9820

Пока всё не вернём!

Почему репатриация незаконно приобретенных капиталов происходит в режиме сек­ретности? Огласят ли до нового года успешные кейсы с конфискацией украденных денег и имущества? Когда пройдет второй разгромный отчет Высшей аудиторской палаты (ВАП) в парламенте и чему он будет посвящен? Об этом газете “Время” рассказал депутат мажилиса, глава комитета по финансам и бюджету, единственный представитель этой палаты парламента в комиссии по возврату незаконно приобретенных активов Мади ТАКИЕВ.

Пока всё не вернём!

- Чем сейчас занимается комиссия по возврату активов?

- Решение о возврате незаконно выведенных из страны активов - продолжение президентских реформ. Касым-Жомарт ТОКАЕВ инициировал процесс возврата для восстановления социальной справедливости. В этом году мы приняли соответствующий закон, создана специальная комиссия, которую возглавил премьер-министр, и создан отдельный комитет по возврату активов при Генпрокуратуре.

За это время прошло уже два заседания комиссии. Первое было больше установочное. На втором мы определились с реест­ром субъектов олигополии, но он закрытый. По всем компаниям и лицам, кто вошел в список, Генпрокуратура начала работу.

Все, чем занимается комиссия, прописано в законе. Основные ее цели - вырабатывать предложения и рекомендации на основе представленных материалов комитета Генпрокуратуры. На сегодня комиссия уже рассмотрела предложения комитета и ряд значимых субъектов олигополии включен в реестр. Если брать их аффилированные и подконтрольные лица и компании, то это сотни субъектов и объектов, уже оказавшихся в орбите проверочных мероприятий. По ним применяются механизмы добровольного либо принудительного возврата.

- На недавней пленарке ваш коллега Ермурат БАПИ негодовал, что даже депутаты, принимавшие закон о возврате активов, не ведают, чем занимается комиссия. А ведь главная задача комиссии - обеспечить открытость и прозрачность.

- Да, задача номер один. Это обеспечивается тем, что в ее состав вошли члены правительства, депутаты и общественные деятели. Мы планировали, что члены комиссии периодически будут выступать в СМИ. И мое интервью станет первым из них.

Мы понимаем, что людей интересуют детали, фамилии из реестра, но пока такая информация преждевременна. Ее сейчас нельзя обнародовать, потому что это несет ряд правовых, инвестиционных и социально-экономических рисков. Например, реестр содержит личные данные субъектов, их аффилированных лиц. Их публикация может повлечь нарушения в части защиты персональных данных.

Но тем не менее при разработке этого закона мы предусмотрели пункт об обязательной подготовке информации по результатам работы по возврату активов. Каждый год комитет Генпрокуратуры будет готовить итоговую информацию, содержащую анализ и оценку, которая затем будет публиковаться на официальном интернет-ресурсе. Я думаю, ориентировочно до конца этого года одно выступление будет.

- Вы даже с Бапи не можете тет-а-тет поделиться этой конфиденциальной информацией?

- Даже коллегам не могу разгласить данные, потому что буду нести сам ответственность. Мы подписали обязательства о неразглашении.

- Получается ли выполнить то, что было заявлено?

- Конечно, на данном этапе получается. Но вы же прекрас­но понимаете, что это крупные компании, аффилированные лица, у них есть международные партнеры. То есть работу надо проводить не только в Казахстане, но и за рубежом. Поэтому это не быстрый процесс. Хотя уже есть результаты - государству на сегодня вернули имущество и активы на сумму порядка триллиона тенге.

- Правильно ли я понимаю, что комиссия создана по аналогии с институтами парламентского расследования, которые за рубежом?

- Можно допустить определенную параллель, но все же это не так. Первое отличие в том, что нашу комиссию возглавляет премь­ер-министр. Второе - в других странах при парламентах образуют временную комиссию узкого профиля, а наша комиссия является постоянно действующей.

Отмечу, что работа нашей комиссии не ограничена какими-либо плановыми показателями, соответственно, нет и временных рамок. Работа будет продолжена до тех пор, пока не вернем все, что незаконно получено и выведено.

- Давайте о парламентской работе. Одно из значимых нововведений последних лет - то, что председатель Высшей аудиторской палаты должен дважды в год отчитываться перед мажилисом. В июне первый отчет Натальи ГОДУНОВОЙ был посвящен сфере теплоснабжения. Когда состоится второй отчет? Будет ли по итогам меняться ситуация в проблемной зоне?

- Действительно, в рамках политических реформ президента теперь помимо отчета о республиканском бюджете ВАП представляет и другие отчеты депутатам. Темы отчетов, которые выбираются из актуальных вызовов дня, предварительно согласовываются с мажилисом. Почему предварительно согласовываем? Потому что аудиторы должны выйти на проверку по всей стране, проанализировать, собрать все данные. Для этого нужно время.

Первый отчет прошел 21 июня, и надо сказать, что обсуждение прошло очень оживленно и содержательно. Было поставлено много конкретных вопросов. По результатам слушаний мажилис выработал большой объем рекомендаций правительству. И они по порядку находят свои решения.

- А кто следит за исполнением ваших наставлений?

- Мы, депутаты. Как раз вчера пришел из кабмина доклад об исполнении наших рекомендаций. Так, за это время правительство разработало и утвердило план мероприятий для снижения износа существующих тепловых сетей, законодательно определили один компетентный ответственный орган - Минэнерго, а ранее компетенция в сфере теплоснабжения была разделена между тремя министерствами. Сейчас в мажилисе находится законопроект “О теплоэнергетике”, который будет учитывать не только развитие тепловых сетей, но и экономическую сторону данного вопроса.

Что касается следующей темы, то 20 декабря у нас состоится второй отчет ВАП - по теме эффективного использования и управления водными ресурсами. Этот вопрос все время поднимают депутаты. По прогнозам ООН, в ближайшие 15 лет Казахстан испытает проблемы с водой, а к 2050 году дефицит воды возрастет в три раза. Вместе с тем партия Amanat в предвыборной программе обязалась обеспечить сельское население чистой питьевой водой. Мы к этому идем, однако есть риски с учетом того, как мы не бережем этот источник жизни.

В первом полугодии нового года мы рассмотрим отчет ВАП по обязательному соцмедстрахованию, а к концу следующего - по нацпроекту “Комфортная школа”.

- В новом году первые совершеннолетние казах­станцы смогут использовать выплаты из Нацфонда. Может ли население повлиять на расточительные чиновничьи траты активов Нацфонда?

- Думаю, общество начнет интересоваться состоянием Нацфонда, что приведет в дальнейшем к его прозрачности. Я уже замечаю, что население задается вопросами, сколько фонд будет зарабатывать и сколько получат их дети. Где-то читал в комментариях, как граждане начали обсуждать, куда лучше инвестировать деньги Нацфонда. Люди уже готовы управлять им! Влиять на траты из фонда казахстанцы смогут косвенно, через депутатов. Использование средств Нацфонда на карандаше у парламентариев, которые пристально рассматривают этот вопрос в рамках обсуждения проекта респуб­ликанского бюджета.

Кроме того, контроль за деятельностью Нацфонда осуществляется комиссией по мониторингу за расходованием средств, выделенных из Нацфонда. В ее состав помимо гос­органов входят представители Генпрокуратуры и Высшей аудиторской палаты, а также депутаты.

Конечно, с учетом того, что теперь 50 процентов от инвестдохода будет распределяться детям, государство и общество еще больше будут заинтересованы в его наполнении. Правительство должно сохранять активы Нацфонда и приумножать, тем более что есть поручение президента увеличить их до 100 млрд долларов к 2030 году. Цель достижимая, и все ресурсы будут направлены на это. Сейчас его активы составляют порядка 58 млрд долларов. Понятно, что чем больше в нем средств, тем больше инвестдоход и, соответственно, больше получат дети.

- 2023 год подходит к концу. Какие изменения вы заметили за это время?

- У нас обновилась Конституция, началась масштабная трансформация всех институтов власти, прошли президентские выборы, выборы сената, мажилиса, маслихатов. Сегодня состав мажилиса поменялся кардинальным образом. Заседают уже не три партии, а шесть. Кроме того, впервые в парламент вошли 29 депутатов, избранных по одномандатным округам.

Это заметно оживило работу всего парламента. Лично я могу это подтвердить, учитывая, что ранее, работая в правительстве, мне часто приходилось участвовать в законопроектной работе. В сегодняшнем парламенте в сравнении с предыдущим дискуссии стали более живыми, острыми и точечными. Я иногда даже своих теперь уже бывших коллег из кабмина жалею, как им непросто отвечать на депутатские вопросы.

Период адаптации к работе в парламенте прошел. У нас вначале было много, так скажем, некад­ровых депутатов, и тех, кто в мажилисе остался на второй созыв, можно пересчитать по пальцам. Сейчас мажилисмены активно заняты работой над законопроектами, вносят предложения, тес­но работают с разработчиками, сами инициируют законопроекты. Из последних, что приняты, - законы по вопросам выплат детям из Нацфонда, по изменениям в налоговый кодекс, по информационной безопасности, о недропользовании.

А сейчас согласование с правительством проходит инициированный депутатами законопроект, направленный на снижение закредитованности населения. Мы предлагаем запретить выдачу потребительского кредита при наличии просроченной задолженности по старым кредитам, запретить банкам начислять вознаграждение по просроченным кредитам, обеспечить надлежащую оценку платежеспособности. Планируем принять в работу этот проект до конца года.

И знаете, сегодня стала ощущаться конкуренция между фракциями и депутатами. Это держит всех в тонусе. Но такого, что каждый тянет одеяло на себя, у нас нет. Несмотря на какие-то разногласия внутри, в целом все депутаты работают сплоченно, как один организм. Все понимают, что пришло время меняться к лучшему.

Тогжан ГАНИ, Астана

Поделиться
Класснуть

Свежее