2908

Не хухры-мухры

Майра НАЙМАН сказала:
- Мы поменяем мой билет и поедем в одном купе.
За несколько дней мы успели подружиться.
И все же. Сдать билет и ждать, что чудом найдется место на следующий поезд, который придет на пути буквально минут через двадцать?
- Может, не стоит рисковать? - осторожно спросила я.
Она решительно пошла к кассам.
Играючи милая женщина купила, казалось бы, несуществующий билет, по крайней мере, нам пытались сказать об этом, при этом Майра убедила кассиршу, что билет нужен в определенный вагон, а уже в поезде с шутками-прибаутками сделала так, что мы оказались в одном купе. Так же она обустроила своих коллег по целительскому цеху: они ехали в пустых соседних купе.
Это вам не хухры-мухры: я ехала с тремя целителями, они же ясновидящие. А вместе мы возвращались из командировки в Туркестан, где известные врачи страны и не менее известные народные целители решали вопросы оздоровления нации.
Я успела поинтересоваться у Майры, от каких недугов она помогает исцелиться. Она ответила, что от алкогольной зависимости. Ну и все. Два других целителя были иностранцами, заскочившими на мероприятие, правда, сносно владеющими казахским языком. Они сразу уснули, а мы поболтали, что-то там поели, прибрали за собой и тоже уснули.
Ночью нас разбудил истошный крик женщины. Она требовала, чтобы освободили ниж­нее место. Согласно купленным билетам. Ее успокаивали проснувшиеся пассажиры и проводники: ничего страшного не произошло, вот вам рядом свободное место и тоже на нижней полке, а соседнее купе так вообще свободно. Дама попалась принципиальная.
Согнала она со своего места мужчину, тот оказался целителем-иностранцем и спросонья не захотел идти в пустое купе, а стал требовать, чтобы его тоже поместили на место, указанное в его билете... Началась в вагоне чехарда, сдобренная матами. Все куда-то перемещались, стаскивали одеяла, искали свои кружки и стаканы, спотыкались, дети плакали...
Больше всех пострадали два ясновидящих иностранца. Их все переселяли и переселяли, пока не вмешалась Майра.
На своих местах остались только мы.
- Слушай, - спросила я Майру, - а иностранцы не могли предвидеть такую ситуацию?
- Ой, какая ты смешная, - ответила Майра и уснула.
Утром я увидела, что два иностранца с даром ясновидцев, или, по-другому, народные целители, стояли в проходе с мальчиком, один что-то шептал над ребенком на непонятном языке, а другой разводил руки над головой, как будто собирался прыгнуть с трамплина.
- Это мальчик, мать которого устроила вчера вселенское переселение, - тихо пояс­нила мне Майра.
- А это ваша месть? - ахнула я.
Майра рассмеялась, как будто услышала анекдот.
Тут к нам вошла мама мальчика. Чего-то я забыла, что было причиной ее визита, то ли она услышала наш разговор, то ли было еще что-то до моего пробуждения.
- Я к вам, - обратилась она к Майре.
- Хорошо, - ответила Майра, - подождите. -
Спустилась с верхней полки, пошла умыла лицо, села напротив и стала говорить, что мальчик падал с высоты, упал очень больно, что появились проблемы со здоровьем, энурез, и мама стала нервной, потому что не верит, что мальчика можно вылечить, потому что они уже и за границу ездили...
Тут женщина, ночью перебудившая весь вагон, стала рыдать в голос и выдавать порциями историю своей жизни.
- Он... упал с пятого этажа. Там был сугроб. Иначе бы он насмерть, а теперь он... заикается... писается. И еще...
Там был такой букет заболеваний, мама дорогая...
- Дайте мне руку, - попросила Майра и, взяв ее за руку, стала что-то говорить, тихо, как убаюкивая, и гладила по спине, пока женщина не успокоилась.
- Вылечится ваш сын, - сказала Майра и кивнула в сторону своих коллег: - Они самое главное уже сделали.
Те коллеги стояли в дверях, они пришли к нам пить чай, Майра пригласила, когда к умывальнику бегала.
Женщина ушла, вернулась с пачкой денежных купюр.
- Я не знаю, хватит ли здесь, - сказала.
- Убери! - сказал громко, даже чересчур громко иностранец, которого она согнала ночью с постели.
- Позови сына, - сказал другой, - бата беремiз (хотим дать благословение. - Ред.).
Женщина привела сына. Тот стоял и улыбался целителям как старым знакомым, а мама его мелко-мелко тряслась, как в лихорадке, пока целители прочли молитву.
- Все, - сказал один из иностранцев. - Иди, мы вам больше не нужны. А за сына не беспокойся.

Хельча ИСМАИЛОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть