1039

Корона не жмёт?

Костюм, в котором Карлыгаш МУХАМЕДЖАНОВА снималась в фильме “Казахское ханство”, ее коллеги предлагают сдавать тем, кто хочет ребенка

Корона не жмёт?

А все потому, что актриса очень удачно успела забеременеть и родить как по расписанию между съемками двух частей киноэпопеи “Казахское ханство”. Это уже третий ребенок в семье. Карлыгаш считает, что помог просторный национальный костюм...

- Мы много смеялись на эту тему, но у нас и беременные актрисы умудрялись сниматься, и режиссер Рустем АБДРАШОВ дедушкой стал: как-то очень легко фильм дарил всем желающим деток, а костюмы и мастерство операторов позволяли скрывать такие “нюансы” от зрителей. Мы в шутку даже продумывали вариант, чтобы мой счастливый костюм вручить тому, кто сильно хочет забеременеть.

- Это ведь ваш дебют в историческом кино?

- В этой работе вообще многое для меня было впервые: историческое кино, костюмы, параллельные съемки прокатной версии и сериала. И еще большая протяженность во времени - работа над проектом заняла три года. Между съемками первой и второй части был большой перерыв, причем мы не могли соглашаться на другие предложения и начинать работу в новых проектах, поскольку обещали, что вот-вот запустится продолжение “Казахского ханства”. И все это время мы, актеры, не должны были внешне меняться. Приходилось учитывать это обстоятельство. Но в каж­дой ситуации есть своя прелесть. В памяти остается сам процесс, то, что происходило на площадке - и это даже интереснее, чем сам результат. У нас большая часть съемок проходила в степи, на реке Или. Конкретно моя часть работы началась три года назад, в декабре, как раз в очень суровую зиму. Естественно, художники не создавали костюмы с мыслью защитить актеров от холода, вот нам и приходилось утепляться всеми возможными способами. Мы поэтому и выглядим в кадре такими массивными, что надевали под костюм по нескольку слоев одежды. В самые холодные дни актеры еще и обкладывались грелками. Было не до красоты, хотелось закончить съемки живыми и здоровыми. Еще и ветер был настолько сильный, что юрта, которую построили наши художники, просто улетала, и ее во время съемок пришлось держать. В общем, есть что вспомнить.

- Фильм на казахском языке, а вы учились в русской школе. С языком проблем не было?

- Мы работали не просто на казахском, а на старом варианте языка, где есть слова, которые сейчас просто не употребляются. То, что придется учить много сложного текста, было понятно еще на стадии кинопроб. Это обстоятельство, конечно, немного пугало, но слишком велико было искушение принять участие в таком проекте. Текст не просто был сложным, его еще постоянно правили редакторы. Мы много спорили с авторами сценария, говорили, что зрителю будут непонятны слова и выражения, но они убеждали нас, что язык тоже должен быть архаичным и воссоздавать время, иначе это будет неправдой. Трудно было не только мне, но и театральным актерам, хотя они привыкли работать с литературными историческими текстами.

- А кто учил вас правильно двигаться, вести себя так, как полагается жене хана?

- С этим замечательно справился мой… костюм. Стоит надеть историческую одежду, она сама диктует, как надо двигаться, это удивительное ощущение. Особенно я влюбилась в головной убор. Хотя он был железный, нещадно давил мне голову и был таким тяжелым, что у меня постоянно закрывались глаза, но, как только я его надевала, то становилась другим человеком.

- Жалко, что это не тот фильм, фоточками со съемок которого можно раскачать Инстаграм…

- Соцсети вообще не являются серьезной частью моей жизни. Честно говоря, моя страничка в Инстаграме еле дышит, не знаю, что там делают подписчики. Я не умею давать советы или задвигать речи. Вообще я предпочитаю жить реальной жизнью и прекрасно понимаю, что соцсети - это выдуманная картина мира, в которой все такие хорошие, красивые, но с реальностью это не всегда пересекается.

- Наверняка историческая лента интереснее будет старшему поколению.

- Я бы не сказала, что это кино для бабушек и дедушек, хотя им, безусловно, будет интересно смотреть его. К сожалению, сейчас молодые люди, мои ровесники, и те, кто помладше, весьма приблизительно знают историю, и я думаю, что стоит посмотреть “Казахское ханство” хотя бы потому, что фильм основан на исторических событиях и личностях, он в интересной и живой форме рассказывает о том прошлом, которое стоит знать. Моя героиня Рабия Султан Бегим - жена Абулхаир хана. Она была младшей любимой женой, но именно с ней хан советовался, выслушивал ее мнение по многим серьезным вопросам. До сих пор сохранился мавзолей, который был построен в память о ней.

- Что-то смешное происходило в процессе съемок?

- Если не шутить во время работы, то можно впасть в депрессию, потому что съемки фильма состоят по большей части из подготовки процесса. Ты ждешь, когда поставят свет, когда выставят кадр, когда всех загримируют. Например, на мой относительно несложный грим уходило четыре часа, потому что мне вплетали множество мелких косичек, рисовали другие брови.

А многие ситуации выглядят смешными только по окончании работы, в тот момент, когда они происходят, не до смеха. Например, я никогда не забуду, как снимали сцену с верблюдом, на котором моя героиня передвигалась не просто верхом, а в каком-то архитектурном сооружении - то ли палатка, то ли беседка. Естественно, во время движения это все качалось и пугало. Но страшнее всего было забираться на верблюда: ведь он, когда встает, сначала поднимает заднюю часть - и наездника кидает вперед, потом разгибает передние ноги - и ты валишься назад. Так вот, через какое-то время я попросила, чтобы меня сняли с верблюда - ну элементарно сходить в уборную. На что мне предложили потерпеть. Оказывается, это животное не так-то легко уговорить опуститься на ноги или подняться. И чтобы не срывать съемки, мне пришлось шесть часов сидеть в этом шалаше, как в заточении.

- Про вас можно прочитать, что вы получили юридическое образование, а потом совершенно внезапно решили стать актрисой… Как так получилось?

- На самом деле ничего внезапного в моем решении не было. Несмотря на то что мои родители сами творческие люди, они считали, что необходимо получить “нормальную” профессию. Вот я и окончила юридический вуз и даже успела поработать в Нур-Султане, в офисе. Перебирала бумажки, пока не стала впадать в уныние - ведь я понимала, что занимаюсь не своим делом. Вот тогда родители поняли меня. Я отправилась на телевидение и начала работать ассистентом продюсера, потом ведущей, потом меня пригласили на кастинг художественного фильма. Но сказать, что это было спонтанное решение, не могу - я просто долго шла к своей цели.

- Неужели папа не мог сразу позвонить и организовать вам какую-то роль?

- Не мог. Он сразу сказал, что это мое желание и он тут ни при чем. К тому же мне кажется, родители надеялись, что я попробую себя в творческой сфере и вернусь назад к спокойной рутинной работе. Но собственно актерского образования у меня нет, правда, я от студии “Казахфильм” с другими молодыми актерами окончила ускоренные двухмесячные курсы в Америке.

- Ваш муж не против актерской карьеры жены?

- Нет, когда мы познакомились, я уже снималась, и он этому не препятствовал. Я не могу сказать, гордится ли он моими успехами, потому что реагирует очень сдержанно, но точно не против.

- У вас трое детей. На что будете делать ставку в воспитании и обучении? Мир вокруг стремительно меняется, и встает вопрос, что делает молодых людей востребованными.

- Мне кажется, человека делают востребованными не умения, а качества: доброта, порядочность и умение трудиться. И еще очень важно отсутствие зависти, потому что это чувство разъедает душу, как ржавчина…

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, фото Романа ЕГОРОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть