4422

Марыся, явочный и старт - секретные пароли закулисья

Аплодисменты обычно достаются актерам и режиссеру. Нам это показалось несправедливым. На самом деле даже готовый спектакль начинается задолго до первого звонка. Зрителю просто невозможно представить, какая большая слаженная команда работает вне поля зрения публики…

Марыся, явочный и старт - секретные пароли закулисья

Мы пришли за полтора часа до начала спектакля “Фигаро”, чтобы узнать, с чего начинается театр. В это время подготовка в самом разгаре. На служебной проходной сидит кошка Марыся. Она здесь появляется, когда актеры приходят на спектакль. Еще в обед были установлены декорации для вечернего спектакля. На специальных полках и столиках за кулисами лежат предметы, которые понадобятся на сцене: букеты, веночки, веера и прочая мелочовка.

“Фигаро” - спектакль с танцами и песнями, поэтому за час до появления публики в театре хорео­граф и концертмейстер повторяют с артистами музыкальные эпизоды.

- Ребятам надо настроиться, размяться, разогреться, - говорит между указаниями хорео­граф Юлия БАШЕЕВА. - Если есть сценический бой, то мы и его по­в­торяем.

- Спектакль идет раз или два в месяц, естественно, что-то теряется за такой большой промежуток, - продолжает разговор концертмейстер Марина ВОРОНОВА. - К тому же актеры не профессиональные вокалисты.

В коридорах за кулисами тоже суета: актеры уже одетые, загримированные, и наступает время выпить кофе, пошутить, договориться о каких-то новых фишечках, которые сегодня попробуют на сцене.

- А знаете, как сыграть глупого человека? - хитро выглядывает из своей гримерной Игорь ЛИЧАДЕЕВ. - Надо поставить себе задачу сыграть очень умного. Сделать вот такое лицо - и сразу попадешь в точку!

Рядом в коридоре парочка говорит о своей мизансцене - хотят попробовать что-то новое. Кстати, постановку именно тогда можно считать мертвой, когда заканчиваются эти актерские придумки и новшества.

Перед спектаклем тишина стоит только на пятом, административном этаже. Именно здесь, по слухам, обитает местное театральное привидение. Зато в помещении гримеров тесно. Строгие дамы наводят красоту всем желающим.

- Хороший артист приходит часа за два до спектакля, а некоторые недисциплинированные - не будем показывать на них пальцем - прибегают в последний момент, - вздыхает гример Ирина БОБКОВА. - Для обычных спектак­лей ребята гримируются сами. Если надо поярче, нужны парики или сложные прически, то бегут к нам. А иногда просто приходят удовольствие получить, чтобы поколдовали над ними. Но старая гвардия любит делать все сама. У них же специальный предмет - учат, как все это делать. Правда, сейчас этому мастерству уделяют все меньше времени.

Сорок пять минут до начала спектакля. Актеры освобождают сцену, а на низком старте Маша ДЕНИСОВА со шваб­рой. Блестящее покрытие освежается перед началом.

- Маша, спасибо за службу театру! - девушку бодро провожает помощник режиссера Оксана НАЗАРЧУК, главнокомандующий сегодняшним вечером.

За кулисами сейчас тихо и пусто, разве что кто-то из монтировщиков может заглянуть сюда. Монтировщики - это настоящие духи театра и… незаменимые участники массовки. Да-да, если на гастролях заболел актер третье­го плана, то его заменит один из этих ребят. Их же используют режиссеры для эпизодических ролей в массовке.

- Например, в “Джуте”, - смеется Маша, - мы даже шутим, что как только ребята ходят гладко выбритыми, значит, играли в этом спектакле красноармейцев, отбирающих продовольствие. А как отпустили бороды - давно не шел “Джут”. Вы сейчас сходите “на старт”, именно там начинается спектакль!

“На старт” - это несколько комнаток под самым потолком над зрительным залом. Подниматься туда надо по крутой узкой лесенке, чтобы увидеть, откуда берутся громы и молнии, звук и свет. Здесь царство современных технологий и… вышивки. Все звуковые и световые партитуры записаны заранее, сверены во время репетиций и запускаются специальными программами. Остается только следить, чтобы все шло по плану. Поэтому для звукорежиссера Лены ЖУМАНОВОЙ спектакль - это еще и время, когда можно заняться хобби - вышивкой. Пяльцы с начатой работой лежат рядом на столе.

- Актерам не завидуете?

- Нет, я хотела поступить в театр художником, но вакансии на тот момент не было. Предложили обу­читься работать со светом, и мне понравилось. Может, была мечта стать актрисой, но сейчас такого желания нет, я ведь и так участвую в спектакле.

Снова идем за кулисы. Через пять минут дадут первый звонок. Именно сейчас помощник режиссера, бог и душа закулисья, несется к доске с расписанием. Там лежит заявочный лист. Это список занятых в спектакле актеров, которые, приходя на работу, должны расписываться.

- За полчаса до начала я должна убедиться, что все на месте, проверить подписи. Так, Банченко, Токарев, Кельблер, ага, вот этого товарища я видела, а роспись он оставить забыл, дам втык. Только после такой проверки я дам первый звонок. Но сначала, за минуту до него, сообщу актерам по внутренней связи, что все готово. Тишина!

- “Добрый вечер, дамы и гос­пода, это был первый звонок”, - говорит в микрофон помощник режиссера. - Все, отбой. Второй или третий иногда в шутку даем разными голосами, например с прибалтийским акцентом: мол, надо поторопиться, уже начинается. Сейчас надо связаться со стартом.

“На старт”, кто у нас сегодня? Дядя Митя? Ах, Елена Павловна! Даем первый звонок.

Вообще, многие помрежи - это люди, мечтавшие об актерской карьере. Но они уверяют, что им повезло даже больше, чем актерам. Те играют свою роль только время от времени - и не всегда главную. А помощник режиссера - царь сцены. А еще помреж - это человек, который нервничает за всех и больше всех виноват в любом косяке. Это как в кино: если получилось хорошо, значит, актеры талантливые, а если плохо - режиссер подвел.

Отдельный предмет гордости - это пульт с множеством важных кнопок. Та гасит дежурный свет за кулисами, эта включает монитор, который показывает, что происходит на сцене. Самая большая открывает занавес.

Есть в закулисье еще одно сакральное место - боковой выход на сцену, закрытый бархатной драпировкой. Если вы уже сидите на своем месте, ждете начала и видите, как слегка колышется ткань, это означает, что кто-то из актеров смотрит на публику. Место так и называют - подглядывательная.

- Геннадий БАЛАЕВ любит посмотреть в зал перед началом, - рассказывают за кулисами по секрету. - Обычно спрашивает: “Много народу?” Мы отвечаем, что полный зал, потому что он же сегодня играет. “Что-то пустых мест много…” - вздыхает актер, посетив подглядывательную. Тогда шутим, что вся публика еще в буфете. Вообще, главное за кулисами - не сбить настроение актерам.

Наконец приближается самый ответственный момент. Снова звучит внутренняя связь. На этот раз помреж обращается в самую высокую инстанцию, шуточки закончились. Все строго и лаконично:

- На старт. Свет. Звук. С богом! Начали!

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, фото Олега СПИВАКА, Алматы

Поделиться
Класснуть