6413

Помогите или умрите

Сотрудники скорой медицинской помощи Алматы рассказали о своей работе в период массовых беспорядков

Помогите или умрите


Материальный урон, нанесенный службе скорой медицинской помощи в эти смутные дни января уже подсчитан. Повреждено 32 санитарных спецавтомобиля, четыре из которых вовсе не подлежат восстановлению. Остальные, замотав скотчем разбитые фары и мигалки и подлатав «увечья», уже выезжают к больным. Город постепенно возвращается к мирной жизни, а медики со «скорой» к привычным вызовам. О том, что пережили они, выезжая оказывать помощь в места беспорядков, вспоминают и рассказывают с содроганием.

Усиленный режим работы служб скорой медицинской помощи города начался еще вечером 4 января. Вызовы в район площади Республики не заставили себя ждать, стала поступать информация о большом количестве пострадавших. Экстренная помощь требовалась как силовикам, так и тем, кого они пытались нейтрализовать. Звонившие зачастую были очень агрессивны, о чем диспетчеры спешили предупредить бригады. Надеясь, что у протестующих хватит совести не мешать оказывать первую помощь, медики все же поспешили на вызовы.

В тот день в Алматы пострадало пять сотрудников скорой помощи. Четверо из них сейчас уже вернулись к работе, один находится на больничном. Сотрудников «скорой» избивали, ломали транспорт и оборудование, отбирали медикаменты и средства индивидуальной защиты. Три бригады были захвачены протестующими, чтобы беспрепятственно передвигаться по городу. Их удерживали около трех часов.

Фельдшеры потрясены случившимся и, общаясь с журналистами, просят не показывать их лица и изменить имена. Опасаются мести со стороны зачинщиков беспорядков и лиц, им сочувствующих.

- Прямо на станцию явились неизвестные люди. К нам подошли девять человек в масках с саперными лопатками в руках, - вспоминает фельдшер одной из подстанций скорой медицинской помощи Алматы Фарид Б.. –Угрожая расправиться с нами, забрали нас на Новую площадь. Машину проверяли каждые десять метров, искали оружие, проверяли аппаратуру и все содержимое машины. Кроме этого, просили бинты, маски, содержимое биксов. Во время проверки сняли с машины номера. Когда наконец мы прибыли на место, куда нас сопроводили, из машины без номеров вынесли человека. Осмотрев его, мы поняли, что этот человек уже мертв - огнестрел. Чтобы сохранить свою жизнь, из очага беспорядков мы выехали уже с телом.

 Позвонили старшему врачу и по его рекомендации отправились к 12-й горбольнице. До нее нас сопровождали два автомобиля без номеров. Там же на площади, нас предупредили, что, если мы станем оказывать помощь военным или полицейским, нас убьют, а машину сожгут.

Абдумалик С. тоже дежурил 4 января. Он рассказывает: ближе к десяти часам раздались выстрелы, звуки взрывов гранат:

- На пересечении проспекта Абая и улицы Наурызбай батыра нам поступил вызов. Но по пути нас остановили сотрудники полиции с просьбой оказать помощь их товарищам. Ехать мы должны были на Сатпаева- Назарбаева. По словам, полицейских, там было много пострадавших. С одобрения диспетчера и старших врачей, которых мы уверили, что нашим жизням ничего не угрожает, мы откликнулись на просьбу. На тот момент нам действительно ничего не угрожало. В машину сели три сотрудника полиции – один с сотрясением мозга, другой с отравлением слезоточивым газом, а третий был без сознания. Его принесли товарищи. В тот момент, когда я хотел осмотреть пострадавших, мы услышали шум возле машины, стрельбу. Митингующие в касках, вооруженные дубинками и камнями, начали бить по машине. Разбили стекла, открыли дверь, из которой мы вытаскиваем каталки, и забросили в салон гранату. Повалил едкий газ, прогремел взрыв. Пострадал я и полицейские, которым я собирался оказать помощь. Благо, от взрыва гранаты не пострадал водитель– уберегло стекло между салоном и его креслом. Нас не выпускали. Но благодаря сотрудникам полиции, оставшимся на месте, удалось оттеснить нападавших. Из окна мы видели, что помощь требовалась многим сотрудникам. Около десяти полицейских хотели обратиться к нам. Но митингующие не давали им приблизиться. Угрожали расправой нам, требовали от полицейских выйти из «скорой». «Что вы спрятались, думаете «скорая» вас спасет. Мы вас всех здесь сожжем», - говорили. Ехали мы до центральной клинической больницы уж точно с ветерком, стекла-то выбиты, как в кабриолете. Было холодно и невыносимо слезились глаза. В больнице нас встретили, обследовали, но я предпочел выйти на работу. Мне промыли глаза и мы экстренно вернулись на подстанцию. Через сутки мы уже были снова на работе.

- Мы приняли вызов к избитому демонстранту. Это было 5 января, около обеда, - присоединяется к разговору Габит З., работающий на «скорой» уже около 20 лет. – Прибыв на Шевченко-Назарбаева, мы увидели устрашающую толпу. Даже думали развернуться. Но пострадавший, по словам его товарищей, был без сознания. И звонивший был очень вежлив. Когда прибыли на место, к нам сел сопровождающий и криком отгонял от машины агрессивную толпу. Хотя машину обшмонали основательно, все вывернули. В руках у людей были арматура и трубы. Увидев пострадавшего мы удивились, он был в военной форме. Так же вежливо нас вывели и из беснующейся толпы. Военного мы госпитализировали. Хуже стало вечером – мы госпитализировали пациентов в состоянии агонии, очень тяжелых, изувеченных очень жестоко.

Фархат П. доставил в больницу раненого демонстранта и направился к карете «скорой» помощи, припаркованной во дворе больницы, когда к нему подошли трое неизвестных. Медики закрылись в машине, но протестующие выломали двери и окна. «Скорой» велели ехать на площадь.

- Было очень много людей азиатской национальности, говорящих на непонятном языке, - рассказывает фельдшер. – Они были вооружены дубинками. Раскачивали машину и хотели ее перевернуть. Чудом нам удалось уехать оттуда. Но по пути в нас летели камни и бутылки с зажигательной смесью.

Это были опасные дни. В городе неспокойно. Не работал интернет, а в некоторых районах и мобильная связь. Планшеты, которыми пользуются обычно медики на «скорой», были почти бесполезны. Связь с правоохранительными органами была потеряна. Спасала, рассказывают они, только корпоративная связь.

Диспетчерам приходилось чудом угадывать, кто на том конце провода – реальный пациент или замаскировавшийся бандит. На второй день после массовых беспорядков и мародерства, преступники стали хитрее и вызовы к пострадавшим подельникам стали маскировать под рядовые, гражданские.

Андрей ЛОЖКИН.

- 6 января с адреса Мамыр-2 звонил мужчина с жалобой на головную боль. У подъезда бригада связалась с ним еще раз, и он пообещал всех медиков перестрелять, если они приехали с полицией. Естественно, бригада оттуда уехала. А он начал терроризировать медиков по телефону, обещая приехать и разобраться с нами на подстанции. Мужчина признался, что у него огнестрельное ранение, но он боится полиции. Рекомендовали ему, раз уж он такой герой, самому добираться до больницы. А тем временем, отправили его данные и адрес в полицию , - сообщает исполняющий обязанности директора службы скорой медицинской помощи Андрей ЛОЖКИН. – Город был атакован, мы не могли попасть на вызовы в некоторые районы. Но пациентов без помощи мы не оставляли - оказывали консультации по телефону. Совсем уж экстренные случаи брали на свой страх и риск.

Но больше всех террористов и бандитов медиков «скорой» удивила … бабушка. 78-летняя алматинка жаловалась на головную боль и хотела, чтобы ей оказали помощь, прорываясь через все оцепления.

- Объяснив, что в ее районе проводится антитеррористическая операция, нападают на «скорые», в ответ мы услышали: «Ну ничего, вас же много, одного убьют, а другие пусть работают!» Этот эгоизм со стороны населения нас поразил. Понимая, что творится в городе, нас вызывали даже… на понос! А ведь у нас есть сотрудник, который, чтобы не сорвать графики, работал почти четверо суток. Я еще раз уверился, что наши сотрудники настоящие герои.

Уже вторые сутки «скорые» в Алматы работают в обычном режиме. Перебои с бензином устранены. Принимают теперь все вызовы. Они, а их обычно в сутки бывает порядка двух с половиной тысяч, снова стали вполне мирными – давление, сердце, вернулся и коронавирус.

Юлия ЗЕНГ, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть