3513

Дедка и детки

Бахыт Жаксалыкова (слева) и Гульнара  Курашева (справа).

Забота об осиротевших внучках - девочках пяти и шести лет - у дедушки началась с того, что его стараниями сироты были отконвоированы в полицию. Сейчас дед требует отобрать малышек у людей, которых те называют мамой и папой, и передать их ему на воспитание.

В шесть вечера в ювенальном суде тихо и безлюдно. За закрытой дверью идет процесс - последний на этот день. Слушается дело по иску жителя Жуалынского района Мейрамбека БЕРКИМБАЕВА (имена героев материала, кроме должностных лиц, изменены) к отделу образования акимата Тараза, а также проживающей в областном центре Зарине БАТЧАЕВОЙ - опекуну сестер Софии и Дарии БЕРКИМБАЕВЫХ. Аксакал требует передачи ему его биологических внучек, которых, как он написал в исковом заявлении, “удерживает у себя незнакомая, чужая женщина”.
“Чужая” - это он о Зарине. Она наша коллега по цеху - корреспондент одной из местных газет, поэтому мы, журналисты, и знаем подноготную этой истории, потому и пришли сюда с секретарем комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при акимате Жамбылской области Бахыт ЖАКСЫЛЫКОВОЙ, чтобы рассказать суду, какой на самом деле человек Зарина и как она спасала этих детей.
Софа появилась в жизни Зарины и ее мужа Андрея в сентябре 2012 года. Девочку передал им на воспитание племянник Андрея, так как Софа являлась ему падчерицей, дочерью от первого брака его гражданской жены. У племянника просто не было возможности воспитывать троих: ведь помимо старшей Софы была еще ее родная сестренка Даша и годовалый Артем. При этом ни кола, ни двора, ни работы. Между тем Зарина с Андреем потеряли своего первенца - семимесячная малышка умерла в больнице.
Тут как раз племянник собрался крестить девчонок, Андрея взяли крестным отцом, и после таинства крестный папа привел свою крестницу с вещами и документами к себе в дом. Когда Зарина заглянула в ее свидетельство о рождении, у нее ноги подкосились: Софа родилась точно в день смерти ее дочки! Ну как тут не скажешь, что это судьба? Тем более девочка в первый же день пребывания в новой семье назвала Зарину мамой!
Софа прожила у Зарины с Андреем почти два месяца. Первые дни не выходила из кухни - все время ела, ела и не могла насытиться! Наша журналистская братия собрала ей “приданое”: накупила платьишек, костюмчиков, игрушек - и Софа первый раз в своей жизни пошла в детский сад. Благодаря Зарининым стараниям постепенно Софа стала спокойно относиться к еде, выучила алфавит и потянулась к книжкам.
Но счастье Зарины и Андрея длилось недолго. Биологическая мама одумалась и попросила Софу назад. Что тут скажешь - мать есть мать. Она получила подлеченного, одетого и обутого ребенка. А Зарина получила еще одну психологическую травму.
…Основные события этой истории начали развиваться в октябре прошлого года. Позвонила Зарина: “Приезжай, надо посоветоваться. Софа снова у меня. И не одна, а с сестренкой и братиком. Случилось непредвиденное - их мама… повесилась”.
Детей племянник Андрея сразу привез в уже знакомый дом. И, опустив глаза, произнес: “Мне сейчас очень тяжело и морально, и материально. Может, вы возьмете детей? Всех. И Артемчика тоже…” .
Ночью у Зарины на кухне, постоянно прислушиваясь к тревожному детскому сну, мы обсуждали возникшую ситуацию. От своего первого мужа Кристина - так звали мать этих детей - ушла, когда младшей дочке был год. Обычная история: муж бил, пил, не давал денег. После ее ухода алименты не платил, игнорируя решение суда, а вскоре… бросился под поезд. Родственники мужа за все время их раздельной с Кристиной жизни никак себя не проявляли, а уж после смерти мужчины и вовсе “ушли в подполье”.
Так что у Зарины и Андрея выбора не оставалось - только принимать детей. И будущие приемные родители начали собирать документы на установление опекунства.
Гром грянул через месяц.
- Я с девочками в ОП-1, - рыдала в трубку Зарина. - Их хотят водворить в центр адаптации несовершеннолетних.
Оказывается, приехал дед сестер - 63-летний Мейрамбек, да не один, а в сопровождении секретаря комиссии по делам несовершеннолетних и защиты их прав при акимате Жуалынского района Лауры ОНГАРБАЕВОЙ. “Защищать права” детей госчиновница начала с того, что по ее настоянию первоклассницу Софию и ученицу нулевого класса Дарию прямо из школы доставили в полицию. Узнав об этом, Зарина поспешила им на выручку. И столкнулась с каким-то заговором: ей ничего не объясняли, к детям не пускали, требовали документы и обещали, что сейчас увезут сестренок в ЦАН!
После звонка Зарины мне пришлось обратиться к старшему помощнику прокурора Жамбылской области, известному защитнику детей Еркину КУАНЫШЕВУ. Часа через два он позвонил: “Вы не напрасно забили тревогу: в данный момент Онгарбаева должна находиться не в Таразе, а на рабочем месте в Жуалынском районе и заниматься своими вопросами, а не вмешиваться в дела, являющиеся прерогативой органов опеки и попечительства! Забирать малолетних девочек из семьи и помещать их в жесткие условия ЦАНа -
это дикость. Поэтому дети останутся у Зарины до решения опекунского совета”.
Так была отбита первая атака на приемную семью, которая вскоре была оформлена как положено: решением опекунского совета гороо акимата Тараза Зарина получила статус опекуна всех троих ребятишек: Софии, Дарии и Артема.
Поняв, что блицкриг не удался, Мейрамбек-ата обратился в суд, прося назначения опекуном Софии и Дарии (без Артема!) его самого.
До начала процесса я переговорила с его участниками и вот что услышала:
- Решение наше было единогласным и взвешенным, - поясняет член опекунского совета гороо Гульнара КУРАШЕВА. - Начнем с того, что других кандидатур на опекуна, кроме Зарины, не имелось, потому что Беркимбаев сам, как положено по закону, к нам не обращался - было лишь заявление его представителя и неполный пакет документов. Второе: по закону мы не можем разлучать брата и сестер, а дедушка желает стать опекуном только девочек. И потом, Зарина и Андрей - сравнительно молодая и полная семья, а дедушка уже в почтенном возрасте и до последнего времени официально был одинок: свой брачный союз он зарегистрировал буквально в эти дни. И самое-то главное: Зарина и Андрей уже делом доказали свою любовь и привязанность к этим детям, тогда как дедушка в восприятии своих внучек - незнакомец, в сознательном возрасте они никогда его не видели.
- Дедушка сейчас объясняет потребность забрать девочек одним - “моя кровь”, - говорит секретарь комиссии по делам несовершеннолетних облакимата Бахыт Жаксылыкова. - Но почему эта кровь молчала все годы, когда крохи с неустроенной мамой бедствовали, ютились по углам, терпели нужду? Невольно напрашивается мысль, а не в детских ли пособиях тут дело?
- Конечно, таразский орган опеки абсолютно прав: не мог же он назначить опекуном довольно пожилого человека с букетом серьезных заболеваний, который до последнего времени проживал вдвоем со своим младшим холостым 32-летним сыном? - рассуждает представитель Зарины в суде таразская правозащитница Роза КУШАКОВА (на снимке).
Сам Мейрамбек Беркимбаев от беседы со мной отказался. А нас так и не пригласили в зал судебного заседания. Почему-то суд не захотел заслушать свидетелей Зарины. По сути, выслушав только сторону истца, судья межрайонного специализированного суда по делам несовершеннолетних по Жамбылской области Ербол ДУЙСЕНБАЕВ вынес решение: отменить постановление горакимата о назначении Зарины Батчаевой опекуном детей. Но и Беркимбаеву в установлении им опекунства отказать. Что означает такое решение - покажет время… Пока дети находятся у Зарины и Андрея, которых уже называют мамой и папой.

Галина ВЫБОРНОВА, фото Ольги ЩУКИНОЙ, Тараз

Поделиться
Класснуть