6166

Куда уходит дизель

Запрет на вывоз, дифференцированные тарифы, введение системы учета нефтепродуктов на АЗС, исключение из схемы реализации ГСМ оптовых продавцов - и тем не менее дизельное топливо на южноказахстанских заправках по-прежнему в дефиците. Столько усилий, а результат тот же. И это несмотря на зимнее затишье, отсутствие сельхозработ и уменьшение количества международных перевозок большегрузным транспортом.

Куда уходит дизель

В южноказахстанской ассоциации владельцев АЗС “Ынтымак”, куда меня привели поиски исчезнувшей солярки, уверены, что запрет на вывоз ГСМ действует лишь на бумаге. Дешевое казахстанское топливо - слишком доходный бизнес, чтобы от него отказались дельцы в соседних странах, где цены на заправках значительно выше, чем в Казахстане. Для водителей госрегулирование цен на ГСМ - хорошо, для развития экономики - нет, поясняют заправщики, считая, что нужно поднимать их стоимость: либо дешево, но дефицитно, либо дороже, но в наличии.

- Искусственно сдерживать цены долгое время невозможно, - поясняет руководитель ассоциа­ции Бакытжан КОЛДАСОВ. - В стране растет потребление всех видов топлива. Машин на дорогах все больше, даже гололед их не пугает. Раньше с наступлением зимы на заправках начинался мертвый сезон. А сейчас - сезон дефицита, хотя еще недавно солярку в зимние месяцы нам в нагрузку давали, в довесок. А мы брать не хотели, потому что спроса не было.

Руководитель ассоциации владельцев АЗС “Ынтымак” Бакытжан КОЛДАСОВ.

Руководство компании Petrosun, отвечая на письма владельцев АЗС, прямо заявило, что не в состоянии обеспечить надлежащим образом 400 с лишним заправок, действующих на юге Казахстана. Впрочем, это не единственное объяснение сложившейся ситуации.

Еще недавно схема реализации ГСМ, объясняет Колдасов, включала в себя оптовых трейдеров, аффилированных с единым оператором ТОО “Petrosun”, и мелкооптовых реализаторов. Заявки на требуемый объем топлива владельцы АЗС подавали в Petrosun. Требовалось, допустим, 100 тонн, а давали всего 20. Через неделю заправщик просит оставшиеся 80 тонн. Не дают. В итоге вынужденно обращается к трейдерам и мелким оптовикам, у которых берет нужный объем, но с их наценкой.

Теперь схема выглядит иначе. Из цепочки исключили трейдеров и мелких оптовиков. Но весь фокус в том, что из условных 100 тонн владельцам АЗС по-прежнему дают лишь 20, ссылаясь на ограниченность ресурсов. “Где теперь сосредоточены производимые объемы, если из схемы исключили крупных трейдеров и мелкий опт?” - задаются вопросом в ассоциации “Ынтымак”.

- С начала года идет сокращение объемов поставок, - констатирует коммерческий директор АО “Шымкент май онимдери” Сакен ТУРСЫНБЕКОВ. - В дефиците Аи-92 и солярка. Топливо на исходе, а взять его негде. Раньше к давальцам (коммерческие переработчики нефти. - А. М.) обращались, а сейчас и их нет. Да, тонна солярки у них была на 100-110 тысяч тенге дороже, чем у Petrosun. Но и у них брали. А сейчас идти не к кому.

К слову, в конце декабря прошлого года компании-давальцы уже выступили против их исключения из числа поставщиков давальческой нефти на казахстанские НПЗ, заявив, что это неизбежно ведет к монополии на рынке. Сегодня они добиваются разрешения на переработку собственной нефти самостоятельно либо через дочерние структуры.

Владельцы АЗС в свою очередь ждут установления четких и прозрачных правил, по которым будет работать возобновившая свою деятельность электронная биржа. Им уже удалось добиться снижения порога для участников торгов с 20 до 5 тысяч тонн годового оборота топлива. Можно и еще ниже, считают в ассоциации “Ынтымак”, чтобы обеспечить доступ большему числу владельцев АЗС. Множество продавцов и множество покупателей - это и есть конкуренция.

- Электронные торги - один из самых цивилизованных методов покупки нефтепродуктов. При условии, что они проходят открыто и прозрачно, - уточняет Бакытжан Колдасов. - Но сегодня у нас нет никакой уверенности в том, что цена топлива не устанавливается вне биржи большими игроками. А ценовой сговор убивает всю конкуренцию.

Бесконечное введение новых требований, которые потом не контролируются, больше похоже на замкнутый круг, из которого нет выхода, уверяют заправщики. С введением в стране дифференцированных тарифов на дизтопливо их обязали установить на станциях системы учета нефтепродуктов и ежемесячно платить за обслуживание АО “Национальные информационные технологии”. Только и это не гарантирует, что водитель-нерезидент не сможет залить дефицитную солярку по 230-260 тенге за литр. В приграничных с Узбекистаном районах уже появился отдельный вид бизнеса, позволяющий казахстанским водителям зарабатывать на ровном месте, особо не напрягаясь. Достаточно предоставить шоферу на узбекистанской фуре свой номер и водительское удостоверение, и тот зальет полный бак дешевой казахстанской солярки.

“Не легче ли ввести мазутный контроль?” - задаются вопросом владельцы заправок и нефтебаз. Тем более что введенный в стране запрет на экспорт нефтепродуктов не распространяется на вывоз их в автомобильных бензобаках.

- Мазутный контроль - это международный стандарт, принятый в Европе и Турции, контролирующий несанкционированный вывоз ГСМ за пределы страны, - поясняет Колдасов. - Это один из простых способов контроля утечки дизельного топлива. Иностранная фура, заправляясь дизелем в чужой стране, не может, к примеру, вывезти за ее пределы в баке больше 200 литров. Все, что свыше, водитель обязан слить на границе в резервуар, да еще и заплатить штраф за то, что купил лишнего. Зная об этом, никто из них не заливает на заправке топ­лива больше положенного. По­этому выгодно подъехать с пустым баком к границе, заправиться на территории страны нужным тебе объемом, но так, чтобы на выезде снова оставалось 150-200 литров.

Суровые январские морозы обнажили еще одну проб­лему, связанную с дизтопливом: солярка замерзала в машинах уже при минус пяти. Горемычным водителям, вынужденным с утра пораньше отогревать свои автомобили, в ассоциации “Ынтымак” рекомендуют перед заправкой бака изучить информационную доску на АЗС, где обязательно должны быть представлены все технические характеристики продаваемого топлива, включая градус замерзания. Зафиксировать эти данные, а после - факт замерзания дизтоплива со всеми подробностями. Затем обязательно подать досудебную претензию АЗС за нарушение прав потребителя.

Впрочем, скоро весна, а значит, южноказахстанских водителей будет волновать уже даже не качество солярки, а ее наличие в продаже.

Алиса МАСАЛЁВА, Шымкент

Поделиться
Класснуть