21609

Обогащение ураном

Обогащение ураномСразу после ареста в конце мая этого года высшего руководства “Казатомпрома” мы опубликовали интервью Галыма НАЗАРОВА (на снимке), в то время занимавшего пост директора казначейства этой компании (см. “Цепная реакция”, “Время” от 26.5.2009 г.). В своем интервью Галым говорил о том, что ожидает “Казатомпром” и урановую отрасль Казахстана в связи с арестом М. Джакишева. После выхода материала он покинул страну и сейчас находится за рубежом. На этой неделе мы получили от него письмо по электронной почте, которое сегодня публикуем.

Письмо в редакцию

Мне бы хотелось вновь обратить внимание на ситуацию с АО “НАК “Казатомпром”. Я обеспокоен тем, что некогда прогрессивная и успешная компания разваливается на глазах.
Реализация программы Мухтара ДЖАКИШЕВА должна была обеспечить Казахстану первое место в мире по добыче урана, а также создание корпорации с полным ядерно-топливным циклом (от разведки и добычи природного урана до строительства и эксплуатации АЭС). Должен был реализовываться принцип “Уран в обмен на технологии и рынки”. Это позволило бы Казахстану войти в закрытый клуб ГЯП (Государства ядерных поставщиков) и в пятерку мировых лидеров ядерной промышленности, обеспечивающих энергетическую безопасность в масштабах всей планеты! Казахстан смог бы говорить о себе как о полноправном участнике уранового рынка и получать от этого огромные политические и экономические дивиденды!


Обогащение ураномС момента ареста ее лидера, Мухтара Джакишева, работа НАК “Казатомпром” парализована. Амбициозная программа проваливается. Ряд совместных предприятий простаивают. К примеру, рудники “Хорасан-1” и “Хорасан-2” в Кызылординской области перешли в разряд проблемных, так как остановилась технология добычи. Новое руководство компании не может решить эту проблему, поскольку не владеет реальной ситуацией. Японские партнеры, которые являются учредителями в этих совместных с Казахстаном предприятиях, озабочены ситуацией и неоднократно просили новое руководство компании устранить возникшие затруднения. С аналогичной просьбой обращается и другой японский партнер “Казатомпрома” - компания Маrubeni corp. Их беспокоит судьба остановившегося строительства Кызылординского сернокислотного завода, в который они вложили немалые средства. Этот завод, производящий не только серную кислоту, но и электроэнергию и производственный пар, входил в число прорывных проектов страны и должен был обеспечить бесперебойную работу рудников во всем регионе.
Не менее серьезной оказалась проблема соглашений с мировым лидером в области атомной энергетики - Toshiba Corporation, - который в свое время дал “добро” на приобретение “Казатомпромом” 10 процентов акций холдинговой компании Westinghouse Electric Company LLC. Сейчас они имеют полное право, предусмотренное договорными отношениями, признать сделку недействительной и отозвать долю “Казатомпрома”. При этом необходимо учитывать, что возврат ранее заплаченных средств ($500 млн.) будет осуществляться с учетом сегодняшней стоимости акций, которая в сложившейся ситуации на финансовых рынках будет значительно ниже. Чем это грозит компании помимо прямых убытков? Тем, что “Казатомпром” не сможет теперь поставлять топливо для зарубежных реакторов. Из-за этого рынок сбыта продукции ограничен, а перспективный альянс Toshiba, “Казатомпрома” и Westinghouse распадается. Для того чтобы стало понятнее, отмечу, что Westinghouse строит 50 процентов атомных электростанций в мире. На сегодняшний день атомные электростанции дают больше 11 процентов мирового производства электроэнергии, и, по прогнозам специалистов, эта цифра в ближайшие 20-30 лет вырастет до 30 процентов. Другими словами, “Казатомпром” в ближайшие годы смог бы контролировать треть мирового рынка атомного топлива и косвенно - десятую часть мирового производства всей электроэнергии.

С приходом нового руководителя “Казатомпрома” Владимира Школьника усиливается влияние “Росатома” на компанию. Возможно, одной из причин этого являются родственные отношения Школьника с одним из вице-президентов “Росатома”. Нынешний президент НАК “Казатомпром” является тестем В. Живова - руководителя российской компании “Атомредметзолото”. Практически сразу после ареста Мухтара Джакишева и назначения Школьника упали акции канадской компании Uranium Опе, которая довольно долго работает на казахстанском урановом рынке и владеет совместно с Казахстаном несколькими урановыми рудниками. По странному совпадению на фоне этого падения 15 июня российской компанией “Атомредметзолото” было объявлено о покупке 19 процентов акций у Uranium Опе. Посредством этой сделки Россия не только войдет в западные проекты Казахстана, но и обеспечит сырьем свою атомную промышленность, т.к. собственных ресурсов северному соседу уже не хватает, а себестоимость добычи гораздо выше, чем в Казахстане.
Кстати, именно В. Живов возглавит новое СП, которое сейчас создается между Россией и Казахстаном.
У России традиционно сложные отношения с Японией - основным партнером “Казатомпрома”. В свое время Россия предложила Японии построить производство по обогащению урана. Однако в Стране восходящего солнца благодаря огромным усилиям команды Джакишева сделали выбор в пользу Казахстана. После смены руководства НАК “Казатомпром” Россия получает возможность влиять на Казахстан не только в проекте создания совместного СП с участием “Росатома” и “Казатомпрома”, но и в проектах с участием третьих сторон. Например, таких как Япония и Китай, с которыми у “Казатомпрома” не только совместные предприятия на территории Казахстана, но и созданы альянсы во всех звеньях ядерно-топливного цикла. Россия такими возможностями не обладает. Уже сейчас специалисты говорят о том, что японцев будут вытеснять с казахстанского рынка в пользу россиян.
С устранением Джакишева меняется вектор и соотношение сил на урановом рынке. И эти изменения не в пользу Казахстана - теряются все партнерские связи, которые позволяли стать Казахстану полноправным игроком на данном рынке.

Кто с учетом вышесказанного займет его место?
Я хочу привлечь внимание к тому, что “Казатомпром” - самая успешная компания в Казахстане - кем-то уничтожается. В течение полугода она еще будет работать на своих прежних ресурсах и в том темпе, который задал Мухтар Джакишев. Однако без нормального менеджмента компанию растащат по кускам. Казахстан опять станет сырьевым придатком России.
А как же тогда заявления об инновационно-индустриальной программе, которая предполагает отход от сырьевой направленности экономики?
“Казатомпром” из всех казахстанских компаний первым завершил формирование транснациональной вертикально-интегрированной компании с полным ядерно-топливным циклом. Иными словами, была выстроена полная производственная цепочка, а на мировые рынки должна была поставляться урановая продукция с максимальной добавленной стоимостью. “Казатомпром” стал одним из самых успешных брендов в мире. Но сейчас из-за чьей-то злой воли судьба компании неизвестна, а атомная индустрия Казахстана стоит на грани краха. Что теперь ожидает 25 тысяч сотрудников, которые верили в свою компанию и гордились ею?
Кому выгодно развалить урановую промышленность?
Кому выгодно остановить промышленное и инновационное развитие нашей страны?
Кому выгодно оставить Казахстан в роли сырьевого придатка?
Возможно, устранение Джакишева - это лишь способ выдавить Казахстан с мирового рынка урана? Не “игры” ли это иностранных спецслужб? Эти вопросы носят принципиальный характер. Я хотел бы, чтобы компетентные государственные органы разобрались с ситуацией и дали на эти вопросы ясные ответы.

С уважением Галым НАЗАРОВ,
Galym_nazarov@mail.ru
Поделиться
Класснуть