15121

Финполу Хоргос не по зубам?

На интернет-портале “Рес­публика” появилась публикация под многозначительным заголовком “Над Кожамжаровым сгущаются тучи”. В ней говорится о том, что громкое “хоргосское дело” изъято у финансовой полиции и передано в специально созданную межведомственную следственно-оперативную группу, состоящую из сотрудников КНБ, Генеральной прокуратуры, МВД и “всего двух финансовых полицейских”.

Из материала следует, что межведомственная война приняла ожидаемый, но достаточно острый оборот, и КНБ было “продавил” решение отобрать у финансовой полиции дело, по которому в качестве обвиняемых проходят в том числе и высокопоставленные сотрудники Комитета нацбезопасности, Если это правда, то выходит, что чекисты будут расследовать дело о самих себе. В этой же публикации говорится о том, что надзорный орган - Генеральная прокуратура - будет весьма условно “вести” “хоргосское дело”, по сути, им будет заниматься следственная группа из числа комитетчиков. Если все так, то об объективности следствия, скорее всего, можно будет забыть.
Прочитав об этом, наш коррес­пондент обратился во все пресс-службы ведомств, которые, как пишет “Республика”, включены в межведомственную группу. Наиболее внятный ответ удалось получить от представителей МВД. Начальник управления пресс-службы Олег ИВАЩЕНКО сообщил:
- У нас такой информации нет, советую вам обратиться в надзорный орган - Генеральную прокуратуру. Поскольку обычно межведомственные группы создаются под их руководством.
Поскольку в надзорном органе долгое время не брали трубку, мы адресовали соответствующий вопрос в другие силовые ведомства. Финпол нас вообще не удостоил ответом - Мурат ЖУМАНБАЙ, официальный представитель Агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью, в последнее время не слишком охотно отвечает на наши звонки и обращения.

Руководитель пресс-службы КНБ Кенжебулат БЕКНАЗАРОВ был весьма доброжелателен, но сообщил, что информацией не владеет. Диалог, который состоялся у корреспондента “Времени” с представителем КНБ, воистину достоин того, чтобы привести его без купюр.
- У меня информации такой нет. Все вопросы - в надзорный орган.

- В публикации сказано, что следственная группа состоит в том числе и из сотрудников КНБ...
- Ну, информация была опубликована в рубрике “слухи”, я читал.

- Рубрика “слухи” на сайте. Сайт - у нас, согласно закону, - это СМИ. СМИ публикует информацию, и мы, дабы не тиражировать слухи, обращаемся в официальные инстанции.
- Информации такой нет. Подтвердить не могу.

- Опровергнуть тоже?
- Опровергнуть тоже не могу, нет такой информации у меня. Ни подтвердить, не опровергнуть.

- А по какой причине у вас нет информации - потому, что вас не уведомили или потому что дело не передали межведомственной комиссии?
- Потому что (пауза) говорил же - не знаю я такой информации.

Оставалась последняя инстанция - та самая Генеральная прокуратура. Через несколько часов удалось дозвониться до официального представителя главного надзорного органа страны Нурдаулета СУИНДИКОВА. Он сообщил, что звонок не по адресу: “Я только говорю”. Сотрудница пресс-службы Гульнара БЕКТУРОВА, на которую нашего корреспондента переадресовали как на человека компетентного, отреагировала вполне ожидаемо:
- Направьте официальный запрос на имя генерального прокурора.
И тут надо бы объяснить несведущему читателю, что “официальный запрос” - это зачастую для журналиста страшнее всяких административных санкций или редакторского гнева. Потому что эти запросы, как полагают во многих официальных структурах, придуманы… чтобы на них не отвечать. Согласно закону о СМИ, ответ любое ведомство должно дать в течение трех дней. Но очень часто в течение трех дней дается ответ о том, что… ответ дать нельзя. Разорвать этот порочный круг практически невозможно. Но вот в чем фишка: если бы мы получали от Генпрокуратуры хотя бы такие отписки, было бы, ей-богу, не так обидно. Но в последние месяцы официальные запросы в надзорный орган (призванный, кстати, надзирать, следить за соблюдением законности) - это все больше напрасная трата редакционных бланков и журналистского времени. Запросы нередко уходят в никуда. Тем не менее в этот раз мы снова направили запрос за исходящим номером 59/541 от 25.10.2011 за подписью редактора ежедневного выпуска газеты “Время” на имя генерального прокурора РК Даулбаева. Номер факса в Астане - 502534. Приятный женский голос сообщил нам: “Факс принят. Приняла АХМЕТКАЛИЕВА”. На случай, если вдруг именно эту факсограмму г-ну генеральному прокурору по каким-то непонятным причинам не передадут, публикуем текст запроса газеты: “Уважаемый, Асхат Кайзуллаевич, нас интересуют ответы на три простых, в сущности, вопроса.
1. Правда ли это? (опубликованная в “Республике” информация. - З.А.)
2. Если да, то в связи с чем у финпола изъяли это дело?
3. Будет ли наличие представителей КНБ в следственной группе способствовать объективному расследованию?

Кроме выдержки из закона (хоть и неловко как-то ее цитировать надзорному органу - наверняка там люди больше намного в законодательстве понимают), добавить к напечатанному больше нечего. Но мы к этой теме обязательно вернемся.
Итак, приводим дословно пункт 3 статьи 18 Закона РК “О средствах массовой информации”:
Отказ в предоставлении запрашиваемых сведений может быть обжалован представителем средства массовой информации вышестоящему органу или должностному лицу либо в суде в порядке, предусмотренном законом, для обжалования неправомерных действий органов государственного управления и должностных лиц, ущемляющих права граждан”.

Зарина АХМАТОВА, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть