1051

Подсела на иглу

В одном из залов Кастеевки открылась выставка вышитых картин. Мало кто знает, что одна из работ исполняет желания...

Подсела на иглу

Редко на вернисаже такая толпа осаждает автора. Обычно все чинно и спокойно, но к Гульмире САДЫКОВОЙ целый час после открытия невозможно было подступиться. У нее брали автографы, с ней делали селфи, благодарили и восхищались, фотографировались с автором на фоне картин.

На дебютной выставке есть и серьезные философские работы, и подарки внукам. Все, что в течение почти двадцати лет вышивала Гульмира. На большие картины у нее уходит до одного года, и, по собственному признанию автора, если она в течение дня не сделает хотя бы один стежок, то начинает физически болеть.

- Все началось перед Новым 2000 годом, - рассказывает Гульмира. - У нас с мужем, несмотря на сорок лет брака, очень яркие отношения, мы всегда стараемся друг друга удивлять и ценим подарки, сделанные собственными руками. Поэтому я заранее решила по готовой основе вышить лошадь, покровителя года. Но в итоге переделала купленный в магазине образец на свой вкус и поняла, что вышивка - мое любимое творчество.

Поначалу муж не слишком восторгался новым хобби Гульмиры, считал, что гораздо больше смысла в вязаных носках или в каком-то другом полезном рукоделии. Гульмира, послушав мужа, откладывала вышивку, покупала шерсть - вязала носки, раздавала детям и внукам и… снова бралась за иглу. Постепенно, когда домашние увидели, какие чудесные вещи получаются, к хобби стали относиться уважительно и гордиться рукодельницей. Особенно, когда в гости приехал родственник - профессиональный художник - и удивился вышитым картинам.

- Он спрашивал меня, как я стираю, если что-то не понравится. Ведь художнику не обойтись без этого. Но у меня была только одна работа, которую я несколько раз распарывала. Мне не удавались глаза, пока внучка не подсказала мне, что не надо придумывать какое-то специальное выражение для них, важнее настроение. Все остальные картины я представляю целиком, наношу эскиз на ткань, а затем не на пяльцах, а прямо в руках вышиваю.

Одна из самых крупных работ - это иллюстрация к роману Толстого “Война и мир” - на квадратном метре шелка вышиты 150 персонажей. Есть и целое родословное древо, где каждая ветвь, каждый плод или цветок символизируют кого-то из членов семьи. А между этими двумя серьезными картинами целая серия смешных детских работ. Это подарки внукам. Причем вышивает Гульмира на основе рисунков любимой детской одежды, которая благодаря вышивке получает вторую жизнь.

- Вы впервые показываете свои работы. Не было страшно?

- Было. Я пять лет готовилась к этой выставке. Написала заявку в Министерство культуры, потом ко мне приехала комиссия, чтобы посмотреть мои работы, увидеть, достойны ли они выставки в зале такого серьезного музея. И я не ожидала, что здесь будет так много людей. Конечно, пришли мои друзья и родственники, но очень много и незнакомых мне лиц или тех, кого я знаю только по соцсетям. Очень приятно, что все эти люди пришли специально, чтобы увидеть мои картины и познакомиться со мной.

- А чем вы еще удивляете мужа, как умудряетесь сохранить такое живое восприятие жизни?

- Как-то мы с ним без детей и без внуков поехали отдыхать. Я удивила его тем, что в отеле наравне с молодыми приняла участие в конкурсе танца и победила! Он у меня военный и всегда говорит, что, как разведчик, всегда пытается просчитать меня, мои действия хотя бы на несколько шагов вперед. Но ему это никогда не удается. Может быть, потому, что я сама не знаю, что буду делать - не люблю строить планы, за исключением творческих. И с детства жила настоящим моментом. Меня даже мама ругала, что я не оставляю еду на следующий день. А я ей отвечала, что завтра могу не проснуться, так зачем сейчас себе отказывать…

Есть на этой выставке и две особенные работы. Одна из них традиционная татарская занавеска, которая передается от мамы к дочке в семье Гульмиры. Вторая - роскошная шаль, сплошь покрытая вышивкой. Это подарок от свекрови.

- Я вышла замуж в девятнадцать лет, и шаль подарила мне мама мужа. Она в 63 года скоропостижно ушла из жизни. К тому моменту шаль прослужила сорок лет и была очень ветхая, истертая, но я не могла с ней расстаться. Чтобы сохранить подарок свекрови и память о ней, я просто покрыла шаль сплошным узором из вышивки и таким образом дала ей вторую жизнь.

Самая волшебная, хотя может и не такая приметная работа - “Аленький цветочек”. Гульмира утверждает (и сотрудники музея подтвердили), что эта картина исполняет желания. Для этого надо накрыть цветок ладошкой правой руки и произнести свою самую заветную мечту.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть