5537

Найти и отобрать

С одной стороны, вице-директору Unifrance по восточно-европейским странам и отборщику Каннского кинофестиваля Жоэлю ШАПРОНУ (на снимке) можно позавидовать: он смотрит очень много фильмов, которые, быть может, мало кто еще увидит. С другой - ему можно посочувствовать, потому что он иногда смотрит фильмы, которые, быть может, и не надо было видеть никому. Так или иначе работа у месье Шапрона весьма занятная, а с учетом того, что он смотрит много нашего кино, не лишенная определенной доли мазохизма.

В свое время у нас постоянно ставили в пример Францию - мол, казахстанскому кинематографу надо брать за основу вашу систему.
- Наша модель работает практически идеально. Но, во-первых, ей 60 лет. Во-вторых, ее не придумали - она сама сложилась такой за многие десятилетия. Целиком перенести в другую страну систему невозможно. Взять отдельные компоненты несложно, но не факт, что они сработают. Можно пытаться, но без всяких гарантий.

Тут ведь какое дело. Раньше наших киношников ругали за то, что они снимают голимый арт-хаус, а народу смотреть нечего. Теперь народу смотреть есть что, зато на фестивалях пусто. Как сказал один из киноведов, “казахи, кажется, разучились снимать кино”.
- В вашем кино происходят мутации, и это нормально. Я всегда считал, что каждая национальная кинематография должна иметь своего внутреннего зрителя. Поэтому появление коммерческого кино в Казахстане - огромный плюс. Но снимать только кино, рассчитанное на массы, тоже нельзя, потому что всегда есть прослойка людей, которые не хотят его смотреть. Поэтому надо создать модель, благодаря которой авторское кино будет сосуществовать рядом с боевиками, мелодрамами и так далее.

Франция - родина кино, а Казахстан - маленькая локальная кинематография. Не жирно ли для нас все и сразу?
- В Венгрии выпускают до 20-25 картин в год. И там люди не знают, что за рубежом венгерское кино для подавляющего большинства людей - умное, “черное”, медленное кино. Они смотрят свои комедии, экшн-фильмы, детективы, которые никогда “не выезжают” за границу. А в Румынии снимают еще меньше, чем у вас. Так что я не думаю, что жирно. Надо дать возможность людям высказать то, что они хотят.

Вы сказали, что у каждой кинематографии должен быть свой национальный зритель. А если наше кино - суть американское, просто снятое казахами?
- Ну лица и ландшафты все равно будут узнаваемыми. Кроме того, когда ваши кинематографисты переписывают голливудское кино, главный злодей чаще всего меняет национальность (улыбается). Что касается идеологии, то я не видел местного фильма с явной американской пропагандой. Да, некоторые ленты похожи на голливудский продукт, но идеологии США в них нет.

Вы разделяете точку зрения, что Казахстан никогда не получит “Золотую пальмовую ветвь” и “Оскара”, потому что в высшем свете кино рулит политика, а мы всем-всем вокруг друзья? То есть сними мы явно антироссийский фильм - и на нас обратили бы внимание американские киноакадемики, а сделай антиамериканский - и “Ника”, считай, в кармане.
- Обладатели “Золотых пальмовых ветвей” за последние 20 лет никак не связаны с политической борьбой. Я вообще против такого подхода!

А что за история с “Келiн” Ермека ТУРСУНОВА? Лента якобы вам очень понравилась и должна была отправиться на фестиваль, но не отправилась. Как утверждает Ермек, по какой-то бюрократической глупости.
- Честно скажу, не помню уже, как там все было. Но мне фильм понравился. Дотягивает ли он до уровня Каннского фестиваля? Думаю, да. Достоин ли награды каннского конкурса? Думаю, нет. Это мое личное мнение. Я не директор фестиваля, я предварительный отборщик.

А как вы, человек сторонний, оцениваете местные поиски национального киноязыка?
- Я не понимаю, что это такое вообще. Язык Тимура БЕКМАМБЕТОВА не такой, как у Дарежана ОМИРБАЕВА, хотя оба казахи. Фильм - произведение личности, а не нации. Личности встречаются разные. Кто-то учился в Лос-Анджелесе, кто-то из страны не выезжал или нигде не учился, как ЗВЯГИНЦЕВ. Мы ищем того, кто пытается через кино выразить себя, а не страну. Именно поэтому кино называется авторским. ХЕМИНГУЭЙ, когда писал, не думал же о том, что представляет собою всю американскую литературу. Он творил от себя.

Упомянутый Дарежан Омирбаев говорил как-то, что кино, возможно, чуждый казахам вид искусства. В то же время мы знаем, что он не чужд грузинам. Но у них денег на кино нет, а у нас есть. С точки зрения высшей справедливости как-то не очень клеится.
- Ну из этого можно сделать прекрасный вывод - просто финансируйте грузинское кино!

Я к тому, что, может быть, мы слишком много на себя берем? Страна у нас не самая передовая, а кинематограф мы хотим мирового уровня. С “Оскарами” и “Пальмовыми ветвями”.
- Самое главное - не быть озабоченным фестивальными призами. Когда человек снимает фильм, он должен думать о кино, а не о статуэтках. Фестиваль, в принципе, не должен быть основной целью. Его слава преходяща - сегодня ты снял кино, получил приз, а завтра о тебе забыли. При этом твой сосед кино так и не видел.

Вы уже смотрели картины для отбора на Каннский кинофестиваль?
- Да, я посмотрел около 50 фильмов. И только четыре-пять из них я могу рекомендовать для фестиваля.

Есть ли среди них казах­станская лента?
- Нет.

Тулеген БАЙТУКЕНОВ, Алматы, тел. 259-71-96, e-mail: tulegen@time.kz

Поделиться
Класснуть