684

Любимый размер

В Музее искусств имени Кастеева проходит выставка работ Эдуарда КАЗАРЯНА. Зритель видит не только скульптуры, но и инструменты, с помощью которых они создаются.

Любимый размер

Само название “В мастерской художника” - это такой отсыл туда, где привычный дом для всех этих махин - керамических большемеров, бронзовых конструкций, ржавых бадеек и тому подобных. Взрослая публика почтительно замирает перед гамаком, пытаясь разобраться - это произведение искусства или часть мастерской, а непосредственные дети стоят в очереди, чтобы покачаться на нем.

Казарян давно уже стал казахстанским брендом, мэтром, не нуждающимся в представлении. А еще этот человек сумел создать на окраине города свое собственное пространство с мастерской, выставочным и учебным залами. Но раз в несколько лет он делает официальные, вполне буржуазные выставки в лучшем зале, и эти вернисажи всегда проходят с аншлагом.

Самое удивительное, что с каждым таким отчетом автор словно все больше впадает в детство: яркие краски, немного хулиганства, что-то новенькое и необычное. Например, на этот раз кроме кокетливых дамских фигур в бронзовых чулочках можно увидеть и композиции из веревок... А еще он монументален. Казарян не боится больших размеров, хотя и подчеркивает, что разумность нужна во всем:

- Я заставляю себя делать крупные работы в той же керамике, хотя трудно представить, сколько усилий понадобилось для того, чтобы эти панно поднять в зал и собрать здесь. Работы надо выводить в городскую среду, за пределы мастерской. Еще сейчас я делаю большие, до 5-7 метров, скульптуры из бутылок, потому что они наполнены первозданной красотой. У меня сердце кровью обливается, как только я представляю, что в одном Алматы тысячи бутылок ежедневно выбрасывают и разбивают. Хочу в своих работах сохранить хотя бы сотни из них…

Мастерская Казаряна - это не интеллигентный уголок, а вполне производственное помещение, где льется металл, двигаются огромные глыбы.

- Я только старался не переборщить с антуражем, чтобы выставочный зал не превратился в краеведческий музей, - смеется Эдуард.

- Но даже в металле работы, посвященные женщинам, удивительно теплые, эротичные и с юмором.

- Женщины вообще и моя супруга в частности - главные источники вдохновения. Хорошо что я не работаю в жанре реализма: таким художникам сложнее обосновать свои источники вдохновения.

- Вы один из успешных казах­станских авторов. Хорошо просчитываете желания рынка?

- ...На самом деле бывает по-разному. Иногда год готовишь персональную выставку, а она проходит с нулевым результатом. Это естественный процесс, хотя я всегда переживаю за Ван Гога, который рьяно трудился всю жизнь, а покупать его работы стали только после смерти. Наверное, надо понимать: то, что ты делаешь в мастерской, ты делаешь не для того, чтобы тебя оценили. Особенность нашей профессии в том, что нет гарантий, мы всегда живем с риском, что работы никому не понравятся.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, фото Романа ЕГОРОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее