918

Ксения ЕВДОКИМЕНКО: Имя, сестра, имя!

В последнее время у меня появилась навязчивая идея найти и рассекретить всех авторов городских скульптур, памятников и арт-объектов Алматы. 

Ксения ЕВДОКИМЕНКО: Имя, сестра, имя!

Все дело в том, что у меня впечатлительные дети. Видимо, поэтому они часто пугаются, когда видят “шедевры” искусства в парках и на улицах нашего города. А главное - начинают задавать вопросы: кто это сделал? зачем? почему это тут поставили? это красиво или несет в себе какую-то идею?
Как на грех, дочка учится в художественной школе. Она может и посерьезнее спросить, например, почему так сильно нарушены пропорции тела: “Нас за это ругают…”
Я пыталась в парке сфотографировать их рядом с героями мультиков для прикола, но дети наотрез отказались. Говорят: “Мама, они же страшные”.
Конечно, дипломированный искусствовед сумеет выразиться грамотно, назовет это дурновкусием и объяснит на каждом конкретном примере, почему это оставляет такое впечатление, но ни один не ответит на вопрос, почему ЭТО появляется на улицах нашего города. Впрочем, искусствоведов никто не спрашивает.
Я тоже не могу ничего внятного ответить детям. Не могу сказать, что это художник так видит, потому что за видением должна быть личность. Если ты безвестный мастер, то и не выпендривайся чудовищным креативом, вписывайся в пространство. А если у тебя есть особая идея, то подпишись, чтобы мы знали имя героя. Еще и обоснуй по возможности, чего наваял, зачем, о чем думал в процессе. Может, тогда простой горожанин проникнется твоим искусством и оно станет нашим, общим.
Вообще, у любого деяния есть автор. Иногда его имя обнародует время: все же знают, что скульптуры возле цирка - это работы Павла Шорохова. Стоят много лет, образуют композицию. И пропорции неправильные, но они как раз своей неправильностью работают на образ.
Битлы Эдуарда Казаряна стали изю­минкой города и тоже ни у кого не вызывают вопросов.
А вот группы товарищей от неизвестного автора возле ТЮЗа, возле железнодорожного вокзала, напротив консерватории... Они же просто калечат вкус…
Да и вообще, большая часть установленного в последние несколько лет вызывает недоумение, отторжение или улыбку. Ну а как еще можно реагировать на девушку в саукеле и с русалочьим хвостом? Она стала визиткой дурновкусия, но не исчезла со своего насиженного места. А автор остается в тени. Хотелось бы, чтобы обнародовали его фамилию, и желательно рядом с произведением. Может быть, тогда совесть проснется в некоторых скульпторах, которые так щедро украшают наши улицы? Сейчас эти “шедевры” защищены анонимностью, а мы ходим, цокая языком от возмущения, мимо убогих работ и клянем власти города за то, что ставят такое на улице. Но ведь нерадивых авторов не забрасывают к нам в город диверсанты. Они обыч­но имеют диплом Национальной академии искусств им. Жургенова. Кстати, в сквере перед этим учебным заведением красуются работы студентов и преподавателей. Не все из них шедевры, но вкус точно не оскорбляют. Приятные такие вещицы.
Может, и в этом случае плюрализм нужен, какая-то комиссия, экспертиза, может, все же профессионалов спросить? Кстати, Союз художников тоже возмущен сложившимся положением вещей, более того, авторы письма, недавно отправленного в администрацию президента и акиматы казахстанских городов, указывают на то, что удачные, качественные работы сносятся без объяснения причин, а новодел находит и место, и финансы для установки. Прямо заколдованный круг...
Хотя мне нравится первая идея - подписать. Вообще, золотая жила - паспортизировать все арт-объекты Алматы и обнародовать информацию. Это же целый туристический ресурс - от белки до русалки, от верблюда до Цоя. Я бы первая на такую экскурсию записалась, особенно если с фамилиями авторов.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, журналист

Поделиться
Класснуть