2725

Министры меняются, проблемы - остаются

Как известные врачи предлагают модернизировать здравоохранение

Министры меняются, проблемы - остаются

Группа медиков обратилась к казахстанской общественности с открытым письмом “10 шагов к эффективному и устойчивому здравоохранению”. Перечислю основные его пункты: модернизация санитарно-эпидемиологической службы, приоритет первичной медико-санитарной помощи (ПМСП), конкурентоспособный больничный сектор, квазигосударство в больничном секторе (речь о необходимости передать в конкурентную среду строительство клиник и закуп лекарств), централизация здравоохранения и ответственность на местах, вызовы современной медицины и врачебные ошибки. Мы поговорили с одним из авторов письма, доктором медицинских наук, профессором Вячеславом ЛОКШИНЫМ.

- Вячеслав Нотанович, почему именно сейчас вы и ваши коллеги решили опубликовать это письмо?

- Во-первых, мы видим: общество не совсем четко понимает, что вообще сейчас происходит в системе здравоохранения. Как она меняется? Куда мы идем дальше? Все авторы письма вошли в комиссию по реформе здравоохранения, которая создана при правительстве. Прошло два заседания. Мы в них участвовали, но не услышали ни обсуждения, ни окончательных решений по многим важным вопросам. Поэтому и появилось письмо. Сейчас звучат голоса: “Да что они сделали, чтобы что-то советовать?” Сделали - каждый в своей области. И подумали: почему этот опыт не трансформировать на все здравоохранение? Мы не критикуем руководство страны или Минздрава, а предлагаем, как сделать наше здравоохранение более пациентоориентированным и конкурентоспособным.

- Авторов письма упрекают в декларативности…

- Да, говорят, что мы не написали конкретный план действий. Но мы хотели заявить именно о проб­лемах и предложить пути их решения. Мы готовы обсуждать их, разрабатывать такой план вместе со всеми заинтересованными сторонами и Минздравом в том числе. Пока же на письмо реагируют только журналисты.

Увы, многие проблемы, о которых мы упоминаем, называют вечными. Мы говорим о них с 90-х годов, и каждый новый руководитель Минздрава предлагает реформу, которая поможет эти задачи решить. Но затем министр меняется, а вместе с ним и программа. Вот что плохо. Не должен ход реформ зависеть от смены руководителя. Здесь, видимо, кроется системная проблема: приходит новая команда и отменяет то, что делала предыдущая.

- А сейчас, после смены руководства Минздрава, это тоже происходит?

- Конечно. Все вице-министры и практически все директора ключевых департаментов поменялись. Естественно, у каждого из них свое видение. Это нормально. Но я считаю, если человек профессионально руководит департаментом 10-15 лет, в этом нет ничего плохого. Не должны госслужащие каждый год-два менять место работы. За это время они не успевают ничего сделать. Если главврач будет занимать эту должность пару лет, мы даже не успеем понять, хорошим он был руководителем или плохим. Не скажем: он создал, построил коллектив, знает своих пациентов. А ведь это очень важно. За рубежом человек может руководить клиникой 10-15 лет. А у нас малейшее непонимание вышестоящего - идет смена кадров. Попытка при помощи ротации снизить коррупционные риски.

- И градус недовольства в обществе…

- И это тоже. А хорошо бы создать условия, чтобы их минимизировать. Но постоянная ротация убивает преемственность. Назначают чиновника на высокий пост. Мы читаем, где он работал, большой список. Но что он создал и каковы результаты его деятельности, мало кто знает.

- Возражу: в наших реалиях сложно представить министра, который хотя бы пять лет продержался на своей должности и не оказался замешан в каких-то коррупционных схемах.

- Он не должен прикасаться к деньгам. Он идеолог процесса, определяющий стратегию. Невозможно развивать какую-нибудь область без личности. Поэтому в своем письме мы подробно говорим об образовании. О том, что важно возрождать санитарно-эпидемиологическую службу, соответственно, и такие факультеты, создавать экспертное медицинское сообщество, которое будет развивать различные направления в медицинской науке и практике - хирургию, акушерство и гинекологию и т. д.

- Вы сами сказали, что многие проблемы, которые вы перечисляете в письме, вечные. Сколько о них ни твердим - совершенно безрезультатно. Усиление роли ПМСП, конкурентность медучреждений, действие принципа “деньги идут за пациентом”, автономия клиник, повышение зарплат медработникам... Об их решении говорят каждый министр, любой аким и более-менее известный врач, которому дают трибуну. Что изменится в этот раз?

- Вы правы, акимы и министры говорят, но ничего не происходит. На это мы и хотим обратить внимание. Это наша основная цель. О роли ПМСП одну международную конференцию провели, вторую, но средства в систему не вкладываем или вкладываем недостаточно. С чего начинается любая отрасль - машиностроение, медицина? С кадров! И если они не мотивированы, если их нужно завлекать доплатами в 800 тысяч тенге, чтобы они шли работать в ковидные больницы, то это не совсем правильно. Я общаюсь с коллегами из Франции, Израиля, Италии - там никто врачам дополнительно не платил. Это их долг, это их работа. Но они и получают за нее соответствующе.

- Необходимость централизации здравоохранения - один из пунктов письма. Что вы подразумеваете: вертикальное подчинение городских и областных управлений здравоохранения Минздраву, о котором грезят в профильном министерстве?

- Я считаю, что у Минздрава могло бы быть больше рычагов влияния на всю систему здравоохранения страны. Например, с ним должны согласовывать серьезные решения о строительстве клиник, назначении руководителей. И у местных властей должно быть больше полномочий, чтобы в случае ситуаций, таких, например, как пандемия, руководство региона могло централизовать усилия не только государственного, но и частного здравоохранения, имея для этого все рычаги управления и финансы. При этом нужно учитывать особенности каждой области, давать больше полномочий и автономии самим клиникам.

Они должны стать финансово независимыми от акиматов, на деньги которых сейчас фактически существуют. В бюджетах, Фонде медицинского страхования есть средства, нужно уметь правильно их распределять. Оптимизировать те активы, которые у нас уже есть. И, конечно, в этом главную роль должны сыграть тарифы на медицинские услуги: их должны устанавливать, учитывая возможности для развития, включать затраты на обучение специалистов и амортизацию оборудования. Сейчас же этого нет. Поэтому и нужны деньги от акиматов.

- В письме есть предложение упразднить “СК-Фармация” и передать закуп лекарств в конкурентную среду. Как вы себе это представляете?

- Очень хорошо представляю. Когда создавалась “СК-Фармация”, я был противником такой централизации. Я считаю, что нужно разработать национальный стандарт в этой отрасли, установить предельные цены и отдать закуп лекарств в конкурентную среду. Пусть этим занимаются несколько национальных операторов, это значительно упростит процессы. “СК-Фармация” невероятно забюрократизирована: заявки, одобрения, заказы. Это долго и муторно. А будет так: у одного дистрибьютора препарат закончился, зато у другого есть - берем там. Частный бизнес (с некой допустимой маржинальностью) все это сделает. Исчезнет толпа людей, которые живут за счет этих квазигосударственных организаций.

- Непростая, особенно сейчас, тема врачебных ошибок. Удивилась бы, если бы вы обошли ее стороной. “Конкретизировать понятие “медицинский инцидент”, который появился вместо врачебной ошибки”. Как именно?

- Вокруг врачебных ошибок порой создается нездоровая ситуация в обществе. Еще до того как появились результаты экспертизы, пресса начинает об этом писать, все дают оценки, рекомендации. Врачебные ошибки были, есть и обязательно будут. Потому что нет на планете двух одинаковых людей, и болезнь у каждого протекает по-разному.

Наша профессия очень опасная, и человек, который идет на любое, даже самое простое лечение, никогда не может со стопроцентной уверенностью знать, как оно закончится. Поэтому нужно вводить в систему страхования врачей, чтобы обезопасить пациентов, и конкретно прописать понятие “медицинский инцидент”. Обсудить это с экспертами, чтобы потом опираться на четкие критерии, а не на чьи-то субъективные выводы. Иначе врач не будет защищен, а значит, пациент тоже, ведь завтра его некому будет лечить. Мы, авторы письма, конечно, надеемся на обратный контакт со стороны гражданского общества и Министерства здравоохранения. Сейчас особенно очевидно, что делать что-то нужно.

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть