2585

Корону республиканского конкурса “Қазақ аруы”, который прошел недавно в Алматы, выиграла 20-летняя Наркыз АЙДАРОВА, обойдя почти три тысячи претенденток на предварительном кастинге и 19 участниц в финале. Что казахская красавица считает самым важным для девушки?

Девушка с характером

- Чтобы получить звание “Қазақ аруы”, надо обладать не только красивой внешностью, - утверждает Наркыз. - Мне пришлось долго готовиться к интеллектуальной части конкурса. Я рассказывала о величии Казахского ханства, о его лучших ханах - Керее и Жанибеке, а также о моей любимой казахской традиции салем салу. Думаю, каждая казахская девушка, выйдя замуж и став келинкой, должна показывать воспитанность и с удовольствием делать салем своей свекрови и родственникам мужа. Еще я пела народные песни “Балапан каз” и “Кусни Корлан”, а также демонстрировала актерское мастерство - играла возлюбленную молодого Абая Тогжан в сценке из произведения “Путь Абая”. Ну и еще все говорят, что я чересчур скромная, но при этом имею характер, благодаря которому добиваюсь поставленных целей. Именно такие настоящие казахские девушки!

- Вокруг этого вопроса в последнее время как раз много споров. Казахская девушка, по-вашему, должна во всем уступать мужчине или все-таки быть воинственной, как Томирис?

- Раньше, когда женщины были воинственными и не боялись открыто высказывать свое мнение, их уважали больше. Сейчас же казахские девушки не могут иметь свое мнение. Это принимают за отсутствие воспитания. Поэтому я считаю, что казахская девушка должна быть в душе воинственной, а в жизни - скромной. У нас, казахов, такой менталитет, что женщина на одну ступеньку ниже мужчины и должна ему подчиняться. Но я считаю, что во всем должна быть мера. Например, у нас заведено: если женщина соглашается с желанием мужчины взять вторую или третью жену, то он потом вообще перестает обращать на нее внимание и совсем не уважает. Вот в такой ситуации каждая женщина должна быть воинственной и не бояться высказывать свое мнение. Я на это никогда не согласилась бы, не стала бы унижаться до такой степени.

- А как вам заявления одного отечественного ученого о том, что девушкам вообще не надо учиться, что их удел лишь семья?

- Если бы мы жили в XV-XVI веках, то это было бы нормально. Но в XXI веке никто из девушек не согласится с таким мнением. Все-таки сейчас образование - это самое главное. Надо научиться себя обеспечивать, ведь никто не знает, что ждет девушку впереди и в какую семью она попадет. Я, например, после основной учебы в Академии искусств имени Жургенова хочу поступить в магистратуру, чтобы совершенствоваться в своей специальности “актриса музыкального театра”. Правда, когда я только собиралась поступать в теат­ральный, папа был против. Он тоже говорил, что по нашему менталитету на первое место я должна ставить замужество, семью. К тому же актерскую профессию он считал нескромной и очень странной для женщины: надо тесно общаться с актерами-мужчинами, быть на съемках до ночи и уезжать из дома на гастроли. Но я его уговорила. Сказала, что не позволю ничего, что могло бы опозорить меня и нашу семью.

- А как родители восприняли участие в конкурсе красоты? Ведь это совсем нескромно.

- Когда мы с мамой увидели в Инстаграме информацию о кастинге и попросили у папы разрешения поучаствовать, он был против. Но потом все-таки согласился и сказал: “Без короны домой не возвращайся!” Дальше всячески поддерживал меня: ждал допоздна с репетиций, всегда что-то советовал, вдохновлял. На конкурсе во Дворце Республики в Алматы у меня была большая группа поддержки: родители, бабушки, дедушки, многочисленные родственники, старшая сестра с мужем, друзья и сокурсники. Но именно папа больше всех плакал от радости, когда назвали мое имя и на голову надели корону.

Конечно, если бы это был конкурс “Мисс Казахстан”, то в нем я не участвовала бы. Он не подходит нашему менталитету. Там нет интеллектуальных вопросов, а важна только внешность: нужно лишь красиво дефилировать и даже ходить в купальниках.

- Но для участия в конкурсе “Қазақ аруы” тоже требуется определенный стандарт внешности...

- Первое, что сделали на кастинге, - нас взвесили (смеется). Сказали, что вес не должен быть больше 53 килограммов, а рост не ниже 170 сантиметров. Но тогда мой вес при росте в 170 сантиметров был 61 килограмм! Все потому, что я готовилась к съемкам в историческом фильме “Кейки мерген”, который будет в прокате по всему СНГ. Меня утвердили на роль Акжан, жены Кейки батыра, с условием, что я поправлюсь до 65 кило­граммов. И я была в процессе набора веса. Но в итоге от роли отказалась, выбрала “Қазақ аруы”, и от кастинга до самого конкурса у меня было полтора месяца, чтобы похудеть. Села на жесткую диету, записалась в тренажерный зал и сбросила восемь лишних кило!

- Зачем вообще нужен был конкурс красоты, если вы уже снимались в фильме Акана САТАЕВА, отметились в сериалах практически всех отечественных телеканалов?

- Просто хотела проверить свои силы и доказать, что способна проявить себя и в шоу-бизнесе.

- А кто ваши родители?

- Мама после замужества занималась только домом и воспитывала нас, пятерых детей. А папа - госслужащий, сотрудник филиала “Правительства для граждан” по Алматы.

Родилась я в Алматы, а школу окончила в поселке Акши Алматинской области. Там живут родители моего папы. Со второго класса я стала участницей группы “Юность”: танцевала, пела и уже мечтала о сцене. А потом окончила школу с золотой медалью, и родители видели меня юристом или учителем. Кстати, когда я пришла поступать в Академию искусств со своими максимальными 140 баллами по ЕНТ, там тоже все были удивлены: “В артистки идут девушки со знаниями послабее!” Но это была большая мечта простой девочки из маленького поселка.

- Почему в разных случаях вы представляетесь разными именами?

- Это очень странная и чудесная история. Когда я родилась, папа дал мне имя Арайлым. Где-то в годик у меня на лице неожиданно появилась большая родинка, которая стала увеличиваться с каждым днем и даже перекинулась со щеки на голову. В нашем поселке всех лечила бабушка-знахарка, которая и сказала родителям, чтобы они срочно поменяли дочери имя. Моя родинка, по ее словам, имеет магическое название “нар”, и в народе ходит легенда о девушке с такой же родинкой, которую спасла смена имени. При этом имя должно включать в себя название родинки. Поэтому родители быстро поменяли мне имя на Наргиз. А когда я засобиралась на кастинг “Қазақ аруы”, в институте стали возмущаться: “Не может казахская красавица носить имя Наргиз. Нет такого имени у казахов!” Но есть имя Наркыз. Под ним я и выступала.

Но дома меня по-прежнему называют Нар­гиз, и, как видите, той огромной родинки у меня теперь нет. Многие даже не верят, что она была, и просят показать детские фотографии. Родители вспоминают, что недели через две после смены имени родинка стала уменьшаться и почти исчезла. Но что странно: когда меня называют Арайлым - тем именем, которое было с рождения, эта крошечная родинка начинает увеличиваться. Не верите? Мои близкие могут подтвердить!

- Сейчас многие интересуются, свободно ли сердце казахской красавицы.

- Смотря с какой целью интересуются! (Улыбается.) Через два дня после конкурса мне позвонил один парень, представился юристом из какой-то компании и признался, что влюбился в меня на конкурсе с первого взгляда. Предложил встретиться, но я отказалась. Потом он много писал и вдруг серьезно стал угрожать, что украдет меня. Все это было так правдоподобно и страшно! Я очень испугалась, боялась ходить по улице, со мной даже случилась истерика. Но потом все-таки удалось нормально с ним переговорить и наконец все решить.

В общем, пока я не встретила свою любовь, но, конечно, мечтаю о настоящих отношениях. И родители всегда говорили мне, что, несмотря ни на какие традиции, своего мужа я выберу сама. Они понимают, как это важно, ведь в свое время родственники моей мамы были против того, чтобы она выходила замуж за папу, и даже не пришли на свадьбу. Мама была единственной любимой дочерью в семье, ей было всего 18 лет, и они думали, что в таком возрасте рано выходить замуж и сложно выбрать хорошего мужа.

А папины родители мечтали о снохе-казашке, им не нравилось, что он полюбил татарку. Но как только она стала келинкой в казахской семье, то стала чисто разговаривать на казахском языке, научилась готовить казахские блюда и прекрасно выучила все традиции. Теперь родственники с папиной стороны ее очень любят и уважают, особенно когда она зовет их в гости и дает салем. Вот и сейчас на праздник Наурыз в родном папином поселке соберутся все родственники, а это человек тридцать, и мама будет готовить свой фирменный наурыз коже и бешбармак. А я, конечно, буду помогать!

Оксана ВАСИЛЕНКО, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть