3729

За сиренью в… обувной магазин

На трёх с половиной сотках земли алматинка выращивает 45 сортов сирени!

За сиренью в… обувной магазин

Я не шучу. Так действительно называет свой сад одна алматинская волшебница. Своим понятно. На приусадебном участке (львиную долю земли занимают, конечно, дом и хозпостройки) Ольга МАРТЫНОВА повторила настоящий эдемский сад. Финансово это накладно - Ольга на пенсии. Пополнять коллекцию приходится, лишая себя женских радостей: туфелек, сапожек. Отсюда и шуточка про магазин. Но ни миллиметра земли здесь не пропадает зря. Каждый цветок солирует в свое время. Сейчас буйствует сирень. Ее в этом саду 45 сортов. Цветет как сумасшедшая. Отыгрывается за прошлый сезон, когда ее соцветия обжег апрельский снег - бес қонақ.

- В мире всего три экземпляра этой сирени, - хозяйка идет с козырей.

Нам демонстрирует огромный куст-букет у крыльца. Лиловые лепестки закручены в пропеллеры. Вывел сорт алматинский садовод-любитель Александр НАЗАРОВ. Получилось всего четыре черенка. Один погиб. А исполин в саду Ольги цветет беспечно, не понимая всей своей ценности. Автор этого шедевра даже название дать ему не успел… Для Ольги именно сирень - и обязательно у двери в дом - воспоминание о детстве в гостях у бабушки и дедушки.

В этом саду передвигаться нужно очень осторожно. Сделал шаг - смотри, дыши. Вместо тропинок узенькие ленты из брусчатки. Ее Ольга, называя себя в шутку санитаром улиц, приносит отовсюду, где перестилают тротуары. Серь­езно: подбирает старую плитку и уносит по камешку в дамской сумочке.

- Это еще одно творение Назарова - сирень сорта “русский размер”. А вот гибрид Колесникова, - показывает хозяйка на громадные кисти. - Они меняют цвет во время цветения.

                                                                              ***

Ольга никогда не мечтала жить на земле. Инженер-механик по образованию, она своей стихией всегда считала железки. На переезде из квартиры настоял муж. В доме выделил ей палисадник два на три метра. В садоводство пришла с научным подходом - изучала характер растений, очень методично подходила к посадкам. Сначала были грядки с картошкой и помидорами. Потом все вытес­нила красота.

Но инженерное мышление никуда не делось: у каждого росточка в саду табличка с биографией. Есть талмуды, посвященные сирени, пионам - их у Ольги 324 (!) куста. Есть детальные чертежи сада.

- Все ходы записаны, - шутит хозяйка. - Когда приобрела, как и в какое время цветет. Каждый корешок пронумерован. Фиксирую и то, у кого купила саженец, чтобы не нар­ваться на те же грабли или, на­оборот, поблагодарить. Раньше указывала и стоимость приобретенных растений. Сейчас поняла, что эта история не про деньги.

Сад для Ольги - отдушина и собеседник. Чуткий. Принимающий. В год, когда не стало отца, он словно замер, дал прийти в себя, принять утрату. А вот весной после пожара, когда полыхнула проводка в доме, напротив, бахнул так, что хозяйке некогда было горевать по истлевшим ценностям. Помогли люди. Пожарные, которые не сломали крышу, а тушили пламя через окна. Знакомые и незнакомые, поддержавшие финансово. Друг младшего сына из детского сада даже разбил свою копилку в помощь погорельцам. Отблагодарить всех неравнодушных Ольга хотела через газету. Но объявление не приняли - не формат.

Трудное тогда было время в этой семье - одному из сыновей сделали две операции подряд.

- Когда сказали, что будет третья, я вышла в сад и голыми руками выдирала из земли метровые сорняки. Нужно было выплеснуть злость. Очнулась - грядка чистая, - делится секретами своей терапии Ольга. 

                                                                            ***

К ней часто захаживают гости поглядеть на красоту, художники рисуют этюды. Дверь открыта. За просмотр хозяйка денег не берет. Сердится только на тех, кто ломает сирень из-за забора. Когда жив был папа, он даже баннер на забор вешал: “Не ломайте веток. Постучите, вам нарежут букет”.

Так же, только робко, постучались однажды к Ольге в калитку гастарбайтеры из Таджикистана - увидели, что растет в ее саду настоящая айва.

- Ребята взяли по одной, как дома побывали, - рассказывает Ольга. - Позже от сильного ветра дерево треснуло по стволу. Погиб­ло. Но молодой отводок выжил. Папин друг из Ашхабада просил саженец от этой айвы. А у меня не было - обратилась к соседке. Так она мне его в июле принесла. Я в шоке: “Теть Валя, куда его сейчас? Жара ведь”. А она мне: “Боюсь, помру и слово не сдержу”. Пришлось взять, выхаживать. А тетя Валя осенью и правда умерла.

Мистика и сад неразделимы. Вот растет в углу пион “миша”. Сорт его хозяйка так и не идентифицировала. А назвала так в честь известного на цветочном базаре продавца-фантазера, со­сватавшего ей этого неказистого товарища как плетистый пион, которого и не существует на белом свете. Уже и ругаться с делягой хотела. Да неожиданно узнала от его супруги, что Миша ушел из жизни. А цветок остался.

По-королевски приосанился старинный, выведенный еще в 1913 году французский сорт сирени “монж” - огромные кисти рос­кошного цвета. А рядом с ними волшебная сирень, исполняющая желания. Усилиями селекционера Леонида КОЛЕСНИКОВА практически каждый цветок на ней имеет больше пяти лепестков. Отсюда и название - “мечта”. Кстати, мечту Ольга купила когда-то всего за 300 тенге. Удивительно красивого кофейного цвета сирень “памяти Каныша Сатпаева”. Есть сирень, прозванная хрустальной. А вот скромное дерево с пеной белых цветов - самозванец в коллекции. Ольга искала сорт “памяти Колесникова”, похожий на ландыш, да нарвалась на продавцов-мошенников. Зацвела она впервые за десять лет.

Ольга объясняет: брать сирень нужно выросшую от корня, а не привитую. Жизнь привитой красавицы коротка - всего 12 лет. После ее вытеснит более сильный ясень или бересклет, на которые сирень чаще всего прививают. Есть в коллекции Ольги сирень балконная (она выдерживает до 25 минусовых градусов в горшке), и парковая - ее ветки увядают, если их отламывают.

- Отламывать ветви сирени - преступление! - в этом вопросе Ольга непреклонна и даже нередко вступается за уличные кусты, обиженные любителями прекрасного. - Ведь сирень - единственный кустарник, который очищает воздух. Есть чудовищный миф, что на месте сломанных веток вырастет еще больше новых. Соцветия нужно срезать до зеленых ветвей. Там зародится цветонос, и на следующий год будет красота.

                                                                            ***

Но еще большее потрясение ждало Ольгу на могиле семейной пары знаменитых ученых-селекционеров Тадеуша и Марьям ДЗЕВИЦКИХ. Встретившись в Алматы в годы Великой Отечест­венной войны, они посвятили жизнь изучению, созданию и разведению новых сортов сирени. И ушли из жизни не в состоянии больше видеть, как вырубают выращенные ими сады под строительство коттеджей и заправок.

- На могиле Тадеуша рос сорт, названный в его честь. Чернильный. Крепкий. У Марьям - нежно-розовый, носящий ее имя. Не постеснялись вандалы - украли оба куста прямо с кладбища, - едва сдерживает слезы Ольга. - А ведь сирень их сортов делает имя нашей стране. Три австралийские семьи решили разбить сирингарий мировой сирени. Они списались с дочерью Дзевицких Миладой, и та отправила им 12 сортов нашей казахстанской сирени. Когда я прочитала об этом, думала, что от гордости выпрыгну из себя. И как же горько, что мы не сохранили это богатство!

Ольга приглашает нас на чай и заваривает его в удивительных чашках. Тоже с историей. Так же страстно, как цветы, коллекционирует она чайники и чайные пары, колокольчики и фарфоровых петухов. А еще вышивает все цветы, которые украшают ее сад. Но это уже совсем другая история.

Юлия ЗЕНГ, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть