12128

Запоздавшее правосудие

Наш специальный корреспондент Тохнияз КУЧУКОВ передает из Актау, где вчера в столице Мангистауской области начался судебный процесс против 37 участников массовых беспорядков в городе Жанаозене 16 и 17 декабря 2011 года.

Процесс начался с часовой задержки. Мало того, не успев открыть судебное заседание, председательствующий Аралбай НАГАШБАЕВ тут же объявил перерыв до 15 часов, вызвав ропот негодования в зале.

Суд планировали начать в десять утра по местному времени. За час до суда вокруг здания молодежного центра “Арман”, где проходит заседание, выставили полицейское оцепление. К заднему крыльцу подогнали карету “скорой помощи”. В это же время стали стягиваться родственники подсудимых, потерпевшие, общественные защитники…

В 8.30 по местному времени у входа в фойе молодежного цент­ра появляются усиленные патрули полиции и судебных приставов. Проверяют детектором каждого входящего, настойчиво просят выключить мобильные телефоны и оставить их в специальных ячейках. Вместе с журналистами пытаются прорваться родственники подсудимых, но их вытесняют на улицу. Как выяснилось, в зал могут войти лишь те, кому выписаны повестки. Для остальных вход, скажем так, ограничен. И это - открытый процесс!

9.30 утра. Запланированного брифинга нет. Вообще с самого начала все идет как-то не по плану. Сначала сотрудник пресс-службы Мангистауского областного суда суетливо просит журналистов подождать в зале заседаний и не прорываться в отведенную для родственников подсудимых комнату на первом этаже здания. Взамен обещает открытый процесс. Но местные жители, узнав, что для журналистов намерены создать временный пресс-центр, начинают роптать.
- Это что за открытый процесс, если журналистов не пускают в зал заседаний?! - кричит по-казахски какая-то женщина. - Требуем прессу на процесс!
- Без прессы суда не допустим! - вторят ей хором несколько крепких мужчин средних лет.
Возмущенная толпа прорывает жиденький кордон судебных приставов - и… в рассчитанный примерно на 150 человек зал набивается в два раза больше людей. Часть из них стоят вдоль стен. Пожилая женщина, вздыхая, принимает таб­летку валидола. Уже через пять минут становится нестерпимо душно. Двое парней с обветренными лицами, проходя мимо, нервно матерятся:
- И это, б…, они называют большим залом?! Людям сесть некуда, а еще на улице около двухсот человек попасть сюда не могут.

10.15. Судьи все нет. Напряжение в зале растет. Народ начинает возмущаться. Через 15 минут заходит секретарь суда - сверить списки всех фигурантов этого процесса. Вслед за ней появляются оппозиционеры Рыспек САРСЕНБАЙ и Булат АБИЛОВ. Следом - группа прокуроров в синих мундирах.

В 10.40 наконец входит судья и, едва начав процесс, заявляет:
- Из находящихся под подпиской 7 фигурантов не явился несовершеннолетний Нурсултан МУКАШЕВ. Для принудительного привода Мукашева объявляется перерыв до 15 часов.
Под свист и улюлюканье зала судья спешно удаляется. Народ требует начала процесса. В центр зала выходят Абилов и Сарсенбай.
- Мы - члены общественной наб­людательной комиссии, - пытается перекричать галдящую толпу сопредседатель ОСДП Абилов, переходя на казахский язык. - На улице стоят сотни родственников и наблюдателей, их не пускают, мотивируя отсутствием свободных мест. Сейчас поедем к акиму области Бауржану МУХАМЕДЖАНОВУ. Будем просить найти подходящее помещение, чтобы все желающие могли участвовать в процессе. Суд обещали сделать максимально открытым - нужно, чтобы власти сдержали обещание.
Представители общественной комиссии покидают зал, но родственники выходить явно не намерены. Судебные приставы при поддержке полицейских постепенно вытесняют людей на улицу. Там их встречает толпа.
- Ну что там? Сот бола ма? Наших родственников видели? Эта милиция близко не подпускает, - встречающие осыпают выходящих вопросами.

В стороне от центрального входа стоят несколько возмущенных аксакалов. Подходим к ним.
- Я родственник НЕПЕСОВА, - крепко затянувшись сигаретой, представляется Аманкелды ЖАУМИТБАЙ. - Парень уже четыре месяца сидит. Он единственный кормилец в семье из семи человек. За что его “закрывать”?! Никого не убил, ничего не организовал. А его взяли и “закрыли” - за компанию! Таких, как мой родственник, много. Почему столько месяцев власти и “Нур Отан” делали вид, что ничего не происходит?! Я заявляю, что простой народ ни в чем не виновен. Мы не против присутствия членов правящей партии. Пусть выясняют, наказывают виновных - порядок надо наводить, никто не спорит. Но почему должны отвечать простые работяги?
Его прерывает женский крик. Молодая женщина, называя себя женой подсудимого, выясняет у репортеров, нет ли среди них представителей одного республиканского государственного канала. Узнав, что журналисты этого канала ведут съемки, женщина резко заявляет:
- Уходите! Люди уже не верят вам - государственному телевидению. Вы все показываете односторонне, людей слушать никто не хочет!..
Окружающие одобрительно кивают…

Тохнияз КУЧУКОВ, kuchukov@time.kz, Владимир ТРЕТЬЯКОВ, фото, Актау

Вместо P.S. В 15 часов по местному времени судебное заседание продолжилось, однако уже через 10 минут прессу по настоянию прокуроров попросили удалиться.

Поделиться
Класснуть