2394

Официально это выставка, которую ждали давно, и интерес к ней подогревали тщательно. Но то, что произошло 7 октября, наверное, стоит называть иначе.

Покажите ArteFuckТы
Наталья КОСИЦИНА.

Создавали работы долго и сложно: моделей одевала художница Асель КЕНЖЕТАЕВА, эдакий enfant terrible (“ужас­ный ребенок”) алматинской богемной тусовки. Она специально для этой серии фотосессий сшила одежду, сочетающую джинсу с восточными красками и тканями, обвешивала моделей авторскими украшениями Нурдоса АЛИАСКАРОВА, оборачивала в странные ткани.

 Долго разговаривали в студии, подбирая позу, выражающую суть модели. Затем фотограф Наталья КОСИЦИНА делала фото. Изображение печатали на холсте и поверх него наносили надписи, причем не всегда приличного содержания. Говорят, за кулисами проекта было выпито много алкоголя, пролито немало слез, были и откровения, и мистика. Например, режиссер Разия ХАСАНОВА сказала, что во сне видела, как ее одевают в восточные костюмы, поэтому и участвовать согласилась не раздумывая.

Но важнее, наверное, не то, как это правильно назвать. А то, что в итоге получилось, - хулиганские, откровенные по сути, дикарские по духу образы. Поэтому и название такое емкое - ArteFuckТы.

Жанат Биртанова, психолог.

На костюмы шли куски тканей, тесьма, антикварная вышивка, имитация техники курак корпе, характерная для всех кочевых народов. Как говорит Асель Кенжетаева, ее одежда делается из юрты - она создает впечатление хаотичности, пестроты и использования материалов, что нашлись под рукой.

Это, пожалуй, единственный внятный комментарий автора. Как приходили герои-модели? Да как-то сами… Что хотели авторы этим сказать? Ну что хотели, то и сказали. И т. д. Чуть более откровенна фотограф проекта Наталья. Она же честно признается, что процесс напоминал сцены, происходящие в сумасшедшем доме.

- Все началось с того, что мы пытались делать красоту, - рассказывает Наталья, - но в процессе подобной работы и разговоров выходили какие-то спрятанные, глубинные эмоции. Например, за время существования проекта буквально перевернулась моя собственная жизнь: сейчас я сужусь с бывшим мужем - он похищал нашего общего ребенка. Я это рассказываю просто как пример. У нас очень много женщин, которые за улыбкой и внешним лоском скрывают внутреннюю драму, факты абьюза. Да и не женщин тоже… Я поняла это на себе: живешь обычной жизнью, улыбаешься, делаешь вид, что все хорошо, а потом однажды все всплывает. Думаю, что в какой-то степени работа в студии была арт-терапией для наших героев. Мы словно вскрывали застарелые раны, создавая такие дерз­кие образы. 

Динара Касымкызы, адвокат.

Кто-то подвергался насилию, кто-то - осуждению за нетрадиционную ориентацию. Каждая из наших моделей в итоге оказалась со своим внутренним протестом. Из-за этой внутренней боли и получились такие глубокие образы. Ну и, естественно, этой серией мы хотим показать смешение культур. То, что у нас здесь все очень пестро, и мы сами не можем себя порой идентифицировать, но ощущаем влияние Востока. Кстати, некоторые из моделей уже живут в других странах, но скучают по Казахстану и очень хотели попасть в проект, чтобы закрепить это ощущение связи с Востоком. Теперь мы по­думываем о том, чтобы сделать уже выездное продолжение с нашими соотечественниками в Грузии и Израиле.

В итоге получилось 15 порт­ретов публичных персон, каждый из которых тем или иным образом участвовал в ломке границ, позолоченных официальных рам: режиссер, модель, актер, правозащитница, журналист… Пестрая палитра характеров, представляющая собой современный неофициальный Казах­стан. Для кого-то важна эстетическая составляющая проекта, для кого-то - социальная.

- Западному зрителю все это может показаться экзотикой с прямо-таки восточным ароматом, - рассуждает ювелир Нурдос Алиаскаров. - Но для нас это нормально, мы привыкли к такому смешению стилей и красок. Мы и себя, и мир воспринимаем именно так.

Всеволод Демидов, художник.

- Думаю, что в модели я попала по возрасту, - смеется искусствовед Валерия ИБРАЕВА. - Как вы заметили, здесь все люди с опытом и в основном представители творческих профессий. Интересно было побывать в художественном процессе изнутри, я же всегда его вижу с другой стороны, а тут получился такой интерес­ный эксперимент. Современное искусство вообще к человеку прохладно относится, не любит его. Эдакое нечеловеческое искусство. А Асель работает только с людьми и в живописи, и как художник по костюмам. Ей интерес­но выловить характер модели. И в любом случае это удалось.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть