чья звезда ярче?

Фильм, скорее всего, обречен на успех: много любимых песен, душевная история, красивые актеры, узнаваемые локации. Все родное, и все отзывается в серд­це. По большому счету от Айганым требовалось точно скопировать Курманай Омарову. Теперь актриса даже переживает, что выйдет кино на экраны, а зрители скажут: мол, ничего особенного в кадре девушка не делает, каждый мог так же. Действительно, трудно ли сыграть человека, на которого ты внешне очень похож, да еще и чувствуешь с ним внутреннее родство прямо до мистики? С этим вопросом мы и обратились к девушке.

- Да, изначально обратили внимание на мое внешнее сходство с героиней, - улыбается Айганым. - И для кастинга меня попросили почитать ее биографию, выучить и в точности скопировать одну из популярных песен. Биографию прочитала с большим интересом, а вот когда стала слушать песни, то поразилась: я же их все и так знаю наизусть! Это то, что мама в детстве пела мне, я сама детям перед сном пою. И еще я поняла, что очень хорошо чувствую ее, понимаю. А когда узнала, что Курманай ушла из жизни в том году, когда я родилась, сразу подумала: это же я должна играть! Без вариантов. И когда на кастинге спела ее песню, почему-то заплакала.

- И вас сразу выбрали?

- В кино не бывает так быстро. Я понимала, что понравилась, но через неделю меня попросили еще раз прийти, сделать фото­графии и пробы уже с партнером. Снова вижу, что все хорошо, и опять пауза, потом осторожный звонок, шутят про суюнши, что, скорее всего, меня взяли, но пока говорить об этом никому не надо, чтобы не сглазить…

Такие моменты неопределенности всегда волнуют, хочется побыстрее узнать результат, думаешь постоянно об этом. Наконец официально поздравили и… сказали, что нужно срочно набирать к съемкам вес - килограммов семь-десять. А я и так после родов не до конца пришла в форму, да еще и камера прибавляет. Поначалу расстроилась, подумала: “Это как же я буду на экране выглядеть?” Но ничего специально предпринимать не стала, просто немного расслабилась и ела с удовольствием. В декабре сняли первые сцены, а потом был перерыв почти на два месяца, когда мы все время репетировали, учили песни.

- В итоге роль далась легко?

- Вы знаете, скоро премьера, и я очень волнуюсь. Наверное, найдутся зрители, которые скажут, что я ничего особенного не делаю, актерский труд не всегда заметен. У меня была задача полностью скопировать певицу. Для этого я пересмотрела все ее видео, пыталась понять не только, например, как она ходила, но и ее характер, чтобы додумывать то, что нельзя найти на видео.

Это не самое легкое занятие - копировать человека, жившего в ту эпоху, когда тебя еще не было на свете. Я много расспрашивала про то время у мамы, папы, бабушки. Интересовалась, как они общались, как любили, как отдыхали, как признавались в любви, как пели. Так что для меня работа над ролью была большой и сложной.

- С мистикой не сталкивались? Не было ощущения, что вас поддерживают духи?

- У меня и правда было ощущение, что Курманай незримо была все время со мной, подсказывала, вела в нужном направлении. Я очень хотела перед началом съемок побывать у нее на могиле, но не успела этого сделать. До сих пор жалею, надеюсь, что удастся в ближайшее время.

- Обычно после съемок фильма, даже если он не вышел на экраны, актриса получает много новых предложений…

- Почти сразу после завершения работы над фильмом я поняла, что жду второго ребенка, так что вместо новой работы снова отправилась в декрет. Сейчас дочке четыре месяца, а я хочу как можно быстрее прийти в форму, чтобы активно работать в кино. Ведь до сих пор я не очень охотно откликалась на предложения, была занята детьми, работой в театре “АРТиШОК”, куда мы с мужем попали сразу после учебы в Ярославле. Я не очень-то и хотела сниматься, а после фильма “Дос-Мукасан” поняла, что скучаю по кино.

- Расскажите подробнее теат­ральную историю. Вы же из той легендарной команды, которая, отучившись, пришла не на академическую сцену, а в независимый театр и сразу сделала его двуязычным, сразу сыграла в легендарном спектакле “Уят”. Ваш муж тоже актер?

- Да, причем он сейчас даже популярнее, чем я! Это Куантай АБДИМАДИ. Мы с ним так долго вместе, уже десять лет, еще со времен учебы в цирковом колледже, и я даже не помню себя без него. Он звезда и в театре, и в кино, везде разный, везде очень талантливый. Я даже немного ему завидовала во время своих декретных отпусков, потому что у него каждый вечер то спектакль, то съемки, то приглашение на вечеринку. Мне тогда очень сложно было.

В Ярославль мы поехали поступать, практически не зная русского языка. Я удивляюсь, как мы умудрились хорошо сдать экзамены и оказаться по баллам одними из первых среди всех поступающих. Тогда мы много слышали, что в нашу Академию им. Жургенова поступить просто так с улицы почти невозможно: нужны или знакомые, или деньги, да и вообще хотелось поучиться в другой стране. Особенно мне, ведь у меня очень строгий папа.

Хотелось вырваться из-под его конт­роля, попробовать самостоятельной жизни. Тот день, когда мы с Куантаем поняли, что поступили, был самым счастливым в жизни. Но когда я вернулась довольная домой, папа категорически запретил уезжать на учебу. В знак протеста я две недели отказывалась от еды. В итоге он сжалился, отпустил меня.

- А папа не был против мужа-актера?

- Что вы, нет, наоборот, был рад, что мы хорошо понимаем друг друга. Это важно при нашей профессии. Например, ни я, ни Куантай не устраиваем сцен ревности друг другу, даже если в кадре или на сцене надо играть влюбленных, мы прекрасно понимаем, что это профессия. А бывает, что муж запрещают жене-актрисе строить карьеру после брака.

- Почему вы оказались в независимом театре?

- Нам еще в Ярославле преподаватели говорили, что в академическом театре работать будет неинтересно, да и не возьмут туда, потому что мы уже представляем другую школу. Но я почему-то всегда видела себя именно на большой, основательной сцене. Поэтому, вернувшись домой, зашла в два казахских театра, но ни в одном мне не по­нравился прием. Где-то не было честности и открытости, где-то сказали: мол, зачем сюда приехала, надо было оставаться там, где училась. Мне было так обидно, я-то думала, меня совсем иначе встретят, обрадуются, что вернулась работать в родном городе. Зато в “АРТиШОКе” нас очень хорошо приняли, мы оказались кстати, я сразу получила главную роль в новом спектакле.

- Как вы все успеваете? У вас двое маленьких детей...

- Вы знаете, мне очень повезло с мамой мужа. Дай бог ей здоровья и долгих лет жизни. Иногда девчонки собираются и рассказывают, как их обижают свекрови, а мне и поддержать разговор нечем, потому что могу только хорошее сказать про нее. Она мне все время говорит: “Тебе надо в театр, тебе надо в кино. Иди, пожалуйста, даже не волнуйся за детей, я присмотрю за ними”.

- Мужу, конечно, легче строить актерскую карьеру. Не завидуете, что в вашей паре сейчас он большая звезда?

- Нет, что вы. Кстати, во время учебы все было наоборот. Я, когда училась, еще и стала победительницей конкурса красоты “Мисс Ассамблея народа России”. У меня брали много интервью там, правда, здесь как-то не особо заметили мою корону. Тогда даже думала: “Вот она - слава!” На самом деле мужчинам легче в том плане, что они не боятся быть смешными, неуклюжими. Это от нас все время требуется быть безупречными - всегда в форме, с сияющей кожей.

Но хочу сказать, что у нас очень сильные, талант­ливые и красивые актеры. Как женщины, так и мужчины. Мы ничем не хуже голливудских коллег, просто не так раскручены. Да, до недавнего времени я сама считала, что у нас не снимают хорошее, стоящее кино, но в последние годы ситуация очень сильно изменилась. Я вижу работы коллег и понимаю, что казахстанское кино переживает удивительный момент. И рада, что участвую в этом.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее