3878

Жан НУРБЕКОВ: Сухой и мокрый

Какими должны быть справедливые тарифы на вывоз мусора?

Жан НУРБЕКОВ: Сухой и мокрый

Тарифы на вывоз твердых бытовых отходов (ТБО) в городах нашей страны удивляют своим разнообразием: от 94,53 тенге в Таразе до 595 тенге в столичном пригороде Косши. Вот пример: в Кокшетау жители много­квартирных домов оплачивают за мусор 500 тенге, а в городе Есиле той же Акмолинской области - 299 тенге.

Почему такой разброс цен? Тариф на вывоз твердых бытовых отходов формируется местным акиматом, а потом утверждается маслихатом на основе методик расчета Министерства экологии и природных ресурсов. Такса состоит из сбора, транспортировки, сортировки, захоронения ТБО и допус­тимого уровня прибыли мусоровывозящей организации.

Можно ли снизить тариф? Для этого, как ни странно, надо ввести правило его ежегодной индексации. Поскольку тарифы годами не меняются, а нашу инфляцию догнать невозможно, то при формировании тарифа она туда хоть и скрыто, но закладывается, так как стоимость ГСМ и запчастей для спецтехники растет, а тариф нет.

Другой момент, который может повлиять на снижение тарифа, - это разделение мусора на сухой (пластик, макулатура, стек­лотара и другое перерабатываемое вторичное сырье) и мокрый (пищевые и другие неперерабатываемые отходы). При таком подходе мусорная компания будет вывозить меньше отходов, а значит, экономить, так как одна машина сможет обеспечить больший охват территории и снизить плату полигону за меньший объем захоронения отходов. Если бы аким Косши обязал мусоро­вывозящую организацию внедрить раздельный сбор, то за счет сбора вторсырья можно было бы сократить объем вывозимого на полигон мусора на 10-15 процентов, а значит, и сократить размер тарифа.

Есть и другая сторона практики раздельного сбора. В городах сетки для пластика, макулатуры и стекла устанавливают не только организации, которые являются официальными мусоровывозящими компаниями, получившими это право на конкурсной основе, но и другие сборщики вторсырья. Они осуществляют это по договоренности с акиматами, но на бесплатной основе для населения. Компания, которая вывозит вторсырье, получает его относительно бесплатно, сор­тирует, а потом продает или перерабатывает, извлекая доход. Для населения это тоже неплохо, так как граждане чувствуют свой вклад в экологию.

Но формально получается, что население платит за весь объем вывозимого мусора, включая и вторсырье, а оно фактически вывозится бесплатно. Значит, у официальных мусоровывозящих компаний появляется необоснованное обогащение, которое тоже надо бы высчитать из тарифа.

Пойдем дальше. Не все компании вывозят мусор на городскую сортировку, некоторые сразу на полигон. Следовательно, потребители переплачивают часть тарифа, так как затрат на сортировку фактически не было. Это тоже пример, когда тариф должен быть меньше, чем он установлен.

Если акиматы и депутаты совместно с НПП “Атамекен” поду­мают о еще большем снижении тарифа для горожан, то надо переходить также на переработку пищевых отходов. Тем более что без нее Минэкологии не достичь своих целевых показателей. Пока такая переработка на уровне городского полигона существует (точнее, выживает) только в Лисаковске (ТОО “Илин”). Возможность переработки пищевых отходов красным калифорнийским червем или червем “Старатель” тоже поможет снизить объемы захоронения ТБО и реализовать компост, что было бы немаловажным для улучшения почвы во многих городах.

На мой взгляд, чтобы тариф был справедливым, Министерство экологии должно исключить из него расходы на сбор твердых бытовых отходов и сделать его индексируемым на уровень инфляции. Акиматам надо уделять больше внимания агитации по раздельному сбору мусора среди населения, а мусоро­вывозящие компании и полигоны стимулировать к переработке вторичного сырья.

Жан НУРБЕКОВ, эксперт по вопросам управления отходами

Поделиться
Класснуть