4398

Египетская пленница

Почти три месяца павлодарка пытается вернуть из Египта свою трехлетнюю дочь. Отец ребенка скрывает ее на своей родине. Мужчина не идет ни на какие контакты с женой и плевать хотел на решение родного египетского суда о “немедленном возвращении ребенка матери”. В казах­станском же МИД только обещают помочь…

Египетская пленница

Семейная жизнь 32-летней Гульназ КАИРБАЕВОЙ с самого начала не укладывалась в привычные рамки традиционного представления о супружестве. Но молодая женщина была счастлива. И кто ее может за это осудить?

Молодые люди познакомились в Омане в 2017 году. Гульназ в качестве хореографа Астанинской государственной академической филармонии приехала на Аравийский полуостров в командировку. А Элсаид ЭЛЬ-ШЕРБИНИ АХМЕД был организатором гастролей казахстанских артистов по странам Ближнего Востока. Свадьбу сыграли в марте 2019-го. Именно тогда жених в первый и единственный раз приехал в Казахстан. После бракосочетания он уехал, а Гульназ осталась в Астане. Говорит, это было обоюдное решение, чтобы дать время мужу открыть свой бизнес, а себе - выучить арабский. Да и рожать Гульназ было легче в родной стране, поближе к маме.

Малышка Джамила родилась в октябре 2019 года. Когда она немного окрепла, молодая мать тут же взяла билет в Египет, на родину мужа. Говорит, что это было самое счастливое время: красавица дочка и любящий, заботливый муж рядом. Тогда она провела в Стране пирамид четыре месяца. В последующем так и жила: Каир - Павлодар, Павлодар - Каир. Беззаботная жизнь на две страны закончилась в январе этого года, когда Гульназ случайно увидела в Фейсбуке семейную фотографию мужа, но не с ней и с Джамилой, а с незнакомой женщиной и двумя детьми.

- Я знала, что у Элсаида, как и у меня, уже был опыт семейной жизни, знала и о детях. Но совершеннейшим шоком для меня стала новость о том, что он до сих пор состоит в браке. Я была уверена, что он разведен. И дело не только в его словах, он ведь и в нашем загсе соответствующую справку предоставил. Это в Египте двоеженство законом разрешено, а в Казахстане нас бы и не расписали, не будучи уверенными в том, что жених находится в разводе и может связать себя узами брака с другой, - рассказывает Гульназ.

После этого павлодарка прекратила всякое общение с мужем. Четыре месяца он по WhatsApp признавался ей в любви, клялся, что не мыслит своей жизни без нее и дочери, божился, что разведется и они вместе

уедут в другой город, чтобы там начать с нуля и бизнес, и совместную жизнь. В общем, Гульназ сдалась, рассудив, что достаточно того, что ее старшая дочь растет без отца. В июле Элсаид купил жене и дочери билеты до Каира. На месяц. Обратно в Казахстан они должны были выехать 11 августа.

- Все было прекрасно. Казалось, Элсаид действительно был настроен во что бы то ни стало сохранить нашу семью. Между нами царила полная идиллия, мы строили планы на будущее. Договаривались, что по приезде в Казахстан я начну готовиться на ПМЖ к мужу. 8 августа рано утром он сообщил, что ему нужно встретить на вокзале сестру, а так как она год не видела родную племянницу, он хочет взять с собой и дочь. Я одела ребенка, заплела ей косы и без задней мысли усадила в его машину. И все! Больше они не вернулись, - продолжает рассказ моя собеседница.

Ближе к вечеру Элсаид отправил жене сообщение, что увез дочь в соседнюю страну. А ей, если она хочет увидеть ребенка, нужно 11 августа, как и было изначально запланировано, воспользоваться своим обратным билетом. И ждать, когда он сам с ней свяжется. В Казахстан Гульназ вернулась одна. Первые несколько дней супруг еще присылал короткие видео и фото с Джамилой. А потом пропал. На звонки не отвечал, сообщения не читал. 26 августа павлодарка увидела своего ребенка в сторис у племянницы мужа и поняла, что никуда из Египта дочь не вывозили, а ее похищение было тщательно спланировано.

- Уже 30 августа мы прилетели с братом в Египет. Я написала заявление в полицию об исчезновении дочери. Обратилась в гражданский суд, который 2 октября вынес постановление о “незамедлительном возвращении ребенка матери”. По египетским законам в случае развода родителей девочки априори остаются с матерью до 16 лет, мальчики - до 15. Причем речь идет о детях, имеющих египетское гражданство. У Джамилы гражданство казахстанское. 13 октября ей исполнилось три года. Она еще совсем ребенок, которому нужна мама. Я вообще не представляю, как она все это время общается со своими египетскими родственниками. Она не знает ни английского, ни арабского, а ее отец не знает русского. Между собой мы общались на английском. И это не ее осознанный выбор жить в незнакомой стране. Ребенка удерживают в Египте насильно! Но ни египетская полиция, ни наше посольство в этой стране не делают ничего, чтобы помочь маленькой гражданке Казахстана вернуться на родину к матери! - сетует павлодарка.

Да, у нее есть решение египетского суда. Но какой от него толк, если местная полиция не спешит выполнять его предписание? Как считает Гульназ, они встали на сторону своего гражданина. А он не так давно ей написал: “Я нахожусь в своей стране. Кто может забрать у меня мою же собственную дочь? Джамила покинет Египет только в одном случае - если я умру!” Стоит ли удивляться, что телефон, по которому мать девочки должна узнавать о продвижениях в деле по возвращению дочери, постоянно не отвечает? А при личных встречах египетские правоохранители все как один становятся “футболистами” - сначала судебный документ отправляют то в одно ведомство, то в другое, а затем терпеливо ждут ответы.

Не больше проку и от посольства Казахстана в Египте. Как следует из ответа департамента консульской службы Министерства иностранных дел Казахстана уполномоченному по правам ребенка Аружан САИН, “вопрос оказания содействия в поиске и возвращении на родину из Арабской Республики Египет Джамилы Эль-Шербини Ахмед находится на постоянном контроле МИД РК, установлены соответствующие контакты и взаимодействие с уполномоченными органами Египта”. Говорится и о том, что матери “оказывается необходимая юридическая и правовая помощь”.

- Это все неправда. Я везде стучусь в закрытые двери в одиночку. В посольстве Казахстана в Египте мне не захотели помочь даже в такой мелочи, как поставить необходимую печать в неурочное время, чтобы я успела отвезти постановление суда в полицейский участок по месту жительства супруга. Юристов и переводчиков я тоже нахожу сама. Веры в МИД у меня нет. Вся надежда только на президента. Только Касым-Жомарт ТОКАЕВ сможет посодействовать скорому возвращению моей дочери, гражданки Казахстана, домой! - восклицает Гульназ Каирбаева.

Ирина ВОЛКОВА, Павлодар

Поделиться
Класснуть