5103

Частники - явление нежелательное?

Минздрав, похоже, пытается выдавить из системы медстрахования негосударственные клиники

Частники - явление нежелательное?

Снова в эти дни много говорят о системе обязательного соцмедстрахования (ОСМС). Заместитель председателя правления НАО “Фонд социального медицинского страхования” Ильяс МУХАМЕДЖАН намедни рассказывал журналистам “о совершенствовании ОСМС”, приписках (любимая тема!) и о выросшем количестве поставщиков медуслуг - в большинстве частных. Буквально за несколько дней до этого представители именно негосударственных клиник сетовали на приказы Минздрава, которые поставят крест на их возможности работать в этой “усовершенствованной системе”. Так нужны ли частники системе ОСМС?

В этом мы попытались разобраться с исполнительным директором ассоциации клиник Алматы, членом объединения врачей “Медконструктор”, владельцем частной клиники Расулом ДЮСЕНОВЫМ (на снимке).

- Ваша клиника не работает с фондом медстрахования. Почему?

- Дело не только в тарифах, на небольшой размер которых принято жаловаться. Сотрудничество с системой ОСМС неизбежно увеличит административные расходы. Мы будем вынуждены нанять еще одного бухгалтера, юриста, специалиста по медицинской статистике и так далее.

Да, пациентов станет больше, но и конфликтов тоже. Человек, который пришел на прием за деньги, и тот, кто получает услуги бесплатно, - это разные люди. Последний нетерпелив и склонен к скандалам. Поэтому и нужен сотрудник, разрешающий конфликтные ситуации, иначе жалоб, а значит, штрафов со стороны фонда не избежать. Сейчас помимо медперсонала у нас 20 сотрудников, придется взять еще десять. В общем, ты как руководитель сопоставляешь эти факторы и спрашиваешь: “Выгодно ли сотрудничать с фондом и при этом не понижать планку оказания услуг?” Лично мне невыгодно.

- Когда медстрахование внедряли, фонд агитировал частников включаться в систему. Сейчас он все так же активен?

- Этого уже нет. Риторика представителей фонда медстрахования и Министерства здравоохранения изменилась. Складывается впечатление, что сейчас работа с частными поставщиками мед­услуг - явление нежелательное.

- Почему вы так думаете?

- Достаточно посмотреть на заявления официальных лиц и приказы, которые издает Минздрав. Менеджмент фонда серьезно озабочен разбуханием расходов на медуслуги. Причину, это мое субъективное мнение, он видит в том, что в системе стало слишком много поставщиков. Государственные клиники исключить из их числа не могут (они обеспечивают управляемость системы здравоохранения), а вот частные (сейчас их в ОСМС около 60 процентов) выдавить из медстрахования можно. И новеллы Минздрава подтверждают мою мысль.

Одно из предложений, с которым несколько месяцев назад выступало министерство, - беспрепятственный онлайн-доступ фонда к бухгалтерским документам и банковским счетам частных медцентров, которые хотят работать в системе медстрахования: мол, фонд должен видеть структуру расходов поставщика медуслуг. Во-первых, это нарушение Предпринимательского кодекса. Во-вторых, коррупционные риски и, наконец, неправомерное давление на медцентры. Любая серьезная частная организация, узнав о таких требованиях, скажет: “Зачем нам это? Работали без фонда - и дальше будем”.

- Минздрав и фонд сами себе расставили ловушки, изначально зазывая в систему всех и вся. С гордостью рапортовали: все больше частных клиник работают в системе ОСМС. Набрали кучу поставщиков. Теперь сами, похоже, не знают, как их контролировать, как отсеивать тех, кто нечестно ведет себя в отношении пациентов.

- Не спорю, не все частные поставщики добросовестные и добропорядочные. Безусловно, кто-то пытается заработать, получить средства, не оказывая услуг, занимается приписками, в которых фонд обвиняет фактически всех поставщиков. Поэтому нужны квалификационные - четкие и выполнимые - требования для частных центров, участвующих в системе.

Нужно садиться, обсуждать этот вопрос с представителями медицинского сообщества и разрабатывать адекватные рынку и текущим проблемам сферы здравоохранения правила. Чтобы, опираясь на них, выбирать действительно добросовестных поставщиков. А не пытаться выдавить всех неугодных, не взирая на то, как они работают.

- Почему не применять такие же требования и к госклиникам? Деньги фонда - это деньги пациентов, и за них должна идти честная конкурентная борьба. Сейчас же ее по факту нет.

- Вы произнесли хорошее, точное слово - “конкурентная”. Побеждать в борьбе за пациентов должен лучший. Нам обещали принцип “деньги следуют за пациентом”, право выбора врача. Но в реальности этого не произошло. Больницам должны были платить за выполненную работу по факту - им же направляют транши несколько раз в год. Здравоохранение финансируют по сметно-плановой модели: поликлинике в начале года дали условные 200 миллионов тенге - расходуй, как хочешь, выживай, как можешь. О какой конкуренции можно говорить?!

Когда распределяются деньги фонда, так называемый госзаказ, его в первую очередь отдают госсектору, который нужно поддержать. Больницы, подконтрольные Минздраву и местным акиматам, обеспечивают управляемость, контролируемость и стабильность системы здравоохранения. Да, 60 процентов поставщиков в ОСМС - частники, но они осваивают в лучшем случае около 30 процентов средств фонда, которые расходуются на закуп медуслуг. Львиная доля уходит в госсектор, значит, он определяет ситуацию на этом рынке.

- Реально ли, на ваш взгляд, создать модель медстрахования, действующую по принципу “деньги идут за пациентом”?

- Можно сделать все, но для этого нужна решимость. Мы ничего не сделаем, пока не изменятся убеждения людей, которые принимают решения и определяют, в каком направлении будет двигаться казахстанское здравоохранение.

Признать не только юридически, но и фактически, что частный и государственный сектор здравоохранения - равноправные (!) участники этой отрасли. Перестать воспринимать частников как непослушных детей, которых постоянно приходится воспитывать и поучать. Не надо делить на своих и чужих.

Второй момент: отойти от прак­тики оказания и деления мед­услуг по административно-территориальному принципу. Есть филиалы фонда в каждом регионе и есть население этих регионов. И людям говорят: вот, пожалуйста, у себя и лечитесь. Неверный подход. Сейчас такие технологии, что обеспечить переток средств из одной области республики в другую не составляет никакого труда, тем более фонд у нас единый.

Третий шаг: необходимо разрабатывать механизмы конкуренции, чтобы деньги, госзаказ забирали лучшие, сильнейшие, заслужившие доверие у пациентов участники рынка. Минздрав, конечно, может выставить невыполнимые практически для всех (и частных, и государственных клиник) критерии. Естественно, своих он не бросит, а частникам скажет: “Извините, ребята, вы не соответствуете требованиям”. Поэтому продумывать эти механизмы нужно совместно! Перестанет министерство заранее распределять деньги - появится конкуренция.

- На днях представители фонда медстрахования в очередной раз пообещали, что пересмотрят размеры тарифов на услуги. Это повлияет на ситуацию?

- Я и мои коллеги, руководители частных клиник, убеждены, что те бюджетные деньги, десятки, а то и сотни миллиардов тенге, которые страна тратит на строительство и оснащение медицинских организаций, можно направить на наполнение тарифа. Это уравняет условия для частных и государственных поставщиков. Сейчас тариф покрывает расходы непосредственно на медицинские услуги, но не возмещает капитальные затраты.

Госклиникам деньги на оборудование, ремонт и коммуналку выделяют из бюджета, а частники крутятся сами. Опять же поставить всех в одинаковые условия - возрастет конкуренция. Директор городской больницы будет думать: вот здесь мне нужно сервис подтянуть, в следующем году купить новый томограф, чтобы пациентов не направлять к конкурентам и так далее. Это стимул работать эффективнее.

И еще один важный момент: дефицит средств в фонде возникает и из-за проблем с планированием объемов медицинской помощи.

- Проще говоря, мы не знаем, что нужно людям? Опираемся на статистику прошлых лет, примерно ориентируемся и лепим цифры на год следующий?

- Вы абсолютно верно заметили, планирование осуществляется старым шаблонным способом: в прошлом году выделили столько-то средств на это направление, в этом году дадим на 10 процентов больше. Наши нынешние информационные системы не позволяют собирать аналитические данные именно по потребностям населения. В итоге система видит, сколько человек получили помощь, но не знает о тех, кому сказали: “Извините, квоты уже закончились”.

Реальную потребность в помощи можно увидеть по электронной очереди на медуслуги: некоторые приходится ждать до полугода, другие остаются невостребованными. Ситуацию нужно анализировать и исправлять.

Возможно, с моей маленькой частной колокольни, если можно так выразиться, все видится проще. Мы субъекты бизнеса и более-менее свободны в реализации своих планов. Выполнение задач на государственном уровне требует множества согласований. С другой стороны, никто не мешает тем же ответственным лицам перестать воспринимать частный сектор как соперников, неудобных собеседников и все-таки перейти к конструктивному диалогу.

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА и Олега СПИВАКА, Алматы

Поделиться
Класснуть