3131

Фёдор ВАССЕРМАН: Мы сознательно не измеряем реальное качество знаний

Тест PISA не спортивное соревнование, а шанс изменить образование

Фёдор ВАССЕРМАН: Мы сознательно не измеряем реальное качество знаний

Тест PISA, который проводят раз в три года, традиционно оценивает три вида грамотности: математическую, читательскую и естественно-научную. В 2022 году писали тест 690 тысяч школьников 15-16 лет в 81 стране мира. В Казахстане PISA проходил в 571 школе, проверяли знания почти 20 тысяч учеников во всех регионах. Наша страна впервые вошла в топ-50 государств сразу по двум дисциплинам: математике и естественно-научному направлению, о чем с большой гордостью говорили всю прошлую неделю. Это действительно крутой результат и нам есть чем гордиться? Говорим об этом с педагогом профессором Федором ВАССЕРМАНОМ.

- Крутым результат считается тогда, когда мы приложили усилия и достигли его. А здесь мы видим перераспределение мест, связанное с последствиями пандемии. Многие страны потеряли 10-15 баллов по сравнению со своим прошлым результатом, а мы показали примерно те же, что и три года назад, - снижает градус радостных эмоций Федор Яковлевич. - Это не победа и не грандиозное достижение - промежуточный итог, который по большому счету ни о чем не говорит. Все сыграли в рулетку, и Казахстану выпали 46-е, 49-е и 61-е места.

- Пандемию переживал весь мир, все страны были в равных условиях. Все-таки, получается, Казахстан справился лучше? Смог выстроить обучение во время карантина?

- Да, мы оказались более стабильны, но сложно сказать, с чем именно связан такой результат. Тут нет лучших и худших. Никто не проводил глубокий анализ. Трудно давать объективные оценки, потому что мы не знаем причин, из-за которых другие страны, которые обогнал Казахстан, показали свои результаты. Была ли это только пандемия? Наверное, это покажет следующий тест.

Хотя если сравнивать наши результаты с теми, что показали школьники из стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), на которые мы все время равняемся, то наши баллы ниже их. На это нужно обращать внимание.

- Почему вообще все так носятся с тестом PISA? Что он значит для стран?

- В первую очередь это имид­жевый показатель, который важен для инвестиционной и экономической деятельности. На PISA смотрит весь мир. Казахстан уделяет внимание развитию образования, значит, с ним можно сотрудничать.

Но мы должны ориентироваться не только на внешних игроков, гораздо важнее решать внутренние проблемы. А вот с этим как раз все не так радужно: мы до сих пор не выработали методики, которые бы позволили, оттолкнувшись от результатов PISA, сделать выводы и двигаться вверх. Мы слишком много внимания уделяем тесту, но воспринимаем его как спортивное соревнование: места считаем, баллы, а дальше не идем.

Сейчас лидер рейтинга - Сингапур. И когда ты изучаешь историю системы образования этой страны, обращаешь внимание на такую деталь: когда-то сингапурцы тоже слабо учились, особенно плохо им давалась математика. Государство приняло решение замерить показатели образования и целенаправленно работать над тем, чтобы их повысить.

PISA - это когнитивный тест. Мы можем проследить, как меняются навыки учащихся - их читательская и математическая грамотность. Насколько дети владеют текстом и понимают его, могут его интерпретировать и синтезировать, сделать свои выводы? По результатам PISA-2022 только один процент казахстанских школьников набрал высший балл. В Сингапуре таких 41 процент. Эти дети могут не только воспринимать предложенную информацию, но и интерпретировать ее.

- Чем Казахстан отличается от Сингапура?

- Там в школах после каждого раздела проводят тест, есть жесткая обратная связь. Не понял что-то, возвращайся к разделу - изучай его еще раз. Учитель тебе поможет. В Сингапуре нельзя не сделать, нарисовать оценку - людей приучили к порядку. Вспомните, сколько у них штрафов. Сказывается в том числе и разность менталитетов: они работают на качество, мы - на показатели.

Что бы сделали у нас? Нарисовали нужные цифры. Возьмем те же СОРы и СОЧи - это нонсенс, что сами преподаватели составляют задания, которые должны демонстрировать, насколько эффективна их работа. И потом они же выставляют ребенку оценку. Поэтому средний балл внутри страны очень высокий, а внешняя оценка, которую дает PISA, оказывается ниже. Мы сознательно не измеряем реальное качество знаний у детей.

- Нет реальной картины - нет шанса улучшить ситуацию?

- Конечно, нам говорят, какое место занял Казахстан. Я понимаю, почему Министерство просвещения преподносит это как достижение. Место в рейтинге мы действительно улучшили - нельзя все время фокусироваться только на негативе. Но и почивать на лаврах тоже. Если глобально ничего не менять, какая разница, на каком мы месте?

- Этот результат PISA доказывает, что внедрение обновленной программы обучения в казахстанских школах себя оправдало?

- Нет, я бы не стал так говорить. Казахстан до сих пор не проанализировал результативность обновленки, хотя эксперты просят об этом не первый год. Главная беда этой системы - принцип “один урок - одна тема”. Прак­тически нет времени на повторение. В советской школе 60 процентов уроков посвящали освоению новых знаний, 40 процентов - закреплению. Мы это утратили.

С момента запуска обновленки прошло восемь лет, выросло поколение детей, у которых не сформировались многие навыки, необходимые для успешной сдачи PISA. В этом смысле тест - идеальный измеритель. Дети умеют читать, кто-то (уже не все) понимает текст, но далеко не все способны с материалом работать - анализировать и интерпретировать его.

Хорошо, в общей сложности мы оказались в числе 50 стран по двум из трех показателей. Но достаточно ли этого? Нужно ли привязываться к цифрам? В этом году волна нас подняла, в следующий раз опустит - так не пойдет. Я бы вообще не стал рассматривать какие-то детали на фоне общего контекста. Повторю: мы видим состояние постпандемийного мира образования.

Оксана АКУЛОВА, фото Олега СПИВАКА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее