3919

За обедом съедал по шесть кусков хлеба

Балетный премьер “Астана Опера” Бахтияр АДАМЖАН, который входит сейчас в пятерку лучших танцоров мира, в эксклюзивном интервью нашей газете рассказал правду об артистах балета

За обедом съедал  по шесть кусков хлеба

- Казахстанские зрители пишут, что хотят видеть вас чаще в родном театре “Астана Опера”. Каково сейчас соотношение ваших выступлений за рубежом и на родине?

- Пять к одному.

- Это связано с желанием заработать?

- Да, это одна из основных причин, так как мне нужно обеспечивать семью. У меня двое сыновей, супруга находится в декрете, а прожить на одну зарплату трудно. Раньше, когда я был не известен и нигде, кроме Казахстана, не выступал, нам приходилось даже сдавать золотые украшения жены в ломбард, чтобы купить продукты. Это меня очень напрягало, просто выбивало из колеи, и в какой-то момент я понял, что надо развиваться, ездить на международные конкурсы, знакомиться с людьми по миру. За последний год я принял участие в пяти международных конкурсах в Турции, Корее, Казахстане, Америке и России, где выиграл два золота и три Гран-при. После этого и посыпались приглашения от разных театров мира - начиная с Бостонского балета до Берлинской оперы. Но все-таки пока я ценю и довольствуюсь той свободой, что мне предоставляет мой родной и любимый театр “Астана Опера”, куда я пришел простым артистом балета и где дорос до премьера.

- Сколько получает премьер “Астана Опера” Бахтияр Адамжан?

- Оклад артиста балета 280 тысяч и ставка заслуженного деятеля 3 тысячи тенге… Ой, кажется, я, не подумав, ляпнул - выдал вам конфиденциальную информацию.

- Ну а что здесь такого? Ведь даже министр культуры не скрывает, что в Казахстане вы работаете ради патриотизма, а зарабатывать можете и за рубежом…

- Вопрос зарплаты артистов балета и пенсия давно у нас обсуждаются. Хочется жить по-человечески, и это не значит, что мы должны шиковать - два раза в год отдыхать за рубежом, покупать автомобили, квартиры…

- Неужели у вас нет всего этого?

- Пока нет. За автомобиль еще плачу кредит, квартиры своей тоже нет - живу в служебной, которую, к счастью, предоставил театр. Ну и об отдыхе на нашу зарплату не может идти речи. Что же касается работы за рубежом, то там тоже все по-разному, зависит от организаторов - с кем-то я торгуюсь по поводу выступлений, а есть те, с кем я просто делаю творчество.

- Если говорить о творчестве, выступления на каких мировых сценах и площадках были самыми запоминающимися?

- Наверное, в Римской опере, в Неаполе, в знаменитом театре “Сан-Карло”… Но вообще-то я не хочу хвастать и бравировать тем, как и где выступал. Считаю, это глупо и некрасиво. Хотя у нас сейчас принято, конечно, манипулировать вниманием людей в этом плане. К примеру, в Кремле я уже выступал три раза и 1 декабря снова буду там танцевать. Но я не преподношу это как что-то сверхъестественное, и обо мне не говорят так пафосно, как о Димаше КУДАЙБЕРГЕНЕ, который провел там свой концерт. Вот, мол, первый казах, который выступает в Кремлевском дворце! Но я это уже три раза до него проходил и считаю, что у нас очень много талантливых людей, которые могут легко прославлять страну за рубежом.

- Неужели не хотите похвастаться победой в Международном конкурсе артистов балета и хореографов в Москве в 2017 году? Ведь он считается балетной Олимпиадой.

- Да, это конкурс номер один в нашем виде искусства, его проводят, как и Олимпиаду, раз в четыре года. Третий тур проходил на исторической сцене Большого театра, и я действительно единственный артист балета из Казахстана, который получил там золотую медаль. Она считается самой престижной в мире балета.

- За каждой серьезной карьерой в балете стоит какая-то яркая история из жизни, порой даже трагическая. У вас есть такая история?

- Я простой мальчишка из Сарыозека. Мама - учитель математики, а папа - подполковник ЧС, пожарный. Родители случайно увидели по телевизору рекламу про то, что в Алматинское хореографическое училище имени Селезнева идет набор детей. И поскольку они очень хотели, чтобы я учился, развивался и получил профессию в городе, то предложили мне этот вариант, а я просто согласился. Не мог отказать. Мне было 10 лет, когда мама отвезла меня в Алматы. Сдал экзамен, и с тех пор я в балете, хотя в детстве занимался борьбой! Единственной трагедией для мальчишки было то, что девять месяцев в году я жил далеко от семьи в интернате. Я скучал, но понимал, почему родители так поступили, и старался не подвести, оправдать их надежды.

- Об учебе в балетных школах ходят легенды. Мол, там детям приходится и голодать для сохранения формы и выдерживать нечеловеческие физические нагрузки…

- У меня сразу была внутренняя установка: если другие терпят, то почему я не могу? К тому же мне очень помогало то, что раньше я занимался борьбой. Это дисциплина, спортивный характер и привычка к физическим нагрузкам. Но в балете, конечно, физически было тяжелее: помню, как болели мышцы ног, и я не мог подниматься по лестнице, приходилось добираться до комнаты в интернате ползком! И так шесть раз в неделю.

Чтобы восстанавливать силы растущего организма, я мог съесь за обедом шесть кусков хлеба. И сейчас, кстати, чем больше работы, тем обильнее питаюсь, ведь за спектакль уходит от полутора до двух килограммов веса. Так что никогда не отказываюсь от бешбармака, жена часто готовит мне и манты, и фаршированный перец, а коронные ее блюда - всевозможные супы, которые я обожаю. Если я захочу торт, то обязательно съем его. А иногда моему организму хочется много яблок, кураги, вино­града, вареного мяса с жиром, курта, творога - все это я ем без ограничений и вспоминаю наши голодные вечера в интернате.

Но мы были голодные не из-за диеты, а от того, что никак не могли наесться после занятий. Помню, сначала в нашей комнате не было электрочайника, а у старших ребят просить побаивались, тогда мы включали горячую воду и прямо из-под крана заваривали лапшу быстрого приготовления. Это было нереальное лакомство и огромное счастье! Так что вы не услышите от меня ни одной душещипательной истории о том, что я отдал всю свою жизнь без остатка балету. Занимаюсь им только потому, что мне это нравится, а понравилось потому, что стало получаться то, что делали старшие ребята, за которыми я наблюдал. Они красиво прыгали, прекрасно делали разные балетные трюки, и я хотел так же. А потом пришло осознание, что балет вообще - это искусство и красота линий, музыки, актерское мастерство. Я собирал это все по крупицам и могу сказать, что до сих пор развиваюсь и очень стараюсь. Но за стенами театра превращаюсь в обычного человека, мужа и отца.

- Трудно представить танцора, который крутит фуэте, с авоськами на базаре…

- То, что я артист балета и премьер театра, дома никого не интересует. Моя любимая жена, конечно, очень поддерживает меня, понимает, чем я занимаюсь, и дает мне свободно творить во время репетиций, гастролей, выступлений, но потом присылает в телефоне список продуктов, которые я обязан купить и привезти домой. К счастью, артисты балета не так популярны, как звезды шоу-бизнеса, а потому я спокойно иду за картошкой на базар. Одежду тоже без проблем покупаю там же, где и все простые казахстанцы - в каком-нибудь недорогом отделе торгового центра.

- А кто ваша супруга?

- Музыкант Ажар АДАМЖАН. Она шикарный флейтист, играет в оркестре “Астана Опера”. И я благодарен, что она создает для меня и нашей семьи все условия для нормальной жизни, обеспечивает уют и для этого даже карьеру поставила на второе место. Очень ценю и то, что она подарила мне двоих сыновей. Оба раза я участвовал в партнерских родах и за 12 часов в роддоме устал ужасно, хотя я человек физически выносливый. Теперь-то точно знаю, как это сложно - мы вместе дышали во время схваток, я постоянно делал жене массаж, а потом сами роды… В общем, после этого я против жены никогда не вякаю! (Смеется.)

А заметил я эту красивую девушку на гастролях в Алматы: она сидела в оркестровой яме и играла в “Ромео и Джульетте”. А потом мы отправились на гастроли в Мариинский театр в Питер. Был праздник 8 Марта, и я пригласил ее погулять по прекрасному городу. Тогда, в 2014 году, и зародились наши отношения. Через год мы поженились, и сейчас старшему сыну Сагади три года, а младшему Зангару - восемь месяцев.

- Таким образом вы развенчали миф о том, что мужчины в балете сплошь нетрадиционной ориентации…

- Но это как раз не миф! Даже не знаю почему, но это очень распространено в балете в Европе и даже в России. Все знают, например, что Нуреев и другие известные личности в балете были такой ориентации. Можно сказать, что такая ситуация везде, кроме Казахстана. Надеюсь, что у нас этого и не будет.

- А почему мы стоим особняком?

- Потому что у нас все артисты балета - случайно попавшие в эту профессию люди! (Смеется.) Ну а если серьезно: у нас ментальность другая и девушки очень красивые.

- Правда, что в балете настолько жестокая конкуренция, что артисту перед выступлением могут костюм испортить или завязки на пуантах перерезать?

- Знаю, что такое бывает в зарубежных театрах, поскольку там действительно серьезная конкуренция, большие гонорары. А у нас в Казахстане я о таком не слышал. Понимаете, нет никакого смысла мне вредить: другой артист все равно мою нагрузку не потянет! И зарплату ему не добавят.

- Еще говорят, что на пенсию артисты балета выходят почти инвалидами. У вас часто случаются травмы?

- Бог миловал. Не скажу, что у меня супервнешность, хорошая выворотность или другие шикарные для балета данные, но у меня очень мягкие связки и координированное тело. А еще, чтобы избегать травм, нужно дружить с головой: я все делаю правильно, а не так, чтобы взять и сдуру прыгать или скакать. Просто всегда помню, что жизнь будет и после балета, и мне не хочется ее провести в инвалидном кресле. Поэтому я и говорю, что не болею балетом. Это моя профессия, она мне нравится, стараюсь достигать в ней всего самого лучшего, чтобы радовать зрителя, но не более того.

- И все-таки: если какой-то зарубежный театр предложит вам невероятно выгодные условия работы, уедете?

- Не отрицаю. Возможно. Ведь я, как любой нормальный человек, хочу хорошей жизни для своих детей…

Оксана ВАСИЛЕНКО, фото предоставлено Бахтияром АДАМЖАНОМ, Алматы

Поделиться
Класснуть