23849

Секреты из-под шинели, или Чего хотят силовики?

В последнем номере нашей газеты в статье “О чем молчат силовики” (см. “Время” от 29.9.2011 г.) мы написали, что никто из представителей силовых ведомств страны публично не отреагировал на факты, приведенные в статье нашего журналиста Геннадия БЕНДИЦКОГО (на снимке) “Ставка больше чем жизнь” (см. “Время” от 22.9.2011 г.). Это не так. Вернее, не совсем так. Но - обо всем по порядку.

В материале Геннадия Бендицкого рассказывалось о злоключениях тайного агента финансовой полиции Саныча, внедренного в преступную группировку контрабандистов, которые в течение нескольких лет действовали под покровительством ряда высокопоставленных сотрудников КНБ и таможни на казахстанско-китайской границе в районе таможенных пос­тов “Хоргос” и “Калжат”. Пос­ле того как преступная группа была обнаружена, Саныч стал главным свидетелем. Однако вскоре его похитили и организовали встречу с большими чинами в КНБ, которые пытались подкупить и перевербовать агента финполиции, а также запугивали, требуя, чтобы он отказался от своих свидетельских показаний.
Спустя неделю, когда никакой реакции не последовало (по нашей логике, в КНБ, по крайней мере, должны были потребовать опровержения, если бы информация не соответствовала действительности), мы решили узнать, “о чем молчат силовики”, и обратились к ним напрямую.
Однако зампред КНБ Госман АМРИН - один из героев приключенческой эпопеи Саныча - раскрывать тайну молчания своего ведомства не стал, а послал нас... в пресс-службу. Пресс-секретарь КНБ Кенжебулат БЕКНАЗАРОВ либо очень оперативно получил соответствующие инструкции от своего начальства, либо был сильно занят другими делами. Как бы то ни было, к телефону он так и не подошел.
В свою очередь, пресс-секретарь и помощник генерального прокурора Гульнара БЕКТУРОВА сообщила, что запрос должен быть оформлен на официальной бумаге.
Потребовал письменного запроса и официальный представитель республиканского финпола Мурат ЖУМАНБАЙ.
Единственным, кто не стал играть в молчанку, был бывший генеральный прокурор Казахстана Жармахан ТУЯКБАЙ.
- Существующая ситуация такова: правоохранительные органы поражены коррупцией. Взаимоотношения, которые установились между ними, взаимные разоблачения - все это следствие того, что органы достаточно коррумпированны, - утверждает он. - И сегодня стоит вопрос: кто выживет в этой борьбе за сферы влияния? Организовывают нападения, потом контрнападения - эта война говорит о нездоровой обстановке внутри правоохранительных органов.

Ну а теперь о главном. 28 сентября с.г. мы получили два грозных письма от не менее грозных ведомств - Следственного комитета МВД и Генеральной прокуратуры. Тексты писем разные, но смысл их сводится к одному: обеспечить явку журналиста Геннадия Бендицкого в прокуратуру и Следственный комитет.
31 августа 2011 года Генеральной прокуратурой по факту разглашения сведений, составляющих государственную тайну, возбуждено уголовное дело №11710401700114 по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.172 УК РК, - пишет Генпрокуратура. - Основанием для возбуждения данного уголовного дела послужила статья “Большая утечка” журналиста Бендицкого Г. в газете “Время” от 18 августа 2011 года. В связи с расследованием уголовного дела прошу письменно сообщить порядок публикаций в газете “Время” (здесь и далее выделено мной. - Р.Б.), в том числе статей “Большая утечка”, “Когда сдохнет спрут...”, “Жизнь по легенде” и “Ставка больше чем жизнь” журналиста Г. Бендицкого, а также аккредитован ли журналист Бендицкий при правоохранительных органах, если да, то в каких”.
Следственным комитетом МВД РК расследуется уголовное дело по факту похищения в 2010 году гр. Салдузи Э.Э., - в свою очередь, настаивает Следственный комитет. - 08.08.2011 г. в вашей газете вышла статья Г. Бендицкого “Жизнь по легенде”, в которой журналист указал, что в редакции имеются данные об офицере 5-го департамента КНБ РК, который вошел в контакт с одним из лидеров жамбылского преступного сообщества “Крыкбаевские”, находящимся в розыске Кайратом Крыкбаевым.... Прошу вас предоставить всю имеющуюся в редакции по данной статье информацию в силу требований ст. 181 ч.2 УПК РК, где предусмотрено, что лица, выполняющие управленческие функции в средстве массовой информации, которое опубликовало данное сообщение, обязаны передать находящиеся в их распоряжении документы и иные материалы, подтверждающие сделанное сообщение, а также назвать лицо, предоставившее эти сведения”.

Признаться, пламенным приветам Геннадию Бендицкому от Генпрокуратуры и Следственного комитета мы даже не удивились. Еще во времена Чингисхана заливали свинцом горло тому, кто приносил плохую весть. Наши правоохранительные органы верны вековым традициям: хотят наказать не тех, кто свершил преступление, а тех, кто об этом рассказал. И озабочены они, получается, не столько тем, чтобы объективно расследовать эти преступления, сам факт совершения которых они и не отрицают, а тем, чтобы выявить “сливших” информацию журналисту Бендицкому. Поэтому и статью 181 ч.2 УПК РК господа из Следственного комитета цитируют не полностью. Там действительно говорится, что лица, выполняющие административные функции в СМИ, обязаны предоставить информацию и назвать лицо, распространившее сведения, но “за исключением тех случаев, когда это лицо предоставило их с условием сохранения в тайне источника информации”. А такое условие нам было поставлено.
И редакция действует в строгом соответствии с законом, который обязателен для всех. Нам кажется, в Генеральной прокуратуре это должны понимать лучше, чем где-либо. Или мы опять ошибаемся?
- Прокуратура - это надзорный орган за соблюдением законности или за теми, кто сливает факты о нарушении законности? - задает риторический вопрос политолог Досым САТПАЕВ. - Прокуратура должна охранять права граждан республики, защищать их от любых злоупотреблений со стороны других органов государственной власти. И здесь возникает вопрос: на основании чего выдвигаются претензии журналисту газеты “Время”? Прецеденты у нас такого рода были. Они могут в очередной раз перевести все в плоскость разглашения госсекретов. Казахстан - уникальная страна, где гос­органы не видят разницы между госсекретами и сокрытием информации. Наши чиновники уверены, что нацио­нальная безопасность - это в первую очередь их личная бе­зопасность. Самое интересное, что госорганы в своих обвинениях в адрес журналистов забывают о Законе “О госсекретах” 1999 года. В нем есть статья, которая посвящена сведениям, не подлежащим засекречиванию. В двух пунктах этой статьи говорится: не подлежат засекречиванию факты, нарушающие права и свободы человека, а также связанные с нарушением законности со стороны государственных органов или должностных лиц. Так что журналист, сообщающий о таких фактах, находится под защитой этого закона. А наша прокуратура сейчас в очередной раз пытается, по меткому замечанию премьера Масимова, “подтянуть хвосты и посмотреть свои дырки”, причем - руками журналистов. Прокуроров должно заботить именно неисполнение законов, а не то, как журналисты находят факты этого самого неисполнения. “Раскапывать” информацию - это чисто журналистское ноу-хау, владеть секретами которого надзирателям за законностью совсем не­обязательно. У них - другие задачи.

В завершение обращаемся к нашим читателям. Как вы думаете: что важнее для правоохранительных органов - под прикрытием закона о госсекретах и тайнах бороться с теми, кто делает достоянием общественности факты преступности в госорганах, или все же искоренять эту самую преступность? Свои мнения и комментарии вы можете оставлять в гостевой книге на нашем сайте www.time.kz. Лучшие будут опубликованы в газете.

Руслан БАХТИГАРЕЕВ, Алматы

Поделиться
Класснуть