5160

Как верблюды

У самой кромки воды черный от загара парень тянул за собой верблюда. Животное было без настроения, к тому же страдало циститом, отчего часто-часто приподнимало хвост, и моча скудным водопадом опрокидывалась в горное озеро.
Толстые тетки с пузатыми кавалерами изъявляли желание сфотографироваться верхом на верблюде, неуклюже усаживаясь между горбами. Для этого погонщик тянул веревку, обвитую вокруг шеи, вниз, и скотина как подкошенная падала на перед­ние ноги и при этом орала на весь пляж.
Потом, когда упитанные тети или дяди устраивались на спине верблюда, парень бил его по ногам, чтобы он поднялся, и выскочивший, как черт из табакерки, местный фотограф суетливо запечатлевал момент экзотического отдыха. Бесконечные приседания животного были похожи на пытки.
- Уйди, а! - попросила я погонщика.
Он сделал вид, что не слышит.
Над нами летали парашютисты, от причала отправлялся пароход, чтобы на середине озера желающие поплавали, а не умеющие держаться на воде испытали бы трепет и восторг (а может быть, и нет), карусель обозрения высотой 76 метров медленно поднимала и опускала кабины, а на американских горках отдыхающие визжали от переизбытка адреналина.
Верблюд орал громче.
Погонщик заставлял его бесконечно вставать на колени перед сытыми отпускниками.
Странная штука: боль от приседаний (бывает ли у верблюдов остеохондроз?), от тяжести взгромоздившихся почти обнаженных тел, фотографирующихся на фоне озера в горах, на вершинах которых не растаял снег, и даже наглядный позор в виде струящейся мочи (который никак не портил настроение загорающих) выливались в небольшой кошелек, который должен был прокормить погонщика и его семью осенью, зимой и весной, когда сегодняшние туристы будут зарабатывать на очередной отдых у моря.
Рядом бабушка орала на внучку:
- Рита, сейчас врежу! - и замахивалась лапищей.
Внучка не боялась и упорно делала все то, что запрещала бабка: оставляла мокрые фрукты на песке и сбрасывала с головы панамку.
- Рита, б...ь, - сказала бабушка.
- Сама б...ь, - ответила внучка пяти лет.
Мы ушли на другой пляж. Там не было верблюда - кормильца семьи, который создавал мне дискомфорт от того, что переполняющая жалость к животному соседствовала с брезгливостью и желанием оградить своих маленьких любимых деток от воды, в которую стекала моча верблюда.
Мы поменяли пляж. Там было лучше.
Но еще лучше было в пансионате, где по утрам вода из горного озера набиралась в бассейн, огромная труба завораживающе шумела, у столиков суетились официанты, а в номер отеля, огромного, размером с хорошую однокомнатную квартиру, можно было входить через окно. Это была стена-окно, в которую вписали открывающуюся дверь. Но нам хотелось и на море, по­этому мы каждый день по нескольку часов совершали прогулки из комфорта класса люкс (так нас по крайней мере убеждали рекламные брошюрки) в дикость, чтобы, перед тем как расстелить покрывало на песке у моря, собрать небольшой, практически полный полиэтиленовый мешочек окурков…
Я там видела постояльцев нашего отеля, которые у бассейна вели себя как на отдыхе в Турции, стряхивая пепел в пепельницы, а на берегу озера они бросали тлеющие обрубки сигарет в песок, под босые ноги отдыхающих...

Хельча ИСМАИЛОВА, фото сайта se-boy.livejournal.com, Алматы

Поделиться
Класснуть