2429

Хочу быть сталеваршей!

Казахстанские феминистки добиваются отмены списка запрещенных для женщин профессий

Хочу быть сталеваршей!

Не все знают, что в Казахстане до сих пор существуют профессии, осваивать которые женщинам запрещено законом. Соответствующий приказ министра здравоохранения и социального развития №944 от 8 декабря 2015 года с изменениями от 2018 года включает в себя список из 213 работ, на которых запрещено применение женского труда. Среди них литейные, сварочные, горные, геолого-разведочные работы, бурение скважин, добыча нефти и газа, черная и цветная металлургия, химическое производство, обработка камня, работы на железнодорожном и речном транспорте, в метрополитене и т. д. И если в некоторых случаях логику составителей еще можно проследить (к примеру, запрещая женщинам работать коксоразгрузчицами или дистиллировщицами ртути, законодатели, видимо, заботились о их здоровье), то ряд профессий из вышеуказанного списка вызывает искреннее недоумение: почему, например, женщина не может быть водолазом, матросом или машинистом тепловоза?

По мнению соосновательницы феминистской инициативы Feminita Жанар СЕКЕРБАЕВОЙ, норма, запрещающая женщине заниматься тем или иным видом деятельности, - это пережиток прошлого и явное нарушение прав человека.

- Этот список запрещенных профессий создавали, не поговорив со мной, с вами или с какой-то другой девушкой, которая, например, живет в селе, и ей удобно быть водителем большегрузного автомобиля, - говорит она. - Этого никто не сделал, запрет идет по инерции, из советского законодательства. Да, в советское время запрещали женщинам определенные работы, например в области нефтедобычи. Хотя, вообще-то, мужчины на таких работах получают хорошую зарплату. И возможно, некоторые женщины готовы ради этого пойти на тяжелый физический труд. Это их выбор.

У нас разные обстоятельства: кто-то планирует создать семью и поэтому заботится о своем репродуктивном здоровье, а кто-то не планирует. В том числе есть женщины, которые не могут рожать. И они могут сказать: мне не надо об этом думать, я могу работать. Но закон это запрещает! Некоторые думают, что с отменой этого списка женщин тут же отправят в шахту или на корабль матросами. Нет! Никто никого не заставит, тут речь идет о свободном выборе.

- Вы уже обращались куда-то по поводу отмены этого списка?

- Мы работаем над этим всей нашей командой и обращались к вице-министру труда, связывались с депутатами мажилиса. Депутат Нуржан АЛЬТАЕВ, насколько мне известно, в конце 2019 года поднимал этот вопрос в парламенте, но его, к сожалению, не поддержали. Нашу позицию разделяют многие правозащитные организации. Многие понимают, что этот список дискриминирует женщин.

Глава национальной медицинской ассоциации Казахстана Айжан САДЫКОВА не считает, что список нужно полностью отменять, но думает, что все же стоит дать женщинам большую свободу выбора.

- В тяжелое послевоенное время женщина и молот в руки брала, и рельсы прокладывала, и огромные тяжести поднимала, - говорит она. - Так что с точки зрения заботы о женщине как о матери и формирования имиджа мужчины, который должен заниматься тяжелым трудом, можно стараться освободить женщину. С физиологической точки зрения тоже есть нюансы, например, у женщины из-за тяжелого физического труда могут быть осложнения со стороны репродуктивной сферы. А работа, скажем, на химпроизводстве грозит тяжелым течением беременности, потому что дает осложнения на печень, почки. Чтобы беременность протекала хорошо, женщине нужно иметь здоровый организм. Я считаю, что список нужно корректировать, вносить изменения и дополнения.

А вот депутат мажилиса Ирина СМИРНОВА выступает за свободный выбор профессии:

- Несмотря на то что равенство мужчины и женщины было провозглашено именно в Советском Союзе, была определена какая-то группа профессий, которые считались вредными для женского организма, - рассказывает она. - Наверное, 100 лет назад это действительно было так. Но сейчас времена изменились, появились новые технологии, и многие из этих работ уже совсем не вредные - они интересные и высоко оплачиваются. Тем не менее они остались в списке запрещенных. Недавно в парламенте рассматривался законопроект по труду, и депутат Нуржан Альтаев предложил вообще убрать этот список из законодательства. Его мотивацией было то, что надо дать каждой женщине возможность самой определиться с тем, какая у нее будет профессия. Однако прошла не его поправка, а поправка, в которой говорилось не о полном запрете, а об ограничении (сам законопроект еще не принят - М. А.).

- Я считаю, что предложение Нуржана Альтаева, а также международный опыт, гласящий, что женщины имеют право выбора, правильные. Я встречалась с активистками из феминистских организаций, и они мне рассказывали о случаях, когда женщины вынуждены были пере­одеваться в мужскую одежду, чтобы работать там, где им нравится. Так что, думаю, женщинам нужно дать возможность самостоятельно делать выбор, - резюмировала депутат Смирнова.

Королева большегрузов

Свой выбор Алмагуль КАБЫЛБЕКОВА сделала 10 лет назад. Она с детства мечтала возиться с машинами, но для традиционной казахской семьи это было неприемлемым. Алмагуль долго занималась нелюбимым делом, но в 27 лет ее терпение лопнуло.

- Я понимала, что все, чем мне, как женщине, предлагает заниматься общество, мне не подходит, - рассказывает она. - Мне было некомфортно. Когда все на тебя давят, такое чувство, что тебя будто жарят на сковородке. И в один прекрасный день я поняла, что дальше так жить нельзя. Это, конечно, было тяжело, потому что у меня много родственников и друзей, и все они были против. Но я все-таки решила поступить по-своему.

Алмагуль пошла учиться на автомеханика в темиртауский индустриально-технологический колледж, откуда ее направили на практику на СТО.

- Поначалу меня, конечно, не хотели брать, - говорит Алмагуль. - Мы все прекрасно понимаем, что в обществе существует стереотип: женщина не может этим заниматься. Меня выживали, но я все равно туда ходила. И вот у одного из работников ушел напарник. Я мыла двигатель, и он сказал: “Я вижу, ты сюда ходишь, тебе нравится. Ты не хочешь со мной поработать?” Потом мы около 4-5 лет вместе работали в Астане, снимали подъемники.

Помимо ремонта машин у Алмагуль был навык вождения грузовиков - она научилась этому еще в подростковом возрасте в деревне, а позже получила водительские права категории BC. Вернувшись в Темиртау, пошла работать в автоцех на одно из крупных местных предприятий. Пару лет проработала автослесарем, а затем перевелась в водители - возила начальство. Хотела водить грузовые машины, но ей отказали, и девушка уволилась. Пошла на другое предприятие, где ей вначале устроили испытание: предложили завести старый разбитый грузовик, что она с легкостью сделала.

Далее была работа на КамАЗе в карьере по добыче угля, откуда ее попросили уволиться, поскольку законодательство запрещает женщинам работать в горнодобывающей сфере водителем большегрузных авто. Затем Алмагуль трудилась в Костанайской области в карьере по добыче руды на грузовике Shacman, а позже завербовалась на север России в Ханты-Мансийск работать на бетономешалке. Недавно вернулась в Казахстан и устроилась в одну из алматинских компаний, занимающихся грузоперевозками. Должна была гонять фуры в Россию, Грузию и Турцию, но из-за карантина пока сидит дома и ждет, когда снова сможет сесть за руль многотонного монстра.

- Для людей дико, что девушка занимается тем, чем занимаюсь я, - говорит она. - Если бы в Казахстане отменили список запрещенных профессий, проще было бы жить. Я понимаю, что у нас в стране много нерешенных проб­лем, но отношение к женщинам просто ужасное: думают, что ты ни на что не способна. Меня это обижает.

Мадина АИМБЕТОВА, фото из архива Алмагуль КАБЫЛБЕКОВОЙ, Алматы

Поделиться
Класснуть