14848

Чтоб мы так жили!

С какой радости годовое довольствие топ-менеджеров “Самрук-Казыны” сопоставимо с доходами главы Европейского центробанка?

Наша газета продолжает следить за широкомасштабной оптимизацией расходов фонда национального благосостояния (ФНБ) “Самрук-Казына”. Напомним, чтобы сократить издержки, ФНБ нанял иностранных консультантов (см. “Надо не за бугор смотреть, а бороться с коррупцией”, “Время” от 22.11.2012 г.). Недавно в Институте политических решений (ИПР) проанализировали процесс избавления от непрофильных активов в ФНБ “Сам­рук-Казына” и пришли к выводу: раздутая структура фонда - это один из эффективных способов создавать за счет государственной поддержки выгодный бизнес.

Сегодня мы публикуем весьма любопытные фрагменты аналитического доклада, подготовленного специалистами ИПР.
Согласно ему в составе “Самрук-Казыны” сейчас насчитывается около 600 компаний, около 2/3 из которых фонд контролирует напрямую, остальные - совместно с частными совладельцами.
На сайте ФНБ непрофильные активы разделены на три группы.
Первая - это предприятия и объекты, подлежащие реализации: отели, санатории, квартиры, общежитие, бизнес-центр, земельные участки, офисные помещения. Их суммарная стоимость составляет 43,2 млрд. тенге.
Вторая группа - активы, которые будут переданы ведомствам. В частности, Музей истории Казах­стана, Дворец бокса, Клуб нефтяников, Клуб ветеранов и т.д. - всего на сумму 27,5 млрд. тенге.
Третья группа активов будет оставлена в холдинге. Среди них  гольф-клуб, санаторий, башня в Изумрудном квартале Астаны. Их общая стоимость - 33,98 млрд. тенге.
Наибольшее количество непрофильных активов у одной из крупнейших “дочек” фонда - НК “КазМунайГаз” (КМГ). По словам главы “Самрук-Казыны” Умирзака ШУКЕЕВА, эти активы оцениваются в 43 млрд. тенге!

В ИПР считают: несмотря на то что КМГ постоянно избавлялся от санаториев, гостиниц, транспорт­ных, строительных, медийных структур и прочего “неликвида”, количество непрофильных активов чудесным образом увеличивалось. Так, если 10 лет назад в структуре “КазМунайГаза” насчитывалось 48 “дочек” и прочих зависимых организаций, то в 2008 году - уже около 190 компаний, из которых 40 процентов относились к непрофильным. Причем финансовые вливания в некоторые непрофильные активы настолько “утяжелили” их, что они стали перевешивать профильные.
В качестве примера в ИПР приводят компанию “КазМунайГаз-Сервис”, которая обслуживает несколько десятков объектов и офисов КМГ. Оказывается, она “весит” больше, чем, например, “КазМорТрансФлот” - компания, транспортирующая нефть и имеющая контракты на поддержку морских операций на Каспийском шельфе.
“Анализ деятельности компании по отчуждению непрофильных активов показывает, что этот процесс непрозрачен, - пишут аналитики ИПР. - Сторонних наблюдателей нередко озадачивают цена и скорость, с которой активы передаются от одного субъекта другому. Имеются факты реализации профильных активов, размывания госимущества (переданного в оплату госпакетов акций путем создания аффилированных компаний), занижения стоимости реализуемых активов”.
Теперь “КазМунайГаз” планирует реализовать в течение нескольких лет порядка 20 непрофильных активов и 349 непрофильных объектов балансовой стоимостью около 95 млрд. тенге. Всего же программа реструктуризации активов АО “НК “КазМунайГаз” на 2012-2016 годы преду­сматривает за счет реализации и ликвидации непрофильных активов сокращение общего количества дочерних организаций компании с 244 до 191! И это при том, что согласно предыдущей программе реструктуризации к концу 2007 года в составе “КазМунайГаза” должна была остаться всего 21 “дочка”!
“Вывод очевиден: причины обрастания нацкомпании непрофильными активами не устраняются, - отмечают ипээровцы. - Неудивительно, что EBIDTA margin (прибыль до вычета процентов, налогов и амортизации. - В.Б.) у национальной компании (несмотря на растущие с 2009 года цены на нефть) с 25,7% в 2008 году снизилась до 16% в 2011 году”.

Аналитики ИПР приводят и другие любопытные показатели. Крупнейший и по сути государствообразующий фонд Казах­стана получает прибыль, в 5 раз меньшую, чем немецкий автомобильный концерн Volkswagen. Так, чистая прибыль последнего по итогам 2011 года по сравнению с предыдущим годом выросла более чем в два раза и составила 15,4 млрд. евро, а “Самрук-Казыны” - лишь на 13% (до 594 млрд. тенге - это около 3 млрд. евро). Тем не менее с такими скромными финансовыми показателями топ-менеджеры ФНБ зарабатывают за год примерно столько же, сколько президент Европейского центрального банка (его годовое довольствие - 351,8 тыс. долларов). Впечатляет, не правда ли?
Другой пример. При увеличении валовой прибыли АО “Разведка Добыча “КазМунайГаз” в 2010 году по сравнению с 2009 годом на 21% выплаты членам его правления выросли аж на 65%! В то же время размер внешнего долга “Самрук-Казыны”, образовавшегося в основном за счет привлечения внешних займов входящими в фонд компаниями, достиг 3,2 трлн. тенге. Авторы доклада ИПР задаются вопросом: насколько эффективны такие управленцы?
“Складывается впечатление, - говорится в документе, - что многоступенчатая и раздутая структура ФНБ “Самрук-Казына” с периодической “оптимизацией” - один из эффективных способов, позволяющих заинтересованным лицам за счет государственной поддержки создавать выгодный бизнес (выделено мной. - В. Б.). Финансовые результаты деятельности десятков таких приватизированных под предлогом избавления от непрофильных активов и оптимизации расходов “дочек” и “внучек” НК “КазМунайГаз” подтверждают эту версию”.

Кстати, внимательные читатели наверняка заметили, что некоторые цифры и факты этого анализа не совсем согласуются. Поэтому мы обратились за комментариями к одному из авторов отчета - аналитику ИПР Сергею СМИРНОВУ.

- Сергей, с одной стороны, г-н Шукеев заявляет, что в “КазМунайГазе” непрофильных активов на 43 млрд. тенге. С другой стороны, эта компания в ближайшие годы намерена реализовать “неликвид” на 95 млрд. тенге. Где логика?
- Да у нас у самих вызывали недоумение эти цифры! Но все данные были взяты из официальных источников: с сайта фонда, из официальных выступлений его руководителей и т. д.
- В вашем отчете говорится, что по программе реструктуризации на 2012-2016 годы КМГ намерен избавиться от 53 непрофильных “дочек”. И в то же время, что эта компания в течение нескольких лет продаст 20 активов и 349 непрофильных объектов.
- Ключевая фраза здесь - “несколько лет”. Это может быть и два года, и три, и четыре. Видимо, эти сроки входят в пятилетний план реструктуризации на 2012-2016 годы.
Что касается активов и объектов, то нам тоже не совсем понятно, что к чему относят. Например, актив в классическом понимании - это компания, АО или ТОО. А вот как быть, например, с гостиницей? С одной стороны, она - объект как здание. С другой стороны - актив, если считать ее предприятием. Кстати, г-н Шукеев в начале 2012 года, вскоре после того, как он возглавил фонд, пообещал разработать отсутствующую, по его словам, стратегию развития. Заявил так, будто никто из его предшественников подобные программы не разрабатывал. Возникают как минимум два вопроса: чем не угодили стратегии, предложенные предыдущими руководителями фонда? и почему новое руководство ФНБ их не обнаружило? Кстати, в представленной г-ном Шукеевым стратегии развития ФНБ “Самрук-Казына” на 2012-2022 годы все те же, уже набившие оскомину новеллы об “индустриализации”, инновациях, “народном” IPO, обнародованные еще его предшественниками.

Аналитики делают вывод: очистку фонда от ненужных и непрофильных активов нельзя поручать самим входящим в него нацкомпаниям. Как свидетельствует практика, такие попытки оказываются безус­пешными. Выстроенная система располагает к неправедному обогащению управляющих госактивами людей и их окружения. И это понятно: доступ к ФНБ “Самрук-Казына” открывает и доступ к огромным финансовым ресурсам входящих в фонд компаний, дающих свыше 40 процентов ВВП страны.
Крупный бизнес, используя государственные компании в своих целях, будет “продавливать” свои интересы и добираться до бюджетных средств. А значит,  “Самрук-Казына” будет постоянно освобождаться от столь же постоянно нарастающих непрофильных активов. Без абсолютной прозрачности процесса очистки фонда от непрофильных активов никакая его реструктуризация и планируемый ребрендинг ничего не изменят.

Виктор БУРДИН, burdin@time.kz, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы

От редакции Надеемся, что председатель правления ФНБ “Самрук-Казына” Умирзак Шукеев, которому мы вчера направили официальный запрос, изложит читателям газеты “Время” свои контраргументы в ответ на выводы экспертов ИПР. Если же Умирзак Естаевич не ответит, то нам не останется ничего другого, кроме как считать его молчание знаком согласия с мнением экспертов: ФНБ живет не по средствам.

Поделиться
Класснуть