5815

Искусство невозможного

Политику иногда называют искусством возможного. Потому что настоящий политик в своих действиях руководствуется трезвой оценкой реальной ситуации, соотношения сил и возможных последствий. Но сегодня, похоже, политические лидеры некоторых стран в своей внешней политике придерживаются принципа “Для меня невозможного мало”.

Эта фраза купца Мокия Парфеныча из “Бесприданницы” приходит на ум каждый раз, когда имеешь дело с очень богатым человеком, который жаждет новых завоеваний: в бизнесе, в любви, во всем. И в этом плане США мне напоминают Мокия Парфеныча, который не терпит возражения типа “Это невозможно”.
Схема проста. В поле зрения американцев попадает страна, богатая природными ресурсами. Желательно углеводородами. Но заполучить их мешает местный президент, которого Штаты из-за его несговорчивости вносят в список “диктаторов”. Под предлогом установления демократии начинается военная операция, в финале которой “диктатора” физически устраняют, а на смену ему приходят мелкие князьки, жаждущие денег и славы, готовые за бесценок уступить местные месторождения выстроившимся в очередь западным нефтегазовым компаниям.
По такому сценарию развивались события в Ираке, лидера которого Саддама ХУСЕЙНА казнили через повешение. Так было в Ливии, где Муаммар КАДДАФИ был отдан на растерзание толпы. С некоторыми изменениями в сценарии так произошло в Египте и Тунисе…
Теперь на очереди Сирия. В роли жертвы - президент Башар АСАД. К списку злодеев прибавились террористы из “Исламского государства”, “Джабхат ан-Нусру” (филиал “Аль-Кайеды”) и “Ахрар аш-Шам”.
И здесь в основе - экономический интерес. Как любят говорить сами американцы, ничего личного - только бизнес…
Дело в том, что в 2010 году были опубликованы исследования геологической службы США: в Восточном Средиземноморье имеется 1,7 миллиарда баррелей нефти и почти 3,5 триллиона кубометров газа. В планетарных масштабах речь идет всего лишь об одном проценте резервов, но вполне вероятно, что существенная часть средиземноморских нефтегазовых ресурсов может оказаться в исключительной зоне Сирии. И хотя ни одно месторождение до сих пор не было найдено и не разрабатывается, открываются “виртуальные перспективы”. При этом не стоит забывать о вполне реальных комплексах нефтедобычи, которые по большей части находятся на северо-востоке страны. Именно из-за них и ведут борьбу участники сирийского конфликта. Ну и, разумеется, не стоит сбрасывать со счетов роль Сирии в транспортировке энергоносителей.
Как ни крути - надо срочно установить здесь демократию, без которой просто невозможно нефть и газ грамотно поделить. А для этого необходимо свергнуть неугодного Башара Асада. Причем об этом говорит не только действующий президент США Барак ОБАМА, но и заученно твердят претенденты на его место. К примеру, Хиллари КЛИНТОН, выступая недавно в Нью-Гэмпшире, прямо заявила: “убрать” президента Башара Асада - это “основной приоритет” США. Эта дама не только родного мужа побьет, но и главе суверенной страны спуску не даст.
Для рядовых граждан нашей страны конфликт в Сирии так и оставался бы чем-то далеким и запутанным, если бы на сцену не вышла Россия, которая начала наносить авиаудары по позициям ИГ. Тут уж обыватели, далекие и от геополитики, и политики вообще прильнули к экранам телевизоров: кого же там русские бомбят?
И никто (ни наши телезрители, ни наблюдатели в Пентагоне) не оспаривает легитимность таких ударов - с юридической точки решение РФ безупречно. И все согласны, что террористов надо мочить даже в сирийских сортирах. Но для России эта военная операция не просто способ уничтожить воинов ИГ на чужой территории, не допустив их распространения на своей собственной. Ключом к пониманию происходящего может стать произнесенная с трибуны Генассамблеи фраза Владимира ПУТИНА о том, что терпеть складывающееся в мире положение уже невозможно. Сказано не только о войне в Сирии, но и об экспорте “демократических” революций по всему миру. “Терпеть невозможно” - это значит, что по американскому искусству невозможного готовится ответный удар. Надо думать, в тот момент, когда российский президент произносил эти слова, он уже знал о готовящейся сирийской кампании.
Для Путина участие в войне в Сирии не просто борьба с ИГ, не просто поддержка армии Асада и курдских ополченцев, которые “мужественно лицом к лицу сражаются с террором”, не просто сохранение российского влияния на Ближнем Востоке. Это в первую очередь ясный и недвусмысленный месседж Западу: Россия не намерена терпеть существующее положение вещей в мировой политике.
Более откровенно об этом высказался док­тор экономических наук, заведующий кафедрой антикризисного и стратегического менеджмента РГТЭУ Марат МУСИН: “Это не борьба сирийского народа за свободу и демократию, как пытаются представить нам СМИ. Это война за ресурсы, за нефть и газ, война за передел мира. И после Сирии и Ирана настанет очередь и нашей страны, России”.
Интересно, что российские бомбардировки в Сирии совпали с проводимым в Астане вторым раундом переговоров представителей сирийской оппозиции. Совпадение, надо думать, случайное, потому что сроки переговоров были оговорены заранее, а Кремль, начиная бомбардировки, вряд ли специально приурочил их к началу второго раунда.
Тем не менее сам факт такого совпадения придал переговорам в Астане совсем другой уровень и совсем другое значение. Мир в очередной раз убедился в стремлении официальной Астаны решать проблемы дипломатическим путем исходя из принципа, что политика все-таки - это искусство возможного, искусство компромисса.
И не столь важно, что в переговорах в Астане принимали участие представители только умеренной сирийской оппозиции. Настолько умеренной, что она не стала вносить в итоговое заявление под названием “Инициатива “Астана” призыв к бойцам вооруженной сирийской оппозиции сложить оружие.
Вместе с тем оппозиция Сирии заявила о намерении по итогам переговоров в Астане направить обращение к президенту Казахстана Нурсултану НАЗАРБАЕВУ с просьбой выступить в роли медиатора в разрешении сирийского кризиса.
Нынешние переговоры в Астане могут послужить хорошей основой для подготовки третьего раунда конференции по межсирийскому урегулированию в Женеве, считает директор Центра политических и внешних отношений Франции Фабьен БУССАР, выступивший в роли координатора “Астаны-2”.
“Даже если “Женева-3” не состоится, то “Астана-2” может быть продолжена в виде конкретных инициатив со стороны таких стран-посредников, как Казахстан, либо важных международных игроков - таких как Россия или Иран”, - заявил мсье Буссар.
А это значит, что переговоры в казахстанской столице были не напрасными.

P.S. Тем временем, как сообщает Daily Mirror, Россия отправила в Сирию спецназ, получивший боевое крещение в Чечне, и 7-ю гвардейскую (горную) десантно-штурмовую дивизию.

Рашид ГАРИПОВ, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее