8809

Песня о самом дорогом

Так совпало, что в начале марта певица Луина начинает съемки клипа на песню, посвященную маме. И впервые готова рассказать о боли, с которой живет уже почти двадцать лет.

Видео снимут за два дня. Это будет не самый бюджетный и навороченный клип с простым сюжетом: обычный день, наполненный будничными заботами и любовью в семье из мамы и двоих детей. И вечер, когда сквозь смеженные сном ресницы ребенок видит, что мама на минуту выходит из дома. Выходит, чтобы никогда больше в него не вернуться.
Принимая участие в проекте
“Х-фактор” Луина призналась, что у нее нет мамы. Тогда брат, да и вся родня строго отчитали ее. Зачем так сказала? Пусть прошло двадцать лет, но пока нет доказательств, что Казалии-Кати нет в живых, а значит, не надо ее записывать в мертвые.
- Луина до сих пор не предавала огласке эту историю, - говорит продюсер певицы Жомарт Селейменов. - Просто мы хотели сделать клип, посвященный маме. Но когда попалась песня, так сильно трогающая за душу, мы решили, что стесняться нечего.
Луине тогда было пять лет, ее брату - девять. Воспитывала их мама, а работала она в детском садике рядом с домом. Веселая, заводная, на Новый год могла нарядиться Дедом Морозом, обожала дочку. Зачем в тот вечер она вышла из дома в тапочках и без документов - так и осталось для всех загадкой. Как и то, что же случилось на одной из улиц пригорода Астрахани, где соседи знали все друг про друга и уж к беспутным гуленам Кызалию никто не мог отнести.
- Я несколько раз просыпалась в ту ночь, - рассказывает Луина, - и брат меня успокаивал, говорил, что мама сейчас вернется. А я прекрасно помню ощущение тревоги. Утром стало ясно, что с мамой что-то случилось. Брат поставил ее фотографию на раковину, мыл посуду, плакал и приговаривал: “Я все сделаю, мамочка, ты только вернись”.
Потом пошли по соседям, те подняли тревогу, вызвали милицию, сообщили дедушке с бабушкой, живущим неподалеку в поселке. Мамина фотография в новостях, уголовное дело, которое до сих пор не закрыто… Такое ощущение, что молодая женщина просто испарилась. Потом бабушка с дедушкой переехали в Актау, как это собиралась сделать Кызалия. Родной Казахстан, молодой город, родня...
- Мы вообще были с ней очень близки, я всегда хорошо чувствовала ее и до сих пор ощущаю, что она жива. Ведь она за все это время ни разу мне не приснилась. Я обошла много экстрасенсов, и в основном они все говорили, что она не погибла, но у нее проблемы с головой. Когда мне было пятнадцать лет, конечно, я ощущала обиду, как будто она бросила нас. Сейчас к произошедшему  отношусь по-другому, понимаю, что могло что-то случиться. И без всяких провидцев знаю, что рано или поздно судьба нас сведет. Песня не конкурсная, не тоевая. Это просто что-то мое, личное, выстраданное. Посвящение всем мамам с традиционными словами о том, что надо ценить самого близкого и дорогого человека.

- Как появилась песня?
- Совершенно случайно. Нам часто присылают для ознакомления материал. И не так давно молодой человек Жалын, по-моему, философ по образованию, он живет в Шымкенте, прислал один куплет и незатейливую мелодию с наложенными на нее аккордами. Все это казалось очень любительским, но когда я начала играть на пианино эту песню и попыталась спеть, то у меня на глаза навернулись слезы. И это при том, что я не настолько уж хорошо понимаю казахский язык. Сюжет клипа сложился легко, труднее всего оказалось найти двоих детей, которые смогли бы сыграть такие сложные чувства.

- Отвлекаясь от такой тяжелой темы, как вы пережили тот факт, что не будете представлять Россию на Евровидении?
- Я реально мыслящий человек. Конечно, была мечта - а вдруг случится чудо, вдруг выберут меня? Но у России достаточно своих претендентов. Хотя я совершенно точно могу сказать, что моя заявка - стопроцентный хит и уже сейчас она звучит из каждого окна. Если не на Евровидении, то в другом месте она “выстрелит”. Может быть, попытаемся попасть на “Новую волну”, может быть, сделаем ставку на участие во втором сезоне “Голоса”. Понятно, что тот певец, который заявляет, что конкурсы ничего не дают певцу, просто не верит в себя.

- Совсем недавно вы рассекретили в соцсетях поклонника, который предлагал 25 тысяч за интимное свидание. Чем он вас обидел - денег мало предложил?
- Во-первых, он не указал валюту. Мало ли 25 тысяч чего… А если серьезно, просто попал под мое плохое настрое­ние. Я вообще не сторонник того, чтобы ретвиттеть отзывы о себе, как это часто делают коллеги. Разве что перед продюсером могу попонтоваться. На комплименты всегда отвечаю, благодарю, хватает и идиотов с подобными предложениями. Но это несерьезно, нормальный человек такого не напишет. Или еще, бывает, пишут девочки: “Я тебя люб­лю, голова кругом идет, что мне делать…”. Я не советчик в этом плане. Могу порекомендовать, где заниматься вокалом, как попасть на “Х-фактор”. А в остальном... У меня есть личная жизнь, и я ею совершенно довольна.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, Алматы, тел. 259-71-99, e-mail: evdokimenko@time.kz, фото из архива Луины

Поделиться
Класснуть