2622

Не до шуток

Что-то случилось с планетой. Нет, она не перевернулась, но, похоже, произошло мощное смещение оси, потому что у многих землян произошел ощутимый сдвиг по фазе. И это стало особенно заметно после кровавых событий в Париже.

Оговорюсь сразу - все мы осуждаем терроризм. Во всех его проявлениях. И чем бы он ни оправдывался. Но теракт в редакции Charlie Hebdo примечателен тем, что в этом случае террористов долго и упорно провоцировали.
В 2006 году после скандала с публикациями карикатур на пророка Мухаммеда в адрес издания звучат первые предупреждения. В 2012 году на фоне беспорядков из-за фильма “Невинность мусульман” Charlie Hebdo публикует новую серию карикатур. После этого в адрес еженедельника поступает множество угроз. Но авторы издания с упорством непослушного и капризного ребенка, тыкающего пальцы в электрическую розетку, продолжают публиковать свои оскорбительные “шедевры”. Пружина терпения сжималась, и 7 января 2015 года она выстрелила.
И тут началось! Такое ощущение, как будто все ждали этого кровавого события. Вся европейская и американская пресса хором закричала о покушении на свободу слова. Политические лидеры, отложив все свои важные дела, помчались в Париж, чтобы поучаствовать в марше миллионов. Как будто мало было многочисленных телеграмм соболезнования и осуждения терроризма.
Тут же появился удачный лозунг. “Я - Шарли!” Всякий, кто не подписался под ним, подвергается остракизму. Даже Бараку ОБАМЕ, который не приехал на марш в Париж, досталось: “Обама - не Шарли”. В переводе на русский: “Барак - не пацан”.
А ведь, по сути, вышедшие под этим лозунгом отождествляют себя не только с жертвами теракта, а с авторами скабрезных рисунков. И в том, что они не просто эпатажны, а находятся за гранью вкуса и приличия, может убедиться каждый, кто найдет их в Интернете. Как говорят в таких случаях профессиональные сатирики, юмор ниже гениталий.
При этом в маршевой шумихе были отодвинуты на задний план совершенно невинные жертвы последовавших после 7 января событий: расстрелянные террористами заложники - посетители кошерного магазина, вся вина которых состояла лишь в желании купить продукты на ужин.
К сожалению, теракты происходят в мире часто, порой очень часто, почти каждую неделю. И их жертвами становятся десятки, а иногда и сотни невинных людей. Пассажиры французской и испанской подземки, дети Беслана, жители Пакистана и Афганистана… Но мир не содрогается и не собирается на многомиллионные марши.
Почему же жизни десяти сотрудников Charlie Hebdo оказались ценнее, чем кровь сотен безвинных младенцев Беслана? Нам твердят, что они погибли, отстаивая свободу слова. Какую?
Джеффри ГОЛДБЕРГ в американском The Atlantic дает однозначный ответ: “Мы, жители Запада, верим, что богохульство - это наше право, а не преступление”. Кто им дал такое право, Голдберг скромно умалчивает. Ему вторит автор скандальных “Сатанинских стихов” Салман РУШДИ: “Религии, как и все остальные идеи, заслуживают критики, сатиры и, да, нашего бесстрашного неуважения”.
А мы-то наивно полагали, что настоящая свобода исходит из уважения к чужой свободе. К свободе в выборе собственной религии и связанных с нею святынь. Будь то пророк Мухаммед, которого по канонам ислама вообще изображать нельзя, статуи Будды, иконы Христа или истуканы с острова Пасхи.
Но и тут апологеты “права на богохульство” находят теоретическое обоснование. Дескать, карикатура как оружие сатиры окрепла еще во времена Реформации, когда протестанты боролись с католиками. И доборолись. Сегодня католическая церковь низведена до роли прислуги для исполнения греховных притязаний паствы и вынуждена освящать перед ликом Пресвятой Девы Марии однополые браки.
Но этого мало. Надо втянуть в это “бесстрашное неуважение” и православную церковь. Первая попытка - панк-молебен группы Pussi Riot в храме Христа Спасителя. Не получилось - все закончилось вполне земным приговором и реальными тюремными сроками. И не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что на сей подвиг девицы пошли не по собственной инициативе, а по стороннему научению и благословению.
Осталось вывести из себя исламистских радикалов, которых в последние годы развелось не меньше, чем добродетельных мусульман. И это получилось.
Но вот что интересно. Исполнители тер­акта братья КУАШИ были давно под наблюдением французских спецслужб, но полгода назад наблюдение за ними сняли. Получается, что одним давали возможность провоцировать, а другим развязали руки для исполнения своих угроз.
И страна выбрана удачно - Франция, где на каждого коренного европейца приходится по нескольку выходцев из арабских стран.
Логичным продолжением прозвучало заявление ЦРУ о новых готовящихся терактах в Европе. Исполнители, как вы догадались, те же - исламисты-радикалы.
При этом, разумеется, звучат робкие просьбы избегать нагнетания исламофобии. Как избегать, когда всех, кто только намекнет, что он не одобряет публикации злосчастных карикатур, тут же подвергают преследованиям?
В Орлеане молодой человек приговорен к шести месяцам заключения за то, что в день национального траура по жертвам тер­акта выкрикнул “Да здравствует калаш!” и изобразил стрельбу из автомата перед четырьмя сотрудниками полиции.
А еще французские правоохранительные органы начали расследование в отношении юмориста Дьедоне МБАЛА-МБАЛА, который на своей странице в Facebook оставил ироничную запись: “Что я скажу после этого исторического марша… Легендарно! Волшебный момент, равный Большому взрыву, создавшему Вселенную!.. Или, в меньших масштабах, сравнимый с коронацией Верцингеторикса. Сейчас я наконец-то дома. Что касается меня, знайте, что сегодня я чувствую себя Шарли Кулибали”. Правда, потом эта запись была удалена, но это не помешало главе МИД Франции Бернару КАЗНЕВУ назвать заявление комика низостью и по­обещать проверку в этом отношении.
Интересно, а как бы среагировал Запад, если бы Charlie Hebdo опубликовала карикатуры на гомосексуалистов? Наверняка прозвучали бы голоса: “Не сметь! Это святое!”.
Впрочем, раздаются и трезвые голоса. Обозреватель The New York Times Дэвид БРУКС в своей авторской колонке пишет, что, несмотря на жестокость нападения на редакцию и последовавшие за ним события, необходимо “еще раз задуматься над тем, как сделать наш подход к сатире и провокаторам менее лицемерным”.
Брукс отмечает, что если бы журналисты Charlie Hebdo попытались опубликовать что-то подобное в США, их газета “не продержалась бы и 30 секунд”, а самих редакторов обвинили бы в ксенофобии. Американцы же “восхваляют Charlie Hebdo за смелость печатать карикатуры на пророка Мухаммеда”, подразумевая, что в самих США это просто невозможно по морально-этическим со­ображениям, подводит итог журналист.
И это еще одно подтверждение того, что кому-то на Западе очень хочется раздуть из теракта в сатирической газете нечто похожее на пожар на маленьком и тесном европейском кораблике. Да так, чтобы 11 сентября показалось детской шалостью со спичками. И не важно, что в его огне будут пылать не отдельные страны, а целые цивилизации.
Тем временем в Дрездене проходят новые марши. Не против терроризма, а против исламизации.
И тут на самом деле не до шуток.

Рашид ГАРИПОВ, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее

На повестке - сплочение элит Анау-мынау о текущем моменте
На повестке - сплочение элит

Вчера в Нур-Султане на совещании под председательством Елбасы Нурсултана НАЗАРБАЕВА с участием членов правительства, партии Nur Otan и ее фракции в мажилисе были рассмотрены ход реализации предвыборной программы партии “Казахстан-2021: Единство. Стабильность. Созидание” и выполнение Плана нации “100 конкретных шагов”.

548