1274

Заячьи нежности

Эпатажная художница Катя КАН оставила алматинцам в подарок свою соло-выставку.

Заячьи нежности

У Кати в жизни новый виток - это видно по ее прическе. Черный ежик, шляпка в виде чашечки чая и гипертрофированный макияж. А ведь много лет подряд молодая художница не расставалась со своей творческой спецовкой - костюмом зайчика. Теперь зайчик скачет исключительно с картины на картину экспозиции. А Катя летит в Лондон вдохновляться и творить.

Эта выставка “Поле мечтаний” не классический вернисаж, а скорее, арт-тусовка. Диджей у бара, лазерная проекция на картины и алые стяги из органзы как места для поцелуев у эротической серии работ. Здесь и сама художница - интересный экспонат. Наблюдает за гостями и в любой момент готова оставить светские беседы, чтобы провести вновь пришедшему экскурсию и обсудить, что же такого увидел зритель на ее картинах.

На входе монументальное полотно. Около трех метров шелка расписано ручками - шариковой и микроновой - с такой скрупулезностью и изяществом, что невольно останавливаешься и присматриваешься. Трогательные милые зверушки на фоне лабиринта индустриальных труб. Работа посвящена воспоминаниям из детства. Эту картину Катя, оставшаяся в Казахстане с начала пандемии, начала в январе этого года в Алматы и пока еще не окончила. Она из ее нового этапа черно-белых полотен.

- Все же я не классический художник, - признается Катя Кан. - Мои работы концептуальны. Я экспериментирую. Попробовала писать и маслом, и акрилом. Сейчас больше склоняюсь к черно-белому рисунку и пишу ручкой.

Зайчик - давний и излюбленный герой картин Кати. Своеобразный символ ее постсоветского детства. Трогательный, знакомый. В экспозиции несколько автопортретов в ушастом образе и совсем свежие работы. Целая серия картин была написана в карантин и после экстравагантной выставки “Ванные истории”, в которой Катя принимала участие вместе с двумя молодыми художниками Аружан ЖУМАБЕК и Дарией НУРТАЗИНОЙ. Многие полотна родились за границей - в Америке, Исландии, Великобритании.

Первую картину из представленных на вернисаже художник написала в 2017 году. Но несмотря на сравнительно небольшой срок создания данной экспозиции, она поражает многообразием жанров и стилей работы. Эротичную тонкую графику, радующую глаз изысканностью и анатомической точностью пропорций персонажей, сменяет масляное буйство, которое льется из нарисованных же советских телевизоров. Здесь расцвели воспоминания из детства героини. Катя родилась в Алматы. Ее отец выходец из Северной Кореи, мать русская. После развода родителей Катя долгое время жила с матерью в США и Великобритании. До того как начать зарабатывать на жизнь творчеством, поработала и переводчицей, и официанткой.

Следующий шаг на выставке - серия автопортретов, созданная в Лондоне. Здесь зрителя сшибают с ног сочные мазки красок и смелость образов. Чуть поодаль - распятая древнеегипетская богиня с заячьей головой на фоне северного сияния исландского Рейкьявика. Эта серия пропитана духом феминизма и раскрепощенности. И уж совсем особняком выделяется коллаж, посвященный Казахстану. На нем нефтяная графа, ограненная скифскими орнаментами - каждую деталь Катя вырезала и пришивала вручную. Это нефтяное “пятно” в живописной серии появилось не случайно - за границей она привыкла к тому, чем известен миру Казахстан.

Автор признается: за эклектику ее нередко критикуют. Но теперь девушка решила причислить это к числу своих достоинств. Выставка обещает быть рекордно долгой. Алматинский зритель сможет увидеть работы Кати в течение года. Так художница решила поступить, чтобы не нервничать, куда пристроить свои полотна, пока ее не будет в Алматы.

Юлия ЗЕНГ, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть