13185

Ерлан КОШАНОВ: Новый Казахстан - ­это не дата в календаре

Спикер мажилиса ответил на вопросы газеты "Время".

Ерлан КОШАНОВ: Новый Казахстан - ­это не дата в календаре

- Ерлан Жаканович, в связи с выборами эта сессия была очень короткой – всего 100 дней. Ожидания у общества в отношении нового Мажилиса были очень большими. По Вашим личным ощущениям оправдались ли они?

- Будет некорректно, если я сам начну давать оценку работе мажилиса. Пусть это делают президент и общество, - считает председатель палаты. ­- Самое главное - мы без раскачки включились в работу. Говоря по-­военному, боевое слаживание депутатов от фракций и депутатов-­одномандатников состоялось. Если говорить в целом о работе депутатского корпуса, то хочу подчеркнуть, что прошедшая сессия показала его высокую активность. За 100 дней мажилисмены инициировали 20 общественно важных законопроектов. Часть из них уже вышла из парламента и направлена на подпись президенту. Проведена большая работа. Очень часто депутаты и аппарат мажилиса работали до поздней ночи. Но все понимали, что принимаемые законопроекты ждет общество, что это важно для развития страны.

- У нас сегодня шесть партийных фракций, 29 одномандатников. Все депутаты - публичные люди и очень активны. Они постоянно на связи со своими избирателями. Это в разы оживило дискуссии на всех уровнях. Горячие споры шли в рабочих группах, комитетах. Пленарные заседания, правительственные часы стали проходить гораздо интенсивнее. Депутаты задавали министрам десятки самых острых вопросов, которые волнуют людей. На каждом пленарном заседании озвучивалось до 30 депутатских запросов по самым различным и злободневным темам.

- Господин спикер, сразу хотела уточнить по депутатским запросам. Порой народ не понимает их логики. Темы запросов некоторых мажилисменов, мягко говоря, просто приводят в шок людей. Что, все проблемы в стране решены, кроме запрета ТikTok?

- У нас сегодня общество разное, где­-то даже разнополярное. У нас 20 крупных регионов и как минимум 20 наборов проблем и вызовов. Даже внутри одной крупной области в разных районах разная проблематика. Очевидно, что внутри разных социальных и профессиональных групп свои головные боли и сердечные заботы. Посещая регионы, проводя встречи с населением, мы все это хорошо видим. Депутаты не с неба на землю упали, они тоже часть общества и в постоянном контакте с людьми. Их отмечают и тегают в соц­сетях, к ним поступают сотни обращений, им дают наказы во время встреч и сходов. Поэтому они поднимают в своих депутатских запросах те темы, которые реально волнуют граждан.

Кстати, хочу здесь об одном феномене сказать. У нас долгое время, например, критиковали партийные выборы: мол, недостаточно там молодежи, женщин и так далее. Нет непартийных депутатов­одномандатников. Недавно выборы прошли по новой системе. И что мы видим?

- И что же?

- В мажоритарных округах избиратели в основном голосовали за мужчин среднего возраста. Среди одномандатников всего две женщины, два молодых депутата, нет ни одного человека с особыми потребностями. Если бы не партийные квоты, то мажилис состоял бы в основном из возрастных мужчин­предпринимателей и хозяйственников! Так что даже итоги голосования говорят о том, что общество наше более консервативно, чем можно представить. А что такое политика? Это учет мнения большинства, а не только социальных сетей или громкоголосых НПО.

Что касается ТikTok, то его никто запрещать не собирался. Хотя, к примеру, на встречах с населением депутатов регулярно просят навести порядок в соцсетях вплоть до их закрытия. И это тоже наше общество, наши граждане. Прикажете игнорировать такие мнения? Не все же являются тиктокерами! К примеру, у наших коллег были встречи с руководством данной компании...

- Они были довольны депутатским законопроектом об онлайн­платформах?

- Руководители компании считают, что Казахстан в законодательном процессе нашел правильный баланс между интересами граждан, государства и бизнеса. Это официальное мнение руководства онлайн­платформы.

Давайте для себя поймем одну простую вещь. Казахстан не первая страна, которая начала регулировать отношения в сети интернет. Более того, как законодатели, мы отстаем от жизненных реалий и мировых трендов. Напомню, что аналогичные законы уже давно приняты во многих западных странах. Например, в Германии действует закон, согласно которому медиа-платформы более чем с двумя миллионами подписчиков обязаны удалять вредоносную информацию.

В прошлом году странами ­- участницами ЕС было достигнуто соглашение касательно законодательного предложения Digital services act, обеспечивающего полный контроль за функционированием алгоритмов социальных сетей, в рамках которого предусмотрены механизмы подачи жалоб, рассмотрения обращений, модерации контента и онлайн­рекламы. К рассмотрению законодательных инициатив по борьбе с кибербуллингом приступил Европарламент. Основанием для этого стала трагическая история девушки из Ирландии, покончившей с собой в возрасте 21 года. Она в течение трех лет подвергалась травле в соцсетях. В США законодательство, предусматривающее наказание за кибербуллинг, уже введено в ряде штатов.

Таким образом, наш закон полностью соответствует мировым трендам. Все, что запрещено офлайн, теперь будет запрещено онлайн.

- Хорошо, пусть так. Но ведь соцсети не единственная проблема в стране…

- Согласен. Сегодня звучит много самых полярных мнений о защите семьи и детей, о запрете казино и рекламы букмекеров. Много говорят о защите традиционных семейных ценностей. Есть разговоры вокруг запрета электронных сигарет. Есть проблема закредитованности населения. И так далее. Поэтому депутаты активно работают с гражданским обществом, экспертами и уже в ходе новой сессии будут выдвигать новые инициативы и готовиться к новым общественным дискуссиям.

И завершая мысль, хочу сказать, что мажилис сегодня является реальным срезом и зеркалом всего нашего общества. Поэтому многоголосие и плюрализм мнений в стенах парламента надо воспринимать как должное и неизбежное. Как спикер палаты, я не могу никому из коллег запретить поднимать те или иные вопросы. И тем более не могу потакать запросам и ожиданиям только одной социальной страты.

- Вы буквально сорвали с языка мой следующий вопрос. Согласовывают ли с вами депутаты свои запросы? Есть ли в мажилисе негласный список запретных тем, которых нельзя касаться? Есть мнение (об этом говорят некоторые эксперты), что некоторые экстравагантные запросы выбрасываются в общество специально для отвлечения внимания.

- Депутаты ни с кем не согласовывают свои депутатские запросы. Определенная бюрократия, конечно, есть. Есть фракции, которые сами определяют порядок выступлений в соответствии со своими программами и тактикой. Каждая фракция стремится быть актуальной, соответствовать своей аудитории. Руководство и аппарат мажилиса скорее помогают депутатам готовить запросы, поднимают всю историю по их темам, дают статистику и так далее.

Что касается темы и глубины запросов, то это уже зона ответственности каждого депутата. Все они зрелые политики и приходят в мажилис со своим личным бэкграундом. Не исключаю, что через экстравагантные депзапросы кто-­то хочет привлечь к себе внимание, набрать какие­-то очки. Как говорится, из песни слов не выкинешь.

- А вообще, есть польза от депутатских запросов?

- Запросы ­- это не только средство самовыражения для депутатов, но и реальный инструмент актуализации конкретных проблем. Это механизм решения насущных вопросов, волнующих наших сограждан.

Приведу пару примеров. Запросы Рината ЗАИТОВА и Жулдыз СУЛЕЙМЕНОВОЙ о работниках культуры заставили профильное министерство оперативно повысить заработную плату библиотекарям и другим категориям данной сферы.

Депутат Ерлан САИРОВ три года подряд поднимал вопрос о пограничных районах. Наконец недавно на Национальном курултае в Туркестане президент поддержал данную инициативу и поручил правительству принять необходимые меры.

К чему я это говорю? Запрос - ­это не только про самовыражение, это еще и предполагает активную работу с госорганами, принципиальность, настойчивость, если хотите, даже назойливость. И такая работа, как вы видите, дает свои результаты.

­- Ерлан Жаканович, сегодня депутаты активно озвучивают довольно острые вопросы, называют очень громкие фамилии, что, наверное, 3­-4 года назад было просто немыслимо. На вас никто не обижается? Не пытаются звонить и просить урезонить того или иного народного избранника?

­- Это бессмысленно. Глава государства недаром предложил формулу “Сильный президент - ­ влиятельный парламент ­- подотчетное правительство”. Как сказал Касым-Жомарт Кемелевич, все дискуссии должны из соцсетей и с площадей перейти в стены парламента и маслихатов. Если какие­-то вопросы в обществе существуют и дискутируются, то депутаты не имеют права быть в стороне. Я считаю это абсолютно нормальным.

Посмотрите, какие запросы делают такие депутаты, как Ермурат БАПИ, Бахытжан БАЗАРБЕК, Абзал КУСПАН, Едил ЖАНБЫРШИН, Екатерина СМЫШЛЯЕВА и другие. Ведь на самом деле еще год назад подобное казалось невозможным! И это тоже прямое следствие и результат проводимых президентом реформ.

Что же касается обид, то их больше у самих депутатов. Депутатский корпус не устраивает качество и глубина ответов на их запросы. Мажилисмены все более активно требуют от членов правительства конкретной и ясной информации. На закрытии сессии мы уже предупредили правительство, что теперь будем чаще пользоваться правом получения устного ответа от министров по депзапросам, на которые не можем получить внятного ответа. Регламент позволяет нам вызывать их в мажилис для этого.

- Некоторые депутаты приходят на пленарку отсидеться ну или проявляют не особо ретивую активность. А другие чуть ли не на каждом заседании с депутатским запросом, выступлением по законопроекту. Еще и инициированные депутатами законопроекты успевают представлять. Возникают подозрения: а нет ли у таких уж очень активных депутатов “помощников” - ­лоббистов, которые предоставляют им полную аналитику, расклад, а взамен получают нужные поправки в законах? Есть ли в мажилисе внут­ренняя служба безопасности, которая проверяет депутатов на предмет лобби?

- Лучшая защита от любого незаконного лобби - ­это открытость и прозрачность. Если общество будет больше знать о принимаемых решениях в мажилисе, то достоянием общественности очень быстро становятся и чьи­-либо скрытые интересы. Мы это не раз видели на практике. Депутаты в мажилисе разные. Некоторые сразу включаются в работу, другие -­ нет. Народ сам все видит. Мажилис сегодня ­ самая открытая площадка в стране. Вообще еще раз хочу подчеркнуть, что мажилис является отражением нашего общества...

- Так ли это? После выборов многие известные в сетях люди жаловались на то, что не смогли пройти в мажилис, что их попросту кинули и так далее.

­- Как политики, мы видим, что соцсети стали мощным фактором. Но они не все решают и никак не гарантируют стопроцентного попадания того или иного блогера в парламент или маслихаты. Никто еще не отменял традиционных методов работы с электоратом. Победили те, кто грамотно совместил оба подхода, активно встречался и говорил с избирателями. Если же говорить о медийном измерении, то и в мажилис пришло много людей, активно присутствующих в соцсетях. Таких депутатов стараются выдвигать и сами партии. К слову, у одного депутата-­одномандатника два миллиона подписчиков в Инстаграме.

- Почему, несмотря на присутствие в мажилисе шести разных партий и еще плюс независимых самовыдвиженцев, в мажилисе все еще не было ни одной драки или хотя бы крепкой словесной перепалки? Почти все законопроекты принимаются единогласно и в ­атмосфере безмятежного спокойствия?

- Учитывая, что среди депутатов есть чемпион по боям без правил и именитый борец, то можете догадаться, какая фракция легко победила бы в такой драке. Шучу, конечно. Думаю, у нас все-­таки другая политическая культура.

Но если вы думаете, что все законопроекты принимаются единогласно и без споров, то вы ошибаетесь. Вам надо чаще заходить на YouTube-­канал мажилиса. И вы увидите, что на заседаниях комитетов, в рабочих группах, на круглых столах, презентациях законопроектов эмоции иногда зашкаливают через край. А то, что происходит на пленарных заседаниях, ­- уже результат всех дискуссий, компромиссов, взаимного убеждения. Впрочем, вы могли видеть, что не все партии, например, сочли нужным принимать отчет правительства об исполнении бюджета. Это тоже показатель разнородности парламента и плюрализма мнений.

- Высокая зарплата депутатов, их соцпакет вызывают раздражение у казахстанского общества. Какие трудовые затраты и риски, оправдывающие все эти блага, скрыты от народа?

- Высокий соцпакет депутатов ­- это больше досужие разговоры. Выступая в январе прошлого года в стенах мажилиса, президент ввел мораторий на пять лет на повышение зарплаты депутатам. Сегодня она меньше, чем у вице-­министров и заместителей акимов. У депутата один помощник, нет личной машины, квартиры выделяются только иногородним, и это точно не пентхаусы.

Взамен этого огромная ответственность перед обществом, сложнейшая работа по законопроектам. Это занимает много времени и сил. Каждый день расписан по часам. А также просто огромный контроль, если хотите, прессинг со стороны общества. Депутаты живут как будто в стеклянном доме. Любая неосторожная шутка депутата тут же становится предметом для обсуждения. В мажилисе сегодня аккредитовано более 600 журналистов. Они досконально знают, во что одеваются депутаты, какие часы носят, какие у них личные авто, где и как живут их дети. И это нормально. Депутаты становятся публичными политиками со всеми вытекающими.

- Недавний отчет правительства об исполнении бюджета прошлого года критиковали все депутаты до единого, называя его фейковым, и глава Высшей аудиторской палаты не оставила на нем камня на камне. В итоге проголосовали против, как вы и сказали, только две фракции в мажилисе и некоторые ­самовыдвиженцы, а за -­ 73 депутата, которые сказали, что это аванс кабмину. То есть отчет правительства большинством голосов все­-таки приняли. Почему при таком фейковом отчете мажилис не наложил вето? Сколько можно давать авансов кабмину? Когда депутаты покажут свои зубы, чтобы стать действительно влиятельным, а не карманным парламентом?

- Давайте начнем с того, депутатские дискуссии вокруг отчета правительства и показывают, что есть плюрализм мнений.

С другой стороны, не будем забывать, что правительство сформировано парламентским большинством, которое несет политическую ответственность за его работу. Мы это очень хорошо понимаем. При этом важно быть объективными.

Правительство, несмотря на сохраняющуюся сложную геополитическую обстановку, войну санкций, обеспечило выполнение самых главных показателей бюджета. Он выполнен на 98,6 процента. Все социальные обязательства государства выполнены.

Конечно, есть определенные проблемы, и мы их не отрицаем. Мы знаем, что людей волнуют вопросы роста цен, снижения доходов, закредитованности, критическое состояние инфраструктуры, безработица и так далее. Все эти вопросы депутаты ставят перед министрами и будут строго спрашивать по ним.

Мы считаем, что работа правительства должна быть понятна нашим гражданам. Результаты его деятельности должны позитивно влиять не только на макроэкономические показатели, но и на благосостояние каждого казахстанца. Члены кабмина должны быть в гуще событий, регулярно выезжать в регионы, разговаривать с людьми, посещать проблемные объекты. Почему президенту не зазорно посещать теплоцентрали, производства, дальние аулы, а министры проявляют такую нерасторопность? Сегодня невозможно эффективно решать проблемы, сидя в уютных кабинетах.

Очевидно, что формирование и исполнение бюджета -­ это большой и сложный процесс. Согласно новым конституционным изменениям депутаты получили возможность вместе с правительством мониторить его ключевые показатели в течение всего года. Согласно конституционной реформе мы теперь имеем право дважды в год заслушивать отчеты Высшей аудиторской палаты. Сегодня принципиально решено, что в соответствии с поручением президента мы будем менять Бюджетный кодекс, закон о государственных закупках, что позволит существенно улучшить процедуры принятия решений и повысить ответственность министров за конечный результат.

- Но ведь в обществе все это рассматривается как лакировка действительности. Люди не верят правительству, депутатам…

- Ну хорошо, тогда назовите мне страну, в которой граждане абсолютно верят правительству и депутатам? Мы живем в интерес­ное время, когда есть кризис традиционных институтов. Социальные сети породили большой негативизм, массовое недоверие к институтам власти. Всем приходится заново доказывать свою правоту, актуальность. Вот вы критикуете правительство, но ведь надо видеть и позитив. Приведу одну только цифру. За 2022 год количество субъектов малого и среднего бизнеса выросло на порядок. Так, официально доля МСБ в ВВП страны составила 36 процентов. Число занятых здесь людей в сравнении с 2021-­м увеличилось на 11,5 процента и достигло более 3,9 миллиона человек. Разве в стране, где все рушится, бардак и разруха, должно расти число предприятий, число малого и среднего бизнеса?

- Честно говоря, не обращала внимания на эти показатели…

­ Поэтому считаю, что показывать зубы депутатам надо по делу, а не ради красивой картинки. И это уже делается. Недавно мы впервые заслушали отчет Высшей аудиторской палаты по управлению в сфере теплоснабжения. Было озвучено очень много проблем. Там только экономические потери и упущенная выгода на 117 миллиардов тенге. Ежегодно растет количество аварийных остановок, потерь тепла, не говоря уже о вредных выбросах. Нет четкого видения развития отрасли.

Посмотрите, только последняя аварийная остановка МАЭК привела к промышленному блэкауту всего западного региона. Убытки и потери одного только “КазМунайГаза” составили 60 млрд тенге за два года из-­за отключений электроэнергии. В этом году на месторождениях компании 153 раза отключалось электричество.

Министру энергетики были заданы десятки острых вопросов. Наша критика была конкретной и предметной, поскольку сегодня мажилисмены первыми выезжают на проб­лемные участки. Депутаты не раз были на ТЭЦ в Экибастузе, Риддере, Темиртау, Степногорске, Аркалыке, Кентау, Аксу и других. Они хорошо владеют ситуацией. Держат руку на пульсе.

Осенью мажилис вернется к этому вопросу. Если не будут решены те вопросы, на которые обратили внимание депутаты, вот тогда будет принципиальный спрос с ответственных членов правительства.

- Как вы считаете, если депутат провинился перед законом, пусть даже и не по своей профессиональной линии, или же на его репутацию бросают тень проступки его близких, должен ли он складывать полномочия, как того требует в первую очередь общественность или собственная совесть? Не должен ли это сделать Жигули ДАЙРАБАЕВ, за которого очень активно заступались коллеги, в том числе и вы, но критиковали граждане. И где та черта, где выбора уже быть не может?

- Давайте расставим все точки над “i”. Юридически лично к депутату Дайрабаеву вопросов нет. Он выдвинут своей партией по списку. Был активным участником избирательной кампании. За партию проголосовало большое число избирателей. Поэтому Жигули Дайрабаев в мажилисе. Он достаточно активный и опытный депутат, поднимает важные для людей вопросы.

Теперь что касается моральной ответственности. Каждый депутат должен сам определять ее. Все депутаты равны по своему статусу. Никто не может указывать другому депутату или фракции: сделай так­-то. Ну а в целом любой депутат и партия всегда платят свою цену за тот или иной шаг голосами на следующих выборах. Такова практика всех демократических стран.

- Почему принятые парламентом законы нужно практически сразу же дорабатывать и дополнять? Кто виноват в том, что в закон “О ЖКХ” уже внесено сотни поправок, а он все равно неработающий?

- Нельзя обобщать. Закон закону рознь.

Главная цель модернизации законодательства о ЖКХ была уйти от КСК и перейти к ОСИ -­ к объединению собственников квартир. Работа вроде велась бойко. Все докладывали, что ОСИ повсеместно внедряются.

Но на практике оказалось, что многие люди не поняли сути реформы, а самое главное, по тем или иным причинам не хотят сами заниматься своим жильем. Им легче все переложить на КСК.

С другой стороны, кому-­то понравилось ОСИ за прозрачность и понятность. Один дом -­ один счет. Все важные решения принимаются с участием собственников и так далее.

Именно поэтому после справедливой критики президента и была выбрана золотая середина. Людям дали право выбора: либо ОСИ, либо КСК, но в доработанном формате в части повышения открытости и подотчетности их работы.

При этом депутаты понимают, что в сфере ЖКХ много вопросов. Поэтому сейчас готовятся новые поправки по этой теме. Депутаты в регионах собирают мнения людей и по ОСИ, и по КСК. По этому вопросу состоялось выездное заседание общественной палаты в Алматы. Ваша газета освещала этот выезд.

А значит, что без учета мнений людей этот общественно значимый закон принят не будет. Законопроекты, касающиеся общественных отношений, требуют именно такого подхода.

- В обществе много обсуждался закон о возврате незаконно приобретенных активов. Откровенно говоря, есть сомнения, заработает ли он в полную силу. Сможет ли государство вернуть в страну миллиарды, выведенные за рубеж? Будут ли снова неприкасаемые, которых этот закон касаться не будет?

- Разработку этого закона президент поручил правительству. Но видя, что работа затягивается, депутаты взяли на себя инициативу.

Работа проходила максимально гласно и открыто. Мы все показывали онлайн. Депутаты отвечали на все вопросы журналистов.

С введением этого закона у государства расширяется инструментарий для поиска и возвращения в страну незаконно выведенных активов.

Аналогичные законы есть и в западных странах, а также в Армении, Украине.

- Какие новеллы предусматривает закон?

­ - Вводятся новые субъекты -­ это люди, когда-­то обладавшие властью или имеющие тесные связи с ней и вследствие этого чрезмерно разбогатевшие.

Создается специальная комиссия из числа общественников, депутатов, руководителей госорганов. Она будет рассматривать материалы в отношении указанных субъектов и принимать решение о внесении их в специальный реестр. Участие общественников соз­дает гарантии прозрачности этого процесса. Вопросы будут задаваться по всем, кто попадает в круг нового закона. Неприкасаемых не будет.

После этого в отношении этих лиц начинает работать презумпция виновности. То есть они должны будут объяснить, откуда у них эти огромные активы.

Дальше лицу дается право заключить соглашение о добровольном возврате активов до суда. В этом случае субъект освобождается от наказания. По закону это нереабилитирующее основание.

Если же лицо откажется, то в отношении него будут проводиться уже уголовное расследование и суд.

Главная задача закона ­- вернуть активы. Акцент сделан на крупных клептократах. По действующему закону на это уйдут годы, значительные государственные ресурсы. Большие деньги умеют защищаться. Надо будет работать во многих иностранных юрисдикциях.

Положа руку на сердце, могу сказать, что это уникальный закон. Поэтому надо, чтобы он быстрее начал работать. Его философия заключается не только в возврате капиталов, но и в восстановлении исторической и социальной справедливости.

- А что насчет закона об электросамокатах? Вокруг него была жаркая дискуссия. Поможет он навести порядок с этим видом транспорта с учетом всех заинтересованных сторон?

­- Это еще один закон, вызвавший общественный резонанс и активную публичную дискуссию, которая, на мой взгляд, была где-­то искусственно подогрета лоббистами. Мы сейчас живем в такое время, когда любой законопроект может стать полем столкновения большого количества интересов. И к этому тоже надо быть готовыми.

Электросамокаты, согласно национальному стандарту, - новый вид транспорта. За счет доступности их количество быстро растет, появились сервисы проката. И это не стало бы проблемой, если бы новый вид транспорта развивался вместе со специальной инфраструктурой. Но инфрактруктура сильно отстает. Поэтому самокаты делят пространство с пешеходами. Такое совместное существование требует регулирования, чтобы обеспечить безопасность людей.

Было много споров. Звучали мнения вообще запретить электросамокаты. Депутаты предложили оптимальное для текущего момента решение, учитывающее интересы всех сторон дискуссии. Это первый шаг. Однако, повторюсь, будущее нового вида транспорта зависит от инфраструктуры. Этот вопрос депутаты будут решать в рамках нового Градостроительного кодекса. Развитие инфраструктуры должно стать обязательством для местных властей и закреплено законодательно.

- Хорошо. Давайте перейдем к более сложным вопросам. По конституционной реформе теперь мажилис принимает законы. Президент не раз говорил, что без закона и порядка невозможно развитие страны. Как вы считаете, что необходимо для того, чтобы в стране заработал принцип верховенства закона?

- Это очень актуальный вопрос. Новейшая история показала, что от этого во многом зависит стабильное развитие страны. Ведь верховенство закона дает самое главное -­ справедливость в обществе и доверие граждан к институтам власти. Если оно есть, то люди спокойно работают и свое будущее связывают со своим отечеством. Если же доверия нет, то человек живет в тревоге, сомневается во всем и думает, куда уехать за лучшей долей.

Посмотрите страны ОЭСР. В них самый высокий уровень доверия к судам, полиции, СМИ, государственным органам. Люди чувствуют себя в безопасности. Граждане знают, что есть нерушимые ценности, на которые они могут опираться. Неприкосновенность частной собственности, права человека, честная конкуренция и так далее. Они знают, что они платят налоги, и за это государство защитит их от мошенничества, преступности, наркотрафика. Да, люди там могут с чем-­то не соглашаться, но они чтят и соблюдают законы. Это основа для порядка в стране и обществе.

- Ну про страны Запада мы понимаем, видим. Когда это все будет у нас?

- Наш президент Касым-­Жомарт ­Токаев с первых дней своей работы начал последовательный и системный курс на политические реформы. Они должны были прежде всего усилить доверие людей к власти, показать, что в стране нет избранных и у всех есть равные и реальные возможности для участия в политике, экономике и других сферах.

Многое уже сделано. Но самая важная реформа ­- это введение одного семилетнего президентского срока и ограничение для родственников президента на занятие политических должностей и руководящих позиций в квазигоссекторе. Это настоящая прививка против монополизации верховной власти. Казахстанское ноу-­хау, которое, уверен, еще будет изучаться на международном уровне. Все мы видим, что почти для всех постсоветских стран и не только это один из самых актуальных вызовов до сих пор.

Самое главное, любому последующему президенту будет невозможно отменить это решение, отказаться от этой конституционной гарантии смены власти. Касым-Жомарт Токаев предопределил демократический вектор развития страны на долгие годы вперед. Его семилетняя каденция должна закрепить этот тренд, сформировать новую политическую культуру и традиции в стране. Напомню, что за эти семь лет нам предстоит провести еще по одной выборной кампании в мажилис, сенат и маслихаты, а также дважды избирать акимов.

Сегодня главным гарантом Конституции является президент. Проводимые реформы ­- во многом результат его политической воли. Представим, что в будущем некий президент захочет развернуть эти реформы и, скажем, поменять нормы в отношении своих близких родственников. В таком случае само общество должно дать отпор таким попыткам. Мы должны идти к тому, чтобы в будущем само общество стало коллективным гарантом Основного закона страны.

- Все это, конечно, здорово, но люди сетуют на то, что реформы идут медленно, что их результаты слабо ощутимы...

- Новый Казахстан ­- это не дата в календаре, не тонна урожая. Это про новое качество нашей нации, про то, кем мы должны стать, если мы хотим изменений. Президентские реформы ­ это не одноразовая пиар-­акция. Все это всерьез и надолго. Президент, как вы знаете, сторонник системных мер и шагов. Вот посмотрите сами, мы единственные в регионе ввели выборность акимов почти всех уровней. Мы усиливаем общественный конт­роль, вводим онлайн­петиции и так далее. И в этом смысле Казахстан сегодня вновь создает тренды в сфере политики и осуществляет трансфер демократии как фактора устойчивости государства.

- Давайте теперь предметно о верховенстве закона. Что конкретно делается для улучшения ситуации в этой сфере и какова роль в этом парламента?

- Большая работа по укреплению верховенства закона в стране ведется. Здесь нет четких сроков, что именно завтра все заработает как надо. Это живой процесс, в котором должны участвовать все ­- и государство, и общество. Все мы должны учиться жить по закону, уважать его и уметь применить его. Люди и бизнес должны активно отстаивать свои права. Не бояться судов, а пользоваться ими.

Большим блоком преобразований, проводимых в стране, стали и меры по укреплению верховенства закона. Серьезный акцент был сделан на реформирование судов, модернизацию законодательства с учетом ожиданий общества.

Приведу только один пример. В первом послании президента от 2 сентября 2019 года было объявлено о внедрении в стране административной юстиции. Это когда в споре между госорганом и гражданином суд активно помогает последнему. Данный шаг имеет колоссальное значение для укрепления верховенства закона в стране. Новый кодекс в разы усилил правовую защиту интересов граждан. По итогам прошлого года в спорах с госорганами судами удовлетворено почти 70 процентов исков. То есть люди находят реальную защиту в судах своих прав и интересов. Думаю, по прошествии нескольких лет адмюстиция существенно поменяет работу госорганов на всех уровнях. Чиновники будут руководствоваться прежде всего законом, потому что знают, что недовольные люди смогут спросить с них через суд.

При реализации конституционной реформы глава государства также сделал особый акцент на повышение правовой защиты граж­дан. Был создан Конституционный суд, конституционный статус получили Генеральная прокуратура и уполномоченный по правам человека. Недавно парламент заслушал первое послание председателя Конституционного суда. За пять месяцев работы за конституционной защитой обратились свыше трех тысяч граждан. Это говорит о востребованности нового института.

Со своей стороны парламент также активно встроен в эту работу. Сейчас нами большое внимание уделяется открытости и гласности законотворческого процесса. Это позволяет обеспечить широкое вовлечение общественности. Важно, чтобы люди понимали, что, если им что-­то не нравится и они хотят это поменять, надо прежде всего обращаться к депутатам.

По сути, в этой сессии происходила выработка нового стандарта законотворческой работы. По каждому общественно значимому законопроекту проводились презентации, круглые столы, заседания общественной палаты. Активно участвовали эксперты, общественники, СМИ. Все транслировалось онлайн и в эфире двух государственных телеканалов. Депутаты регулярно выкладывали в своих аккаунтах записи дискуссий по наиболее обсуж­даемым нормам.

Теперь важно и дальше развивать культуру законотворчества. Многое начинается с этого. Вокруг законопроектов должны быть споры, дискуссии, разные мнения, различные исследования. Все это надо озвучивать в парламенте. Но когда закон подписан президентом и вступил в силу, его надо исполнять. Страну двигают вперед не посты в соцсетях, а правильные законы и процедуры.

Подготовила Тогжан ГАНИ, Астана

Поделиться
Класснуть