7596

Ережеп МАМБЕТКАЗИЕВ: Новый Казахстан: каким ему быть?

Уверен, что многие мои соотечественники неоднократно пытались постичь глубокий, истинный смысл этого нового термина - “Новый Казахстан”, который уверенно прозвучал в послании президента Касым-Жомарта ТОКАЕВА народу страны. Даже не вдаваясь в подробности, можно с уверенностью сказать: это насущная необходимость, потребность. Почему?

Ережеп МАМБЕТКАЗИЕВ: Новый Казахстан: каким ему быть?

Предыдущий 30-летний этап становления независимой республики заложил надеж­ный фундамент существенных преобразований. Далее - этап совершенствования во имя обретения убедительных признаков цивилизованного государства, способного обеспечить главное - достойный уровень жизни его граждан.

В чем усматривалась новизна Казахстана? Видимо, в новых гранях внутренней и внешней политики. В новых принципах хозяйствования. В принципиально новых социально-экономических условиях. В новых мерах по борьбе с необузданной коррупцией. В новых, разумных критериях развития науки, образования. А самое главное, что понятно простым людям: в более высоком, непривычном пока уровне жизни казахстанцев.

Как ученый со стажем, академик НАН РК, представитель старшего поколения, с горечью осознаю, что неблаговидная судьба Академии наук фактически осталась прежней в принципах организации ее деятельности, хотя ей вернули статус государственной организации и произошла смена руководства. Более того, глава государства во всеуслышание заявил, что взял под личный контроль деятельность НАН.

Однако, как показало последнее собрание сегодняшней академии, действия и намерения нового руководства вызывают недоумение и даже настораживают. Чего стоит, например, предложение “освободиться” от академиков старшего поколения, набрать новых, молодых. А речь идет о заслуженных ученых, в свое время отдавших отечественной науке свой потенциал и талант. Где тут преемственность поколений?! Разве с этого следует начинать новую жизнь академии? А пока мы видим только разногласия внутри руководства, неумение найти общий язык с прежним составом. Все это очень далеко от разумных критериев делового цивилизованного мира и дискредитирует намерения президента страны.

Говорю об этом с полной ответственностью как профессионал, прошедший научную школу КазГУ, МГУ, ЛГУ, ведущие НИИ бывшего Союза, защитивший докторскую диссертацию в МГУ им. М. В. Ломоносова, имеющий более 700 публикаций, прошедший блестящую школу ведущих научных центров бывшего Союза, с которыми сотрудничаю по сей день как автор ряда инноваций, начиная с “Болашак”, региональных университетов и т. д.

В не меньшей степени волнуют меня сегодня, как работающего по сей день ректора с 40-летним стажем, проблемы образования, науки, явно несовместимые с Новым Казахстаном. А их немало. Хотя глава государства сделал достаточно для обновления критериев организации науки, изначально поддержал оправданные инновации в образовании.

Первое. Нестабильность, неустойчивость законодательства, что буквально лихорадит вузы, ухудшает нормальный ритм работы. Требования, которые меняются ежегодно, превращаются в недопустимое бюрократическое препятствие. Чего стоят только формальные процентные соотношения к представителям профессорско-преподавательского состава с учеными степенями, с практическим опытом, работающим по совместительству (или в штате), с наличием публикаций!

Второе. Не менее парадоксальна ситуация с публикациями научных статей в иностранных журналах, индексируемых в базах данных Web of Science or Scopus. А где наши отечественные научные журналы, которые мы вскоре потеряем вообще? Даже в журналах нашего университета “Вестник КАСУ” в свое время публиковались будущие доктора PhD и все условия были приемлемы. А Казах­станско-Американский свободный университет - один из немногих частных вузов, получивший в числе первых право на подготовку докторов PhD.

Необоснованное включение публикаций в зарубежных журналах в нормативно-правовые акты привело к снижению престижа и авторитета казахстанской науки. Более того, молодые ученые, док­торанты становятся заложниками ситуации. Они не могут вовремя защититься даже с готовыми диссертациями, поскольку годами ждут опубликования отправленных статей, притом за немалые средства, зачастую непосильные для молодых преподавателей.

Третий момент, требующий не меньшего внимания. Речь идет о завышенных требованиях к знанию английского языка у желающих заниматься наукой. Разумеется, английский необходим для современных исследований, но он никак не может выступать ключевым критерием при поступлении в докторантуру.

Четвертое. Детального рассмотрения требует практика распределения целевых грантов по государственному заказу. Зачастую допускается их неосвоение, так как нарушается принцип “грант следует за абитуриентом”. Убежден: гранты должны выделяться на основе общего конкурса, а абитуриент - поступать в выбранный им вуз. Это его личная заслуга. Тогда будет реальная конкурент­ная среда “на равных”, независимо от того, государственный вуз или частный.

Недопустимым является нерегулируемый отток студенческой молодежи из регионов. Однако 70 процентов государственных грантов направляются в вузы Алматы и Астаны. Отсюда и проблемы трудоустройства, и дисбаланс на рынке труда. Убежден: ставка должна быть сделана не на столичные, а на региональные университеты.

Пятое. Порочной считаю прак­тику, когда достигшие пенсионного возраста заслуженные ректоры, деканы, заведующие кафедрами, профессора вынуждены освобождать свою должность. Это же вуз, а не базар. Мы лишаем себя бесценного опыта и наследия. Пусть они останутся в штате вуза (хотя бы в ином статусе).

Считаю необходимым при каждом вузе, даже в любом министерстве, акиматах создавать работоспособный, объективно оценивающий совет, вырабатывающий идеи по совершенствованию работы ведомства. В составе данных советов должны быть как люди с опытом, в возрасте, так и молодые.

Шестое. Что касается выборов ректоров вузов, здесь следует проявить долю разума. Не на три года, а на пять лет - таким должен быть временной критерий для успешной реализации стратегического плана любого вуза. Притом выбирать первого руководителя следует в коллективе вуза путем тайного голосования. А окончательный выбор из трех кандидатур, набравших максимальное количество голосов, делает сам министр. А для национальных университетов - президент страны. Разве это не разумно? Такой же временной критерий уместен и для директоров общеобразовательных школ.

Как острую проблему, осмысливаю вопрос о школьном, дошкольном образовании. Согласитесь, выросло принципиально новое “продвинутое” поколение XXI века. Оно иное по своей сути, его сознание и мировоззрение сформированы в век новых технологий. Это поколение, которое говорит и мыслит “на другом языке”, порой непонятном представителям старшего поколения.

Скажите, каким уровнем подготовленности должен обладать тогда сегодняшний педагог, учитель? Чему и как он должен научить школьника? Нельзя упускать и возраст до детского сада. Выходит, нужны принципиально новые образовательные программы, новые методы обучения. Это касается и вузовской системы.

То есть проблемы, проблемы…

К большому сожалению, пока очень далеки от Нового Казахстана и жизненно важные, предельно острые проблемы, которые пронизывают ежедневный быт простых тружеников, в первую очередь сельчан. Страшный дефицит пастбищных угодий, необходимых для выгула скота, заставляет людей пускать под нож основной источник доходов - домашний скот. Кто должен нести ответственность за проданные частным лицам казах­станские благодатные земли, которые сегодня приходится изымать из рук предприимчивых владельцев? А ведь проблема эта выросла именно за последние годы при попустительстве местных представителей власти.

Не менее парадоксален дефицит обычной питьевой воды в целом ряде населенных пунктов страны. Какое оправдание может быть ежедневным страданиям людей? Изо дня в день. Годами. И все это - желанный, но пока недостижимый Новый Казахстан. Значит, пришло время безотлагательных, конкретных, оперативных мер со стороны власти.

Глава государства жестко определил для всех нас установку на достижение Нового Казахстана. И это правильно, обоснованно, своевременно, если мы хотим добиться достойного уровня развития родной страны. Теперь дело за нами. За личной ответственностью каждого на своем месте. Иначе нам не справиться со справедливой установкой главы государства, потому что это не только его забота. И он рассчитывает на нашу дальновидность и оперативность, профессиональную грамотность, порядочность.

Еще одна из проблем сегодняшнего дня - искусственный интеллект. На прошедшем в октябре этого года форуме президент Касым-Жомарт Токаев призвал принять стратегический документ в сфере искусственного интеллекта, так как эта технология способна кардинально изменить уклад жизни человека и приносить значительную экономическую пользу.

То есть наше образование (от детского сада до взрослой жизни) должно адаптироваться к новым реалиям, поскольку речь идет о приобретении студентами вузов навыков искусственного интеллекта. Мы не можем быть в стороне от новых критериев мирового прогресса.

Кстати, новый министр науки и высшего образования Саясат НУРБЕК оперативно определил пилотный курс по искусственному интеллекту на базе 14 вузов. А со следующего, 2024 года грамотность студентов в новом аспекте будет внедрена во всех университетах. Разумная позиция министра обнадеживает своей конкретностью.

Как президент КАСУ, планирую в перспективе открыть на базе университета курсы, даже специальность, связанную с искусственным интеллектом, позднее преобразовав в институт. Каждый студент должен получать соответствующий сертификат.

Я вовсе не хочу выглядеть в глазах современников человеком, способным только на голое критиканство. Пройдя солидный профессиональный путь от ассистента до министра образования суверенного Казахстана, от ассистента до доктора наук, академика, считаю возможным высказать свою гражданскую позицию по поводу острых проблем, волнующих общество.

Руководимый мной Казахстанско-Американский свободный университет международного парт­нерства, которому скоро исполняется 30 лет, - один из признанных частных вузов республики. С нами успешно сотрудничают ведущие специалисты США, Германии, Великобритании, Сингапура, Южной Кореи и др.

Выпускники КАСУ работают сегодня по всему миру, укрепляя авторитет Казахстана на мировой арене. Отсюда и моя личная ответственность как первого руководителя за качество их подготовки. Отсюда и моя личная ответственность перед иностранными парт­нерами за судьбу моей республики, потому что в их глазах я представляю Казахстан, который должен сегодня стать Новым.

И последний момент, уже этического характера, о котором не могу умолчать. Вызывает удивление принцип формирования состава участников Национального Курултая при президенте РК. Некоторые заслуженные деятели, внесшие достойный вклад в образование, науку, особенно из областей, не нашли своего места в его составе.

Я понимаю, что у каждого процесса есть своя методика, но она должна быть обоснована, достоверна и быть согласована. Тогда будет гарантия, не допускающая попадания в состав Курултая личностей с сомнительной репутацией. То же касается и состава Национального совета общественного доверия при президенте страны.

Относительно Нового Казахстана, лично я приемлю его истинный смысл, но оцениваю пока как абстрактную желаемую перспективу. Сделать ее реальностью - наша общая забота. Речь идет о судьбе Отечества. Здесь неуместны указания, даже самых крутых чиновников, командные нотки новоявленных депутатов. Мы нуждаемся в мудрой, взвешенной политике, в действенных, реально работающих мерах, способных приблизить этот самый новый (и, вероятно, более успешный) этап развития страны. Это мечта каждого казахстанца, исполнение которой мы обязаны приблизить.

Ережеп МАМБЕТКАЗИЕВ, президент Казахстанско-Американского свободного университета, первый министр образования независимого Казахстана

Поделиться
Класснуть

Свежее