738

Он не злодей, так получилось...

В Государственном кукольном театре Алматы жутковатая обстановочка: черный подиум сцены, зрители вплотную к актерам, у которых руки в крови, куча булыжников. А когда мы пришли на генеральный прогон, у входа в зрительный зал была еще и красная лужа - правда, оказалось, это актеры нечаянно разлили колер, которым обмазывают руки.

Он не злодей, так получилось...

Режиссер Дина ЖУМАБАЕВА уже ставила в кукольном театре “Ромео и Джульетту” и “Материнское поле”. Теперь взялась за “Макбета”, не испугавшись всех мрачных поверий о том, что эта пьеса приносит участникам несчастья. Настроение у Дины вполне кровожадное: ей и куклы нравятся тем, что в отличие от обычных актеров они принимают смерть без штампов, не переигрывают в таком сложном деле.

То, что происходит на сцене, потрясает. Кажется, что марионетки подвешены к оголенным нервам зрителей, куклы сделаны в виде жутковатых клеток, и по замыслу режиссера они лишь плод воображения больного духа главных героев. Поэтому на сцене на равных соседствуют люди и куклы. Спектакль идет на казахском языке.

- Да, это был очень смелый поступок театра, когда мы начали делать спектакли, рассчитанные на взрослую аудиторию, - признается Дина. - У нас уже появился свой зритель, люди привыкают. Для театра это, конечно, выход из зоны комфорта, но именно там происходит рост. Да, пришлось подождать некоторое время, пока люди поняли, что это нормально, что кукольный спектакль не всегда просто сказочки. Мне очень нравится Шекспир своей жесткостью, тем, что он не дает героям выбора, как тот же Чехов. Здесь все конкретно, и никаких хеппи-эндов.

По замыслу Дины это не трагедия, а абсурд, плод больного вооб­ражения, ведь сама любовь центральных персонажей больная и разрушительная.

- Я вообще убрала на задний план линию войны между Англией и Шотландией. В центре трагедия человеческая - у Макбета нет наследника, нет будущего, он может потерять трон. Вот через это преломляется весь сюжет.

- Что добавляет Шекспиру звучание на казахском языке?

- Это перевод Мухтара Ауэзова, очень литературный и смягченный язык. Шекспир на русский язык переводился во множестве вариантов, есть из чего выбрать. У нас только Ауэзов. Но все равно специфические звуки казахской речи добавляют жесткости.

- Театральный мир уверяет, что “Макбет” - самая зловещая пьеса, во время ее постановки обязательно происходят неприятности. Было?

- Мы старались эти мысли гнать от себя. Но на самом деле было сложно. Были травмы, и в ДТП попадал в период репетиций участник, да и сама атмосфера была очень напряженная - материал словно сопротивлялся, разъезжался, все очень тяжело давалось.

Спектакль синтетический - в нем много пластики, вся страсть передана через движения, похожие порой на замедленный танец. Музыку к действию написал алматинский композитор Георгий ЮН. Он соединил аккордеон с шан-кобызом, чтобы получилось совсем уж шаманское звучание саундтрека.

- Я Макбета вовсе не считаю злодеем или чудовищем, - раскрывается напоследок Дина. - Он просто попал в предлагаемые обстоятельства. Мы друг про друга вообще мало что знаем, и каждый из нас при определенных обстоятельствах может стать убийцей…

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть