2141

Армия спасения

Для того чтобы помогать другим, необязательно иметь большие деньги, считает многодетная мама Виктория Семёнова

Армия спасения

На подставке сияет мишурой елка, к приходу гостей раскалена до густого жара печка, мы в крохотной комнате, заполненной детьми, улыбками, собаками и кошками, боимся сделать лишнее движение, чтобы ненароком кого-то не толкнуть. А нам взахлеб, перебивая друг друга, рассказывают бесконечные истории про добрые дела, которые здесь считают повседневностью.

Самой старшей благотворительнице Салтанат 15 лет, Кириллу - 12, Данилу - девять, а юным феям с косичками Анастасии и Татьяне - семь лет и четыре года. И все они, несмотря на возраст, уже кого-нибудь спасли.

Честно говоря, на пятой истории про спасенных животных я испугалась, что все перепутаю. На руках Салтанат диковато урчит трехцветная кошка - животное пришлось отбить у подростков, которые приготовились поиграть в живодеров. Настю преданно лижет в щеку Жучка. Собаку принесли из школы: кто-то выкинул маленьких щенков, и на глазах детей одного раздавила машина. Чтобы спасти второго, ребята просто притащили его к маме.

Виктория к тому времени уже перестала сопротивляться спасательным операциям. Потому что если детям запретить лечить животное и отогревать дома, то его они тайком запрут в сарае и будут утаскивать еду, отрывая от своих скромных порций.

Один из котов, самый сердитый и толстый, попросту сбежал от соседа и нагло поселился в этом доме. У входа в дом сурово встречает незнакомцев собака Пулька, она никого не признает, кроме своих спасителей, ее подобрали покалеченную, с пробитой головой, долго приручали и из-за недоверия к посторонним так и не пристроили в хорошие руки.

Однажды пацаны пришли домой замерз­шие и по пояс в грязи - дело было ранней весной, а они доставали из речки собаку... В другой раз принесли вмерзшую в снег кошку, щенка, выкинутого в пакете на помойку, еще один котенок застрял в замурованной в берег реки сетке, и его долго спасали Настя и Женя... Таких историй не перечесть.

Самое горячее время - осень и начало зимы, когда дачники разъезжаются по домам и животные оказываются предоставленными сами себе. Они голодают, дичают, сбиваются в стаи. При чем тут дачи? Дело в том, что волшебники живут в очень скромном жилище в районе дачного массива, примыкающего к кладбищу “Кенсай”. Еще и уверяют, что им сказочно повезло. При ценах на жилье в городе маме-одиночке с пятью детьми не прожить, единственный вариант - найти дачный домик, за которым нужен присмотр.

Здесь, за конечной остановкой автобуса на окраине города, таких семей очень много.

- В этом районе часто воруют, - рассказывает Виктория. - если дачу оставить без присмотра, то весной можно приехать к фундаменту, вот хозяева и стараются хотя бы на зиму найти жильцов. Нам очень повезло. Раньше мы жили на горе, и если выпадал снег, то приходилось первыми протаптывать тропу. А теперь нашелся домик совсем близко к дороге. Домик принадлежит бабушке, она уже почти не ездит сюда и рада, что мы присматриваем за участком. Мы там и ремонт своими руками сделали, и огород пацаны разбили, хотя воду весной приходится носить на себе. Здесь тоже хороший хозяин. Он сначала пустил нас до весны, хотел продавать дачу. Но посмотрел, как мы живем, подумал, что у него подрастают дочки, и решил пока оставить дачу. На самом деле очень много добрых людей, готовых помогать нам.

Кстати, про добрых людей. На той даче, которая высоко на горе, Виктория поселила мужчину с инвалидностью: он потерял руку на производстве, оказался без работы, без угла. Сейчас живет в дачном домике и кормит часть собак и кошек, которых отселили к нему.

Свое жилье Виктория делит с подругой по несчастью Аленой. Она с двумя детьми сбежала от бьющего и пьющего мужа.

- Мне тоже не повезло с мужем и первый, и второй раз, - откровенничает Виктория. - Я всегда мечтала о большой семье, первую дочку Салтанат родила в 24 года и все думала, что жизнь наладится и у меня будет много детей, дружная семья, хороший дом. Только жизнь почему-то все не налаживалась. Я ушла от первого мужа. Второго выбирала, хотела, чтобы был непьющий, не бил меня. От него у меня четверо детей. Жили мы тоже на даче, так что у меня с детьми даже прописки городской не было. Но в итоге я ушла от него, потому что одной трудно, но проще. Сейчас я знаю, что ни на меня, ни на детей никто не поднимет руку. А с него и взять нечего - работы нет. Хорошо, что сотрудники акимата помогли мне собрать документы, прописку сделали, оформили пособие на детей. Получаю его уже второй месяц и наконец-то раздала долги.

Семья не просто добрая, но и героическая: трое старших пацанов, когда жили на верх­ней даче, приняли участие в тушении пожара. Огонь занялся в сухостое на вершине холма и подбирался к домикам. Техника спасателей не смогла проехать сюда, и тушили вручную, таская баклажками воду. Мальчишки пришли домой подпаленные огнем, с полуобгоревшей обувью, но чрезвычайно гордые. Потом даже получили медали, которые теперь бережно хранят. Тогда, в 2017 году, их даже в Москву на кремлевскую елку приглашали как особо отличившихся. Жаль, что не дают медалей за всех спасенных собак, кошек, за бельчонка, которого долго доставали из западни в дупле, а он их покусал… Можно не медалями, можно кормом для животных. Семья большая, и не всегда на столе есть разносолы. Это мягко сказано. Но все, что есть, честно делится на всех обитателей домика - и на людей, и на четвероногих членов семьи.

- Конечно, мы не всех оставляем себе, это невозможно, - рассказывает Виктория. - Мы их выхаживаем, лечим, глистогоним и стараемся пристроить в хорошие руки. Отдаем, если уверены, что за ними будет хороший уход. Правда, иногда люди готовы брать лишь стерилизованных животных, тогда мы дожидаемся бесплатной акции, везем спасенных в клинику, делаем операцию, ждем, когда будет хорошо себя чувствовать, и только после этого отдаем.

Виктория родилась в небольшом поселке за 250 километров от Алматы, в южную столицу переехала в девятнадцать лет, у нее есть диплом швеи, но по специальности никогда не работала. Сейчас говорит, что поздно возвращаться в профессию да и не получится найти постоянную работу с таким хозяйством и маленькими детьми.

- Вы же понимаете, дома в холодное время топится печка, а это очень опасно. Вот и приходится искать работу рядом: где побелить, где огород вскопать, где еще что-то сделать на участке. Ничего, крыша над головой есть, я благодарна, когда могу подработать, даже есть возможность помочь тем, кто в этом нуждается. Что еще нужно? Для того чтобы помогать другим, необязательно иметь много денег.

Бюджет семьи скромный, до последнего времени он складывался из подработок Виктории на дачных участках (40-50 тысяч тенге в месяц) и из пособия на детей, оно составляло чуть больше десяти тысяч на пятерых. Адресное социальное пособие оказалось сказочным подарком. Правда, не на всех удалось собрать положенный пакет документов. Теперь Виктории, как многодетной маме, необходимо оформлять следующий вид пособия - по десять с половиной тысяч на ребенка. И это первое дело, которым срочно придется заняться.

Мы осторожно пробираемся через живую стену детей, вертлявых собачьих хвостов, мурчащих котов, и на выходе дети со смехом сдают маму: “Она сама никого не разрешает обижать, даже мышат, попавших в дом, не убивает, а спасает”.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть