3330

Энергия намерений

Вице-министр энергетики Сунгат ЕСИМХАНОВ: Никто против воли народа не будет идти

Энергия намерений

Будет ли построена атомная электростанция в Казахстане? И примут ли предложение России по строительству АЭС? Об этом рассказал вице-министр энергетики Сунгат Есимханов в эксклюзивном интервью газете «Время». Напомним, эти вопросы возникли из-за заявления на прошлой неделе президента России Владимира ПУТИНА во время встречи с главой государства Касым-Жомартом ТОКАЕВЫМ в Москве. Было официально предложено Казахстану построить АЭС по российским технологиям. Что, несомненно, вызвало не однозначную реакцию в нашем обществе.


- Сунгат Куатович, и все-таки скажите, будут ли строить у нас АЭС? Почему сейчас этот вопрос возник?

- Пользуясь возможностью через вашу газету хочу обратиться ко жителям страны. Сейчас вопрос о строительстве атомной электростанции не стоит. Мы изучаем возможность этого проекта. Будет ли он реализован, когда, как и с какими технологиями, и где именно в Казахстане, еще не определено. Этому есть масса резонных причин. Мы сейчас изучаем возможность различных технологий по генерации электроэнергии. По нашим прогнозным данным, на юге страны в 2030 году дефицит электроэнергии составит до 2,7 ГВт. И нам уже сейчас надо готовиться к решению этого вопроса. Поэтому Минэнерго рассматривает также строительство парогазовых или гидроэлектростанций. Все они имеют равные шансы на воплощение.

- И все же представим, что государство решило все-таки строить АЭС. Сегодня для нее рассматриваются две площадки – Курчатов на востоке страны и поселок Улкен в Алматинской области. Расскажите о плюсах и минусах каждого из этих мест.

- Гипотетически предположим по-вашему, будет выбрано именно это решение. Эти две площадки в целом одинаковы по всем характеристикам. Две площадки в целом равнозначны, однако поселок Улкен ближе к потребителям в южной зоне. Как известно, энергетика у нас так устроена, что в северном регионе – ее профицит, а юг у нас дефицитный. Так что преимущество поселка Улкен, что находится в районе озера Балхаш только в этом. И поселок Улкен мы говорим только условно: АЭС может быть построено не в нем самом, а в 40 км от этого Улкена, может быть где-то в степи, главное чтобы поблизости была вода, которая нужна для охлаждения. И тем более там есть электрические сети, у нас есть крупная подстанция Кегока.

- В 1997 году тогдашний президент Ядерного общества Владимир ШКОЛЬНИК уже предлагал поселок Улкен под строительство АЭС, что вызвало протесты жителей и экологов, из-за чего дислокацию сменили, а потом проект свернули. Получается, к этому месту вновь вернулись, не наступите ли вы на те же грабли?

- Тогда не было всей последовательности действий – вначале исследований, ТЭО, общественных слушаний и так далее, поэтому говорить, что именно общественность того региона была против нельзя, ведь все процессы не были пройдены. А второе – на этой площадке еще в советское время планировалось строительство большой ГРЭС, вот как Экибастузская ГРЭС-1 там должна была стоять и потому инфраструктура там готова. Это, кстати, еще один плюс: там есть железная дорога и так далее. Потом, что скрывать на том же месте панировалось строительство Балхашской угольной электростанции совместно с инвесторами, но в связи с тем, что там по финансированию не смогли коллеги этот вопрос решить, этот проект тоже остановился. Но для его реализации там были проделаны определенные вспомогательные работы, связанные с инфраструктурой. Поэтому Курчатов и поселок Улкен это возможные приоритетные площадки под строительство АЭС, но может появиться и третий вариант во время разработки ТЭО.

- О преимуществах поселка Улкен для строительства АЭС мы поняли, но как быть с такими факторами как радиофобия наших южных соотечественников и то, что Алматинская область является самым сейсмически активным регионом страны!

- Именно в районе поселка Улкен нет никакой суперсейсмичности, этот вопрос был изучен еще в 1990-х годах. Это место находится не возле Алматы, а в 400 км от нее и других ближайших крупных населенных пунктов там тоже нет. Изучалась там и роза ветров, так вот когда ветра дуют, они ни на Алматы, ни на какой-то другой город не идут. Во-вторых, мы не должны так рассуждать, что если строится возле Алматы – то алматинцы будут против, если возле города Нур-султан – столичные жители против, возле Курчатова начнут – Семипалатинск будет против. Мы здесь должны пройти все уровни исследований: технические, политические, социальные и когда уже общество будет готово и согласно, только тогда будет приниматься решение о строительстве АЭС. Никто против воли людей не будет идти.

- Расскажите, какие шаги должны последовать до принятия окончательного решения о строительстве атомной электростанции.

- Вначале ТЭО, в нем будет определено место, технология, какой реактор и так далее, как это будет финансироваться. Потом будут общественные слушания с населением, согласование с местными исполнительными органами и только после этого только будет решение правительства.

- АЭС – удовольствие не дешевое. Хватит ли средств у нас, если все-таки когда-нибудь мы решимся на это?

- В мире имеются три варианта строительства АЭС: первое – это когда страна строит сама за свои средства, но это очень дорого и так поступают те страны, у которых есть свои технологии – те же Китай, Россия и так далее. Второе – это межправительственное соглашение, когда две страны договариваются, подписывается межправсоглашение, которое принимается через парламент. Третий вариант – объявляется международный конкурс и его победитель уже строит. Можно сказать, что АЭС в мире строится в основном по первому и второму варианту, конкурсами пользуются намного меньше. Но сейчас пока нет самого решения о строительстве станции, как можно рассуждать о каких-то путях в наших условиях, - улыбается.

- Какой предположительно проектной мощности будет казахстанская АЭС? Вот в 1997 году россияне предлагали использовать реактор БР-300 мощностью 300 МВт, японская корпорация Toshiba предлагала реактор мощностью 1000 МВт…

- Энергоблоки мощностью 300, 600 МВт - это очень мало. Сегодня развитыми считаются мощности в 1000, 1200 МВт, есть и корейские – мощность которых составляет 1400 МВт. Мы изучаем вариант строительства двух энергоблоков АЭС по 1000 или 1200 МВт каждый, то есть общей мощностью 2,4 ГВт, но все будет зависеть от предложений. Например, Корея может предложить реактор мощностью 1400 МВт, Россия – 1200, в Японии, Китае – есть «тысячники».

- Чьи технологии сейчас рассматривает Минэнерго?

- Это тоже не секрет, это 5 ведущих стран – Россия, Китай, Франция, Корея, США. Предложения от них поступают и мы их только рассматриваем.

- Какую долю предположительно займет ядерная энергия в энергобалансе страны после ввода АЭС?

- Допустим, мы построим АЭС мощностью 2000-2400 МВт предположим к 2030 или 2035 году, я не знаю когда это будет. И если сейчас у нас суммарное потребление электроэнергии составляет 18 тысяч МВт и ко времени ввода у нас будет в районе 20 тысяч МВт, то АЭС будет вырабатывать 10 процентов от всей страновой генерации электричества.

- Когда может быть принято решение о строительстве АЭС?

- О сроках я не готов сказать. Это будет зависеть от развития экономики, роста потребления и готовности жителей страны к такому проекту. Но хочу донести еще одну мысль - от принятия решения до завершения строительства уйдет не менее 10 лет. На то, чтобы сделать ТЭО, ПСД, провести исследования уйдет 3-5 лет и само строительство занимает в лучшем случае около 5 лет. Это мировая практика. Если начать этот процесс в сегодняшние дни, то к 2030 году АЭС только может построиться. Если мы начнем в 2025 году, то она построится к 2035 году, а может еще позже.

- Если у нас будут излишки электроэнергии с вводом АЭС, куда мы будем продавать электроэнергию?

- Когда мы ее построим, будут ли у нас излишки - это большой вопрос. Мы уже говорили, что дефицит электроэнергии в южном Казахстане к 2030 году может составить до 2,7 ГВт. Сейчас есть излишки, в прошлом году мы их продавали в Россию. Мы сейчас создаем Евразийский экономический союз, общий электроэнергетический рынок, отрабатываем правила игры, которые лет через 5 будут реализованы и тогда мы сможем продавать электроэнергию в Беларусь, Россию и они смогут нам продавать свою. Или сейчас рассматриваются варианты, например, транспортировки через Россию в сторону Беларуси, Прибалтики – это процесс не пошел, но технические возможности изучаются.

- И последний ключевой вопрос производства атомной энергии: откуда будет браться ядерное топливо для АЭС? Будет ли построен завод для обогащения урана?

- Да, наш «Казатомпром» и его дочернее предприятие Ульбинский металлургический завод (Усть-Каменогорск) сейчас создали совместное предприятие, которое строит завод, где будут производиться так называемые ТВС или тепловыделяющие сборки (конструкция из таблеток ядерного топлива). И естественно первое требование, которое будем мы ставить, когда какая-то технология будет к нам заходить, чтобы использовали только наше ядерное топливо. Зачем нам, уранодобывающей стране, от кого-то зависеть?

Тогжан ГАНИ, фото автора, Нур-Султан

Поделиться
Класснуть