2025

Между синофобией и синолюбием

В июне нынешнего года исполняется 10 лет с того момента, как Казахстан и Китай договорились о всестороннем стратегическом партнерстве. А 3 января следующего года будет ровно 30 лет, как страны официально установили дипломатические отношения

Между синофобией и синолюбием

Но, несмотря на столь длительную историю взаимовыгодного сотрудничества и различные правовые договоры на самом высоком уровне, в последнее время китайско-казахстанские торгово-экономические отношения демонстрируют, мягко говоря, снижение.

Замечательный сосед

Китайская Народная Республика была одной из первых стран, признавших независимость Казахстана. 3 января 1992 года наши страны установили дипломатические отношения. В феврале 1995 года правительство Китая опубликовало заявление о предоставлении гарантий безопасности Казахстану. Все вопросы о казахстанско-китайской границе протяженностью 1782,75 км были решены в июле 1998 года. В декабре 2002-го был подписан договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. В июле 2005-го Китай и Казахстан объявили о начале стратегического партнерства. В 2011 году оно переросло во всестороннее стратегическое партнерство. В 2013 году председатель КНР Си Цзиньпин посетил Казахстан и выступил с инициативой совместного строительства экономического пояса Шелкового пути. В августе 2015-го обе стороны подтвердили, что китайско-казахстанское всестороннее стратегическое партнерство вступило в новый этап. В сентябре 2019 года президент Казахстана Касым-Жомарт ТОКАЕВ совершил визит в Китай, и главы двух государств совместно объявили об установлении вечного всестороннего стратегического партнерства.

На сегодняшний день Китай является одним из важных торговых партнеров Казахстана, занимая четвертую позицию в рейтинге основных инвесторов в нашу экономику. С 2005 по 2020 год объем китайских инвестиций составил около 19,5 млрд долларов. Торговый оборот с 2012 по 2020 год превысил 130 млрд долларов. Двустороннее сотрудничество активно развивается и в других сферах, таких как туризм, культура, образование.

Китай и Казахстан тесно взаимодействуют в рамках многосторонних механизмов, таких как ООН, ШОС, СВМДА и т. д., совместно прилагают усилия по обеспечению международной справедливости, содействию экономической глобализации и стремятся к тому, чтобы международный порядок и международная система развивались в более справедливом и рациональном направлении.

Еще один важный аспект, о котором нельзя не упомянуть: за последние пять лет Китай добился поразительных успехов в социально-экономическом развитии. Так, ВВП увеличился менее чем с 70 трлн юаней до более чем 100 трлн. В 2021 году Китай достигнет роста ВВП более чем на 6 процентов, в городах и поселках будет создано свыше 11 млн новых рабочих мест и безработица удержится примерно на уровне 5,5 процента. Произойдет дальнейшее улучшение экологической ситуации, энергоемкость ВВП снизится примерно на 3 процента.

Негативная тенденция

Несмотря на то что со стороны Китая в адрес Казахстана не поступало ни одной угрозы, в казахстанском обществе сильны антикитайские настроения. Периодически в стране происходят вспышки синофобии, подогреваемые третьими силами, преследующими определенные цели. Однако страхи перед китайской экспансией не имеют под собой никаких оснований. Более того, присутствие Китая в казахстанской экономике неуклонно снижается. Об этом говорят как сухие цифры статистики, так и эксперты.

Судите сами. В 2012 году объем торгового оборота между странами составил 21,6 млрд долларов. Из них экспорт - 14,2 млрд, импорт - 7,4 млрд. В 2020-м объем торгового оборота составил уже 15,3 млрд долларов (снижение на 30 процентов). Экспорт - 9 млрд (-36 процентов), импорт - 6,3 млрд (-15 процентов). Да, безусловно, после 2016 года, когда был пик падения торгового оборота по всем параметрам, наблюдается рост, однако до максимальных показателей все еще далеко (см. график 1).

Аналогичная картина наблюдается и по валовому притоку иностранных прямых инвестиций в Казахстан от китайских прямых инвесторов. Так, по данным Национального банка Казахстана, если в 2012 году объем прямых инвестиций из Китая был равен 2,4 млрд долларов, то в 2020-м составил всего полмиллиарда (см. график 2).

Если взять динамику инвестиций Китая и получение по ним доходов, то видно, что интенсивные инвестиции более одного миллиарда долларов в год начались в 2009 году. Как помните, Китай тогда поддержал нашу пострадавшую от кризиса экономику. Но с 2012 года идет общее снижение инвестиций. У нас пока нет настолько больших проектов, которые бы позволили вложить существенные средства.

- Еще, разумеется, помимо экономики влияют и политические проблемы. Синофобия может нам стоить сотен миллионов долларов. Эти деньги вместо Казахстана, скорее всего, получит Узбекистан или другие страны. Они при этом нарастят производство своих товаров и составят конкуренцию нашим. Любая иностранная инвестиция - это затем долгосрочное преимущество экономики, и отказываться от нее неразумно, - говорит по этому поводу политолог Марат ШИБУТОВ.

При этом эксперт отмечает, что с 2011 по 2020 год также значительно снизился и экспорт казахстанской нефти в Китай (см. график 3).

- Самое главное - Китай может отказаться от торговли с нами в любой момент и свести ее к нулю, а мы вот заменить китайский импорт не сможем, - подчеркивает Шибутов.

Новый центр притяжения

О том, что лозунги “Нет китайской экспансии!”, “Нет китайским инвестициям!” парадоксальны и имеют мало общего с Китаем, говорит и другой эксперт - директор Центра китайских исследований Адиль КАУКЕНОВ.

- Почему парадоксальны? Потому что вопреки устойчивым мифам на практике наблюдается обратная тенденция. К примеру, если за 2011-2014 годы инвестиции составили $8,1 млрд, то за 2015-2018 годы этот показатель набрал всего $4 млрд. То есть уменьшение идет двукратное по всем параметрам и даже близко не может нагнать показатели начала 2010-х. Может быть, потому, что Китай в принципе меньше стал инвестировать? Но нет, опять же сухие цифры безжалостны к мифам. С 2013 по 2018 год накопленные инвестиции Китая за рубеж выросли более чем в два раза - с 2 трлн долл. до 4,2 трлн. А вот доля Казахстана снизилась в этом потоке с 1 процента до 0,36 процента. Кстати, сама эта цифра весьма показательна - насколько она мала с учетом, что это сосед с границей и стратегическим партнерством, - говорит Каукенов.

Он также развенчивает и другой страшный миф синофобов - о том, что Китай загоняет Казахстан в долги.

- Задолженность Казахстана перед Китаем, наоборот, уменьшается. Если в 2013-м она достигла 16 млрд долл., то по итогам 2018 года - 12 млрд. Причем меньше всего - это долги, гарантированные государством, а больше всего - взятые частным сектором, что тоже показательно, - поясняет эксперт.

При этом он отмечает, что снижение интереса Китая к Казахстану сыграло на руку другому нашему соседу - Узбекистану.

- На территории Узбекистана действуют 1125 предприятий с участием китайских инвестиций, только в прошлом году создано 344 предприятия. Ташкент намерен довести ежегодный объем привлекаемых китайских инвестиций до 5 миллиардов долларов к 2025 году. Помимо этого узбекские турфирмы активно наращивают количество китайских туристов, в 2019 году их было 61,9 тысячи человек. Успехи и решимость Ташкента опираются тоже на довольно показательные цифры. Согласно социологическим опросам в

2019-м 65 процентов узбекистанцев заявили, что решительно поддерживают реализуемые совместно с Китаем энергетические и инфраструктурные проекты. 75 процентов респондентов уверены, что китайские инвестиции создадут рабочие места, - приводит Кау­кенов неутешительные для Казахстана цифры...

Выводы

- Таким образом, в Центральной Азии Узбекистан становится новой точкой притяжения инвестиций, сотрудничества, торговли и трансконтинентальных проектов, идущих в обход Казахстана. Вопреки объективной заинтересованности Казахстана в инвестициях и необходимости увеличения своих продаж на китайском рынке, под воздействием общественного мнения, идущего на поводу откровенного хайпа, происходит ровно противоположное. Торговля и инвестиционное сотрудничество с крупнейшим экономическим соседом уменьшаются, что и понятно, ведь при таком уровне мифотворчества, синофобии и общественного неприятия казахстанский рынок становится слишком рискованным и неудобным для сотрудничества. Но самое главное, казахстанское неприятие сотрудничества приводит к тому, что создаются транзитные маршруты в обход Казахстана. К примеру, на повестке дня постоянно стоит вопрос о новой ветке в обход Казахстана по маршруту Китай - Кыргызстан - Узбекистан и далее через Ближний Восток. Отмечается, что новый проект на 295 километров короче, чем через Хоргос, а экономия времени составит до пяти дней, - подчеркивает Адиль Каукенов.

- Рассказы про страшную китайскую экспансию - это, мягко говоря, преувеличение. А те, кто говорит, что страшно, потому что Китай наш сосед, вообще будто живут в XIX веке, когда не было самолетов, ракет и ядерного оружия, которые позволяют стране с развитыми Вооруженными силами отстаивать свои интересы где угодно, - считает политолог Марат Шибутов.

Комментарий в тему

Соседство с Китаем - это плюс!

По мнению казахстанского дипломата, генерального секретаря Шанхайской организации сотрудничества в 2007-2009 гг. Болата НУРГАЛИЕВА, Казахстану нет нужды улучшать отношения с Китаем.

- Они и так в хорошем состоянии. У нас стратегическое парт­нерство. Оно настоящее, проверенное временем. Что касается спада показателей торговли, то я думаю, что это экономические последствия пандемии, а не свидетельство снижения интереса Китая к нам. Рассуждения о том, что в Казахстане есть рост антикитайских настроений, ошибочны.

Я, наблюдая за тем, как развивается Китай, какие он расставляет приоритеты, вижу, что его роль как драйвера глобальной экономики бесспорна. В мире, пожалуй, нет ни одной другой страны, которая бы демонстрировала такие поразительные темпы роста на протяжении последних 40 лет. Рост ВВП колоссальный: с 70-х годов прошлого века до сегодняшнего дня в 270 раз, если не ошибаюсь. Ни у кого в мире таких показателей нет.

Что касается настороженности по поводу того, что Китай может нас подмять, совершить экспансию, я думаю, для таких переживаний нет никаких оснований. Это беспочвенные опасения. От той же инициативы “Один пояс - один путь” Казахстан получает только плюсы.

Мне представляется, что Китай лет через семь-восемь станет первой экономикой мира, обойдя США. Сейчас он находится на втором месте, опережая Японию, и догоняет американцев. Поэтому расчет на развитие, расширение, активизацию экономического и инвестиционного сотрудничества с Китаем - закономерность. Тем более что мы соседи, у нас по сравнению с другими странами есть конкурентное преимущество - протяженность границы. Поэтому наш транзитный потенциал представляет для Китая большой интерес. И не пользоваться этим - все равно что стрелять себе в ногу.

Я вижу только плюсы в развитии наших отношений с Китаем. Понятно, что, по мере того как развивается китайская экономика, растет средний класс и покупательская способность среднестатистического китайца. Соответственно, рынок Китая в 1,5 млрд, из которых 600 миллионов человек - это средний класс, располагающий средствами. То есть для нас это огромный рынок, на котором мы можем реализовывать свою продукцию. У нас есть что предложить, а у них спрос всегда стабильно высокий. Мы имеем огромные перспективы по наращиванию своего экспорта в Китай. И это здорово! Поэтому развитие Китая - это отличное ускорение для устойчивого экономического развития и Казахстана, и всех центрально­азиатских стран.

Возьмите, к примеру, африканские страны или страны Ближнего Востока. Я думаю, есть все основания у этих стран завидовать нам, что мы находимся рядом с таким мощно развивающимся соседом.

Григорий ГАРАНИН, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее