2925

Раньше “крутили” пациентов, теперь - фонд

С 2020 года объём финансирования здравоохранения вырос в два раза. Эксперт по вопросам экономики и финансирования здравоохранения Марат МАМАЕВ считает, что это не привело к положительным изменениям: деньги попросту распыляются

Раньше “крутили” пациентов, теперь - фонд

- Марат, вокруг Фонда соцмедстрахования (ФСМС) в последнее время слишком много скандалов. В мажилисе каждую неделю оглашают депутатские запросы, стучат по столу: обязательное социальное медстрахование не работает, система не оправдала надежд, люди недовольны. Чем это можно объяснить: ФСМС окончательно себя дискредитировал или он легкая мишень для избранников народа, которым во что бы то ни стало нужно засветиться?

- Не все сразу. Недовольство, претензии, скандалы - это ожидаемо. Это болезни роста. Пройдет немного времени, шум стихнет, а у депутатов появится другой громкий повод для запросов. Главное - не свернуть с намеченного пути, поддавшись давлению со стороны. Есть опасения, что сейчас идет активная дискредитация всей системы медицинского страхования с целью передать этот большой мешок денег в управление частных медицинских фондов. Это плохо для пациентов.

- Фонд действует не сам по себе, он подчиняется Министерству здравоохранения. Нет ощущения, что и те и другие, шарахаясь из стороны в сторону, пытаются угодить всем участникам рынка: пациентам, клиникам и соисполнителям? В итоге недовольны все.

- У фонда нет четкой позиции, потому что многие рычаги управления сосредоточены в руках Минздрава. Какие инструменты влияния на рынок потребления медуслуг остались у ФСМС? Он заключает договоры и работает с поставщиками. Эта деятельность, как мы видим, неэффективна. Второе: формирует тарифы, которые потом утверждает Минздрав. Здесь тоже есть проблемы. За минувшие пять-шесть лет министерство не вносило изменений в тарифообразование, хотя за это время ланд­шафт рынка медуслуг серьезно изменился. Я говорю даже не о размерах тарифов, а о том, на что система тратит деньги.

С момента внедрения ОСМС средств в фонде стало в два раза больше: 2,2 триллиона тенге в этом году по сравнению с триллионом тенге в 2020-м. Все это время Минздрав поступательно наращивал количество медуслуг по всем направлениям, не учитывая реальных потребностей населения. Это привело к сегодняшней ситуации: идут приписки, гипердиагностика, перепотребление услуг. Денег больше, но положительного эффекта нет.

Грубо говоря, жила семья бедно, покупала на месяц три луковицы и две морковки. Разбогатела, увеличила количество овощей вдвое, вместо того чтобы разнообразить свой рацион. Казахстанские пациенты все так же едят лук и морковку, просто в большем количестве.

- Подтверждение тому - размер частных расходов в здравоохранении? За последние годы он существенно не изменился: около 30 процентов денег, которые попадают в систему, негосударственные. Мы из своего кармана по-прежнему платим за визиты к врачу, УЗИ и операции.

- Происходит это потому, что система не чувствительна к запросам населения. Минздрав пишет стратегические документы без клинических, эпидемиологических исследований и оценки реальной ситуации в здравоохранении. Этому способствует отсутствие достоверных данных, в том числе статистики (откройте несколько информационных систем и увидите разные цифры по одним и тем же запросам).

В итоге решения принимают интуитивно. Озвучивают одно, делают другое, потом отменяют свои же распоряжения. Нет четкой позиции, игра на настроениях. Метания наверху влияют на доступность медицинской помощи внизу. Последний пример - внед­рение линейной шкалы оплаты медуслуг.

- Почему это вызвало столь негативную реакцию?

- Стороны заранее не уведомили об изменениях, не провели разъяснительную работу. И начали резать оплату за оказанные клиниками услуги, потому что денег в системе не хватает. Легко назначить одного виноватого в этой ситуации: фонд, Минздрав, медорганизации, управления здравоохранения. Но это комплекс­ная проблема, и свою лепту вносят все стороны.

В Казахстане действительно идет существенное перепотребление консультативно-диагностических услуг. Возникает риск для обеспечения финансовой устойчивости системы. Фонд ведь не может сказать: все, ребята, мы досрочно освоили все средства, рассчитанные на год, закрываемся. Пришлось принимать лихорадочные меры.

Сейчас нужно обратить внимание на перераспределение финансовых средств: провести ревизию тех же клинических протоколов, которые создают предпосылки к гипердиагностике и накручиванию пациентов. Приходит человек к врачу и просит направить его на компьютерную томографию (КТ). И если поликлиника заключила договор с фондом на предоставление определенного объема этой услуги, пациент ее получит независимо от того, надо ему КТ или нет. Это медицинский шопинг: сделай то, сделай это…

Но основная задача главврача клиники не заработать, он должен думать о клиническом и социальном эффекте. Завтра на прием запишется человек, которому действительно нужна компьютерная томография, а средств уже нет - объем, выделенный этой медорганизации, исчерпан.

- Раньше недобросовестные главврачи требовали: “Крутите пациентов!” Теперь они крутят фонд?

- Крутят фонд, а в конечном итоге - нас всех, ведь в ФСМС поступают наши деньги. Вот посмотрите: объем финансирования консультативно-диагностических услуг увеличился с 24 миллиардов тенге в 2019 году почти до 200 миллиардов в 2021-м. По идее, они направлены на раннюю диагностику и лечение. Тогда почему идет громадный скачок экстренных госпитализаций (в 2019 году - 249 000 услуг, в 2023-м - 922 000)? Получается, консультативно-диагностические услуги никак не влияют на раннее выявление заболеваний? Не выполняют свою функцию?

- Первое, что приходит в голову: надо контролировать и штрафовать. Но именно на это жалуются врачи - их замордовали проверками. Что делать?

- Развивать цифровую инфраструктуру, которая позволит контролировать эти процессы. Насколько я знаю, сейчас фонд занимается этим. Пока у ФСМС нет полноценной системы мониторинга качества медицинской помощи и, естественно, человеческих ресурсов (мы говорим о громадном объеме информации). Сделали пациенту в одной из районных больниц Карагандинской области МРТ - фонд не может проверить, обоснованно ли. Пока нет четкой системы, приходится вслепую махать шашкой, пытаясь сдержать перепотребление, задевая при этом и правых, и виноватых. Но такой подход малоэффективен. Пока фонд платит вслепую, деньги попросту распыляются. Отсюда и нулевой для системы эффект. И виноватым все считают фонд, хотя стратегические решения принимает Минздрав.

- Как вы относитесь к предложению возвращать 50 процентов взносов тем, кто не пользуется услугами бесплатной медицины?

- Такой практики нет нигде в мире, нам снова предлагают особый казахстанский путь. Если мы строим систему солидарной и социальной медицины, то и платить нужно всем и в полном объеме. Нельзя жить полумерами. Мы все отчисляем государству налоги, которые идут на образование, развитие инфраструктуры и т. д. Если твой ребенок окончил школу или ходит в частную, это же не значит, что часть налогов тебе должны вернуть. Плюс администрирование: вообразите, какие средства понадобятся, чтобы выстроить систему, позволяющую отследить тех, кто услугами не пользуется, проверять достоверность этих данных и возвращать часть взносов. Это неоправданные траты.

Оксана АКУЛОВА, Алматы

P.S. Мы продолжим разговор о реформировании казахстанского здравоохранения и ФСМС в ближайших номерах. Если вам есть что сказать на эту тему, пишите: oks-akulova@yandex.ru.

Поделиться
Класснуть

Свежее