1674

Чай без сахара, но с мясом

“Голод нам не грозит!” - заявил глава Минсельхоза, добавив: даже если вдруг все страны закроют границы и перестанут торговать

Чай без сахара, но с мясом

При этом Ербол КАРАШУКЕЕВ, как и вице-премьер - министр торговли и интеграции Бахыт СУЛТАНОВ, испытали, как говорится, на себе, что продукты питания подорожали, а на пресс-конференции объявили: проблема с сахаром в республике решится не раньше 2026 года.

Поделом нам!

В начале встречи с журналис­тами оба высокопоставленных чиновника, как и следовало ожидать, признали, что заслуженно получили выговоры от главы государства за сахарный ажиотаж в стране.

- Абсолютно справедливо поставлены вопросы президентом! Критика очень правильная. Мы работаем над этим. Мы с Минсельхозом выработали мероприятия и будем докладываться как перед вами, так и перед главой государства, - сказал Султанов.

- Выговор со стороны президента был справедливый! Мы знаем, что в нашей работе были недочеты. Мы сейчас принимаем все меры по выправлению ситуации и повышению эффективности работы, - вторил Карашукеев.

Оба также синхронно ответили, что ощутили на себе подорожание цен на продукты.

- Как семейные люди, мы должны и дом обеспечивать продовольственной безопасностью. И я по выходным, когда есть возможность, посещаю магазины и рынки. Есть у нас определенные кулинарные предпочтения, как и у каждой семьи. Например, когда нужен плов, то нужно ехать и подороже мясо купить, - поделился личным опытом глава Минторговли. - Конечно, имеем представление о ценах, и стоимость продуктовой корзины, безусловно, выросла. Хотя только недавно я посетил крупную торговую сеть и купил килограмм сахара за 470 тенге. Но я сам не употребляю сахар, обычно пью чай с медом.

- К сожалению, у меня времени не хватает вместе с супругой и семьей закупаться. Я раз в месяц в воскресенье могу позволить себе поехать с семьей и закупить продукты, - рассказал в свою очередь глава Минсельхоза. - Единственное, мы всегда покупаем продукты казахстанского производства. Определенный рост цен ощущается. Но я хочу отметить, что по сравнению с прошлым годом цены на картофель и морковь стабильные. А сахар последний раз покупали в одной крупной торговой сети по 620 тенге за килограмм. А по 1000 тенге продают в небольших магазинах - они не могут купить по оптовой цене. Но я пью чай без сахара!

Как всегда, акимы виноваты

Главный аграрий страны прог­нозирует, что летом цены на сахар будут еще высокими, но в сентябре снизятся, потому что, по его словам, “Россия, скорее всего, откроет свой экспорт сахара, в этом году у них урожай на достаточно хорошем уровне”. Карашукеев считает, что причина страс­тей среди населения - продажа сахара по удешевленной цене:

- Что касается ажиотажа и длинных очередей, то мы хоть завтра закончим ажиотаж, если перестанем продавать сахар ниже себестоимости. Например, в Павлодарской области по 416 тенге за килограмм при закупочной цене 448 тенге, в Кызылординской - по 370 тенге при цене закупа 450 тенге, в Алматинской - по 276, в Актюбинской - по 363, в Мангистауской области - по 400 тенге.

Эти действия со стороны акиматов, - повернул тему министр, - приводят к возникновению ажиотажного спроса и социальной напряженности! У нас по всем стабфондам, если собрать, всего 8 тысяч тонн сахара, объемы небольшие. При этом на внутреннем рынке имеется достаточный объем сахара по коммерческой цене, который реализуется в рыночных условиях.

По его мнению, сахар на самом деле должен стоить 600 тенге за килограмм.

- На сегодня заводы отпускают сахар по 450 тенге за килограмм. При этом если брать с учетом 15 процентов торговой надбавки у оптового и 15 процентов у розничного реализатора, цена сахара должна составлять не менее 595-600 тенге за килограмм! - пояснил Карашукеев.

В качестве выхода из проблемно-ценовой для населения ситуации он предложил объединить так называемый социальный сахар и тот, что идет по оборотной схеме, и продавать этот продукт по усредненной цене. Потому что...

- …конечно, при продаже по заниженной стоимости будет соз­даваться ажиотаж! Любой товар возьмите, который на рынке, в торговых сетях присутствует: если в два раза снизить стоимость, конечно же, ажиотаж будет.

Поэтому мы считаем, что нужно срочно пересмотреть подходы в регионах по продаже сахара, - подчеркнул глава Минсельхоза.

Та еще эпопея

- Сложившаяся геополитическая ситуация привела к росту цен на сахар, - копнул в корень проблемы Карашукеев. - Отмечается удорожание стоимости тростникового сырца на бирже, транспорт­ных затрат, а также затрат на переработку. К примеру, стоимость тростникового сырца составляет порядка 476 долларов, что почти в два раза больше, чем в 2020 году. Затраты на логистику выросли в 2,6 раза - с 110 до 290 долларов. Указанные факты привели к удорожанию себестоимости тростникового сахара на отечественных сахарных заводах.

Если в предыдущие годы из Бразилии или Индии доставить тонну сахара-сырца в нашу страну можно было примерно за 110 долларов, заметил министр, то сегодня стоимость доставки выросла до 300 долларов.

- Фактически себестоимость доставки выросла в три раза! - воскликнул он.

И пока у нас своего свекловичного сахара нет (сбор урожая сахарной свеклы еще не начался), основную часть сахара-сырца так и будут импортировать из Бразилии и Индии. Причем, по словам агроминистра, пути доставки сейчас очень сложные, а мировой сахарный рынок давно поделен.

- Мы начали связываться с крупными производителями - сахарными заводами Бразилии, Индии. Они сказали, что сахар не продают, а весь их объем уже выкуплен крупными транснациональными компаниями. Далее нашли региональных поставщиков. Но из 20 тысяч тонн нам сейчас смогли привезти только 5 тысяч тонн. Возникли проблемы по доставке.

- Но мы делаем все возможное, - снова крутой вираж в спиче министра. - В первую очередь загрузили сахарные заводы. Они сейчас резко увеличили объемы.

По прогнозу Минсельхоза, в этом году планируется произвести 44 тысячи тонн свекловичного сахара и завезти 225 тысяч тонн тростникового сахара. В стране работают четыре сахарных завода общей суточной мощностью переработки 2,4 тысячи тонн тростника и 8,7 тысячи тонн сахарной свеклы. При этом из-за нехватки сырья заводы недозагружены. В такой ситуации Казахстан обеспечит себя рафинадом лишь на 49 процентов.

- Основной причиной снижения урожая сахарной свеклы является существенное сокращение посевных площадей. Если в начале 1990-х площади под сахарную свеклу в стране составляли 85 тысяч га, то к 2014 году они сократились до 1,2 тысячи га. Это связано с мелкотоварностью свек­ловодческих хозяйств, высокой затратностью возделывания, дефицитом воды, изношенностью оросительных сетей и другими факторами, - констатировал Карашукеев, отметив, что без субсидий аграриям производство сахарной свеклы является нерентабельным.

После этих слов вице-премьер Султанов анонсировал, что правительство разрабатывает новую программу сахарной отрасли, которая поможет Казахстану обеспечить себя сахаром собственного производства до 80 процентов, правда, в лучшем случае - только к концу 2025 года.

- Есть риск демпинга, когда поступает более дешевый сахар из соседних стран, и это не дает “дышать” нашим заводам, они вынуждены будут останавливаться в такие моменты. В последние несколько лет мы из 570 потребляемых тысяч тонн сахара порядка 370-400 тысяч тонн импортируем из России, потому что он более дешевый. Поэтому нам необходимо обеспечить сырьем в первую очередь заводы. С другой стороны, надо эти заводы обеспечить гарантированным сбытом для того, чтобы не было таких демпингов, - объяснил суть программы глава Минторгинтеграции.

Кабмин, продолжил он, намерен ввести инструменты “минимального уровня контроля цен, которые позволят отечественным заводам гарантированно выпус­кать на внутренний рынок необходимые объемы продукта без страха, что произойдет демпинг со стороны других стран”.

- Конечно же, это сложный механизм. Это спорный механизм. И мы будем здесь работать на двусторонних и многосторонних площадках ЕАЭС. Но за этот период мы должны обеспечить, чтобы сахарные заводы и встали на ноги, и создали соответствующий спрос для наших фермеров. Наша задача - к 2026 году хотя бы в семь раз довести производство отечественного сахара из отечественного сырья! - подчеркнул Султанов.

Еды хватит всем

Журналисты поинтересовались, сколько времени протянут казахстанцы на собственном производстве, если вдруг страны перестанут торговать друг с другом. Ответить вызвался главный аграрий страны:

- Мы по 19 социально значимым продуктам питания только по шести не закрываем полностью свое производство. Мука, макароны - полностью можем закрыть. По мясу мы тоже полностью самодостаточны, от импорта не зависим. По овощной продукции мы круглый год практически все закрываем, у нас разрыв только полтора-два месяца, когда ранние овощи идут в начале летнего сезона. В стране также есть неснижаемый остаток зерна. На данный момент у нас больше 500 тысяч тонн в резервах хранится.

Поэтому голод нам точно не грозит! Запас прочности до нового урожая у нас всегда есть. К счастью, Казахстан по абсолютному большинству видов продукции, без которых люди не могут обойтись, закрывает себя! - с удовлетворением заключил Карашукеев.

Тогжан ГАНИ, фото Владимира ЗАИКИНА, Нур-Султан

Поделиться
Класснуть