4500

Размытые понятия

Откуда взялись “рознь” и “сословия” в законодательстве и как с ними бороться

Размытые понятия

В настоящее время в Уголовном кодексе существует статья 174 (привожу первый пункт): “Возбуждение социальной, нацио­нальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни”. Она предусматривает следующие наказания: ограничение свободы на срок от двух до семи лет либо лишение свободы на тот же срок. Хотя, как уже неоднократно отмечалось, в Казахстане нет сословий, а понятие “рознь” вообще законодательно не определено.

Это нонсенс, но сейчас в судебных процессах по этой статье ключевым обстоятельством в установлении вины являются заключения экспертов - лингвистов, филологов, политологов, религио­ведов, хотя это неверно. Также не определено понятие “социальная рознь”. Термин “социальный” имеет отношение ко всему происходящему в человеческом обществе, и поэтому под него можно подвести все, что угодно.

Когда я вплотную заинтересовался этой статьей, то выяснил, что расширение ее состава произошло после 1992 года, когда неожиданно появилась сословная рознь, родовая рознь, социальная рознь. Вдобавок ужесточилось наказание по первой части статьи:

вместо штрафа появилось ограничение свободы, а лишение свободы вместо срока до трех лет стало сроком от двух до семи лет. При этом за много лет применения статьи до сих пор нет разъяснений состава самой статьи. Это остается за следователем и его экспертизой, а затем плавно переходит в суд. В результате многие осужденные по 174-й статье классифицируются казахстанскими и международными правозащитниками как “политические заключенные”, и эта ситуация для правового государства неприемлема.

Напомню, что в Уголовном кодексе Казахской ССР 1959 года и в его редакции 1992-го в аналогичной статье 60 “нарушение национального, расового равноправия и равноправия граждан в зависимости от их отношения к религии” не было никакой сословной, родовой и социальной розни, и наказание было меньше (штраф или лишение свободы до двух лет). Надо обратить внимание, что в первоначальном варианте ныне действующей статьи также говорилось об ограничении прав граждан и создании пре­имуществ. Позже это исчезло, и речь пошла только о пропаганде исключительности и превосходства, то есть, опять же, от довольно четкого действия перешли к размытым словам, причем нечетко классифицируемым.

Если обратиться к документам более высшего порядка - пункту 2 статьи 14 Конституции РК и статье 26 Международного пакта о гражданских и политических правах, то там делается упор на дискриминацию, а не на рознь, причем основания для дискриминации определены более четко. Более того, в письме Генеральной прокуратуры от 13 ноября 2015 года №2-012200-15-62218 отмечено, что никаких сословий в Казахстане с 1917 года вообще нет. В нормативных постановлениях Верховного суда ни разу с 1992-го не рассматривался вопрос судебной практики по статьям 60,164,174 УК РК. В обобщении из Единого классификатора категорий дел отмечено, что “ни по одному делу не вынесено частного постановления, направленного на установление реальных причин и обстоятельств совершения преступлений”. А что за преступление без мотива?

6 сентября на первом заседании Национального совета общественного доверия при президенте были озвучены предложения нашей группы по политической модернизации. В их числе были и предложения по гуманизации и декриминализации статьи 174 УК РК, по которой осуждено довольно много наших соотечественников.

Что с этими предложениями произошло далее? Нас услышали. Сейчас идут рабочие встречи с сотрудниками Генпрокуратуры, в ходе которых обсуждается возможность как минимум убрать из статьи понятия “социальная” и “сословная” рознь и по первому пункту убрать лишение свободы. Надеемся, что в итоге удастся пересмотреть уголовные дела по 174-й статье, где в составе преступления была “социальная” и “сословная” рознь. Ведь без четких и однозначных определений и понятий не исключено, что там могли быть допущены ошибки как следствия, так и суда.

Марат ШИБУТОВ, член Нацсовета общественного доверия

Поделиться
Класснуть