12241

КУИС должен стать самостоятельным ведомством!

Последние несколько дней в обществе ходят упорные слухи о том, что комитет уголовно-исполнительной системы (КУИС) вновь, спустя 9 лет работы в структуре Министерства юстиции, переходит в подчинение Министерства внутренних дел. За комментариями мы обратились в пресс-службу КУИС, где нам подтвердили: такое решение действительно принято. Сейчас идет подготовительный процесс, а сама передача КУИС в МВД состоится после выхода соответствующего постановления правительства. О том, к чему это приведет, мы беседуем с исполнительным директором общественного фонда “Хартия по правам человека” Жемис ТУРМАГАМБЕТОВОЙ (на снимке).

Жемис Турмагамбетова:

- Решение принято, и я не буду его сейчас обсуждать, - говорит она. - Хотя в 2002 году, когда КУИС перешел из ведения МВД в ведение Мин­юста, это было воспринято всеми демократическими странами как большой шаг по продвижению правовых реформ. Считается, что лучше, когда пенитенциарная система находится в ведении граж­данского министерства, нежели силового ведомства. КУИС должен иметь гражданский статус, а не быть военной или полицейской организацией. А МВД - это все-таки силовая структура. Мы, правозащитники, были против того, чтобы КУИС находился в системе МВД, потому что оперативник, следователь, дознаватель могут в любое время заходить в следственный изолятор и проводить какие-то следственные действия, допросы и т.д. Вообще, на мой взгляд, нужно - и мы в свое время это предлагали - уголовно-исполнительную систему вывести из подчинения любого министерства и сделать отдельным агентством при правительстве. Со своим бюджетом, чтобы никто не пытался в него залезть. Ведь средства на содержание пенитенциарной системы выделяются немалые. Я считаю, КУИС должен подчиняться только министру. А председатель КУИС должен быть еще и вице-министром. То есть совмещение двух позиций, как делается во многих странах! Не надо забывать, что КУИС - это орган, занимающийся содержанием под стражей лиц, приговоренных судом к лишению свободы. И его главная задача - обеспечение режима содержания. Необходимо четкое организационное разграничение полномочий между полицией и тюремной администрацией! Также ни в коем случае нельзя допускать подчинения департаментов УИС департаментам внутренних дел. Иначе любой начальник или замначальника ДВД будет отдавать приказы, противоречащие целям и задачам КУИС. В любой момент сотрудника исправительного учреждения смогут привлечь к дежурствам, рейдам и т.д. Этого допускать нельзя. Еще одна задача - сохранение кадрового потенциала. Нельзя, чтобы КУИС растерял нормальных сотрудников. Конечно, какие-то кадровые изменения будут. Но тогда надо, чтобы люди проходили аттестацию, прежде чем идти работать в эту систему. Ничего в этом страшного нет. В проекте закона об органах внутренних дел заложена эта норма. Но это не значит, что аттестацию должны проводить “свои”. В ней должны участвовать представители гражданского общества.

- Почему, по-вашему, КУИС возвращается в МВД?
- Во-первых, началась кадровая чехарда. Бывшие министры юстиции допускали такие вещи, как внезапная смена председателя КУИС, могли поставить председателями абсолютно некомпетентных людей, которые находились в этой должности всего несколько месяцев. Что они там делали - непонятно. Все это ни к чему хорошему не привело. Во-вторых, КУИС был передан МВД в связи с последними событиями в исправительных учреждениях. Побеги, бунты, взрывы... То есть уголовно-исполнительная система не справилась с возложенными на нее задачами. Но проблема, я считаю, в кадровом потенциале. У сотрудников КУИС очень маленькая зарплата, они не обеспечены никакими социальными пакетами. Поэтому туда шли работать кто попало. Все эти пытки, избиения, унижения... Если провести анализ всех правонарушений в отношении заключенных, то мы увидим, что в большинстве случаев это делали “пришлые” сотрудники, которые недавно работают.

- МВД считается репрессивным ведомством. Почему мы опять возвращаемся к тому, от чего пытались уйти?
- Скорее всего, потому, что Мин­юст не справился с возложенной на него задачей. А ведь в УИС идет огромное финансирование для улучшения условий содержания заключенных, строительства новых учреждений, которые были бы приближены к международным стандартам. Но до сих пор, кроме заявлений о том, что такие учреждения строятся, никакого результата нет. Я еще не видела ни один сданный под ключ объект. Хотя миллиарды тенге ежегодно уходили из бюджета на эти цели. Заняться бы компетентным органам вопросом, куда делись эти деньги?

- В преддверии председательства в ОБСЕ наша страна обещала гуманизировать пенитенциарную систему. Не кажется ли вам, что этим шагом мы все испортили?
- Да. Но будем надеяться, что новое руководство не даст свести к нулю все наработки в области гуманизации. Сейчас вообще пойдет масштабная гуманизация и декриминализация. Будет принят новый закон об органах внутренних дел, который как раз закладывает новые нормы гражданского и парламентского контроля, сотрудничество со СМИ и т.д. Также надо работать над новой редакцией Уголовно-исполнительного кодекса. Конечно, для меня передача КУИС в МВД была шоком. Сколько лет мы преподносили переход КУИС в гражданское ведомство как достижение! Ведь на тот момент среди стран Центральной Азии мы были первыми. Наш опыт был передовым. Глядя на нас, и наши соседи стали делать то же самое.

- Какие последствия могут ожидать казахстанских заключенных в связи с передачей КУИС в МВД?
- Надеюсь, что негативных последствий не будет, если будут нормальные законы и подзаконные акты, соответствующие международным стандартам и правилам. Если сотрудники учреждений не станут действовать по методу телефонного права. Если будет конт­роль со стороны СМИ и представителей гражданского общества. В Уголовно-исполнительном кодексе существует норма об общественно-наблюдательной комиссии. И в проекте закона об ОВД закладывается эта норма. Разумеется, изменения будут вноситься и в УИК РК. Но какие? В сторону ужесточения или его и дальше будут гуманизировать? Сейчас нам всем нужно вместе подумать и выступить со своими предложениями. И я очень рассчитываю на СМИ. Что бы ни происходило в исправительных учреждениях, надо это освещать.

- В одном из прошлых номеров мы писали о том, что наш коллега Тохнияз КУЧУКОВ не прошел комиссию администрации учреждения, где он отбывает срок, и что ему не дают отпуск. Что вы думаете по этому поводу?

 
- Это дурдом! Ему даже не суд отказал в смягчении наказания, а администрация колонии-поселения отказала в предоставлении документов в суд. Она вообще не имела права этого делать. Комиссия учреждения должна проверить, все ли документы у Тохнияза имеются, правильно ли они оформлены, и представить их спецпрокурору, а затем в суд. Да, администрация должна дать характеристику - встал ли он на путь исправления. Но Тохнияз получил взыскание за курение в неположенном месте, мало ли где человек закурил? Ну вынесите ему предупреждение, оштрафуйте в конце концов. Зачем же сразу делать так, чтобы человек не мог подать прошение на смягчение наказания? Непонятно для меня и поведение спецпрокурора Сергея ФИЛИМОНОВА. Сколько раз я обращалась в Генеральную прокуратуру, к заместителю прокурора Восточно-Казахстанской области КУЛ-МУХАММЕДУ: примите меры, Филимонов зарвался. Говорят: да, да, но ничего не делают. На днях я звонила по поводу Тохнияза в УИС, и мне обещали, что примут меры. Вообще, и Кучуков, и Евгений ЖОВТИС должны были по отбытии определенного срока быть освобождены условно-досрочно. Но этого, к сожалению, не происходит.

Мадина АИМБЕТОВА, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее

Туш для победителей Репортер
Туш для победителей

Под балконом жилого дома грянул оркестр, прохожие достали свои мобильники, а ветеран смахнул невольно навернувшуюся слезу - вот так накануне Дня Победы в Алматы, как, впрочем, и в других городах Казахстана, поздравляли героев страшной войны.

1786
На страже мирной жизни Актуально
На страже мирной жизни

В преддверии Дня защитника Отечества и Дня Победы президент Касым-Жомарт ТОКАЕВ вручил ордена и медали военнослужащим и сотрудникам правоохранительных органов, которые, рискуя своей жизнью, спасают наших граждан при стихиях, вступают в схватку с опасными преступниками, вызволяют людей из плена.

1381