3733

Ненавязчивый сервис,

или Как казсодержанию остаться в форме?

     Тема так называемого казахстанского содержания в нефтедобывающей отрасли республики - из разряда вечных тем. Во всяком случае, о ней пишут и говорят уже с 90-х годов прошлого века, когда на западе республики появилось совместное предприятие “Тенгизшевройл”. С тех самых пор не утихают споры вокруг справедливого подхода иностранных инвесторов, необходимости заставить их учитывать интересы как государства Казахстан (давшего транснациональным компаниям возможность бесконтрольно выкачивать главное природное богатство страны из его недр), так и казахстанских предприятий и граждан, желающих - причем совершенно справедливо! - откусить свою дольку от аппетитного нефтяного пирога. За прошедшие почти три десятилетия это сделать удалось и... не удалось. Та и другая крайности четко отражаются в зеркале, имя которому - казсодержание.

Еще в конце 90-х - начале нулевых тот же КРО - консорциум, добывающий нефть на Карачаганаке, предпочитал завозить из-за дальних рубежей все, начиная с рабочих и инженеров и заканчивая галетами с минеральной водой. На предприятиях КРО можно было встретить вахтовиков откуда угодно (вплоть до экзотических Филиппин), только не из Казахстана. То же самое с оборудованием и комплектующими. Внутри страны, кстати, это вызывало всеобщее возмущение - в парламенте, в многочисленных тогда еще рядах оппозиции, на кухнях обывателей.
Причем в те времена инвесторы находили этому вполне резонные оправдания: мол, у вас нет развитого машиностроения, способного выпускать нефтяное оборудование, отвечающее техусловиям, принятым на Западе; у вас мало квалифицированных кадров, а у тех, что есть, недостаточная мотивация и т. д.
С тех пор прошло немало лет, и вроде бы многое изменилось. Принята современная законодательная база - вторая редакция закона “О недрах”, программа развития казахстанского содержания, обязывающая компании-операторы при проведении тендеров обеспечивать не менее 50-процентной доли казахстанских товаров и услуг...
В конце концов, никто не отменял и программу индустриально-инновационного развития. С ее принятием вроде бы получило импульс к развитию машиностроение (в том числе нефтяное). Во всяком случае, доля его в валовом региональном продукте (ВРП) Прикаспийского региона неуклонно растет. Другой вопрос - насколько конкурентоспособна продукция местных заводов...
Вообще можно долго перечислять программы и постановления правительства, цитировать государственных чиновников, расписывающих успехи политики казсодержания. Но вот что говорил всего лишь год назад на конференции KIOGE-2017 глава союза казахстанских сервисных компаний KazService Рашид ЖАКСЫЛЫКОВ: “Казахстанские нефтесервисные компании страдают от неравных условий при участии в тендере... У них наблюдается неконкурентный рынок для казахстанского бизнеса”. По словам г-на Жаксылыкова, у крупных иностранных нефтеоператоров, таких как КРО или ТШО, закрытые тендерные процедуры, к которым допускаются лишь избранные казахстанские компании (чаще всего это “дочки” национального нефтеоператора “Казмунайгаз”, которых КМГ создает специально под эти тендеры). На их долю “приходится 75% всех закупок нефтесервиса, а это 1,5 триллиона тенге”, поведал участникам KIOGE-2017 г-н Жаксылыков.
Другой больной вопрос - непрозрачность самой процедуры закупок, прописанной, к слову, отнюдь не в казах­станских законах, а в заключенных много лет назад между Республикой Казахстан и транснациональными нефтеоператорами так называемых CPП - соглашениях о разделе продукции. О конкретном содержании этих соглашений даже экс­пертам известно не слишком много. Однако и то, что все-таки стало достоянием гласности, дает представление, сколь тяжела и неказиста жизнь нефтесервисников. Так, именно в СРП заложена норма, освобождающая нефтеоператора от уплаты таможенных пошлин и иных обязательных бюджетных платежей при завозе той или иной продукции на территорию РК. И не случайно заместитель управляющего директора консорциума NCOC Жакып МАРБАЕВ назвал эту причину в числе главных, из-за которых “местные поставщики автоматически исключаются из тендеров Северо-Каспийского проекта на поставку оборудования и материалов”. Понятно, что такие преференции делают любого иностранного поставщика в разы выгоднее для нефтеоператора...
Эта тенденция может лишь усугубиться после 2021 года, когда завершится переходный период и Казахстан полноценно вступит в ВТО. Эксперты, прокомментировавшие этот момент для Kapital.kz, не строят иллюзий. “Крупные иностранные недропользователи предпочитают привлекать в качестве подрядчиков зарубежных исполнителей”, - заявляет глава компании Oil Gaz Project Жарас АХМЕТОВ. “ТНК скептически относятся к уровню профессионализма в странах, не входящих в блок OЭСР, в которых они работают”, - вторит ему советник гендиректора инжиниринговой компании “Казгипронефтетранс” Акбар ТУКАЕВ. В то же время г-н Тукаев далек от того, чтобы вешать всех собак исключительно на иностранцев. По его словам, в местной нефтесервисной среде существует недовольство тем, что нефтеоператоры требуют от местного нефтесервиса “определенной сертификации по международным стандартам”. А собственных стандартов, соответствующих западным, в машиностроении у нас до сих пор нет. На это, в частности, посетовал уже упомянутый в этих заметках Рашид Жаксылыков. “Постоянно ездить за рубеж для прохождения процедуры (стандартизации. - Ред.) не только бьет по карману, но и требует немало времени. И я всегда задаю вопрос правительству: если вы хотите, чтобы казахстанский производитель поднялся, то почему у нас не организовать офис компании, которая дает сертификацию?”
По мнению г-на Жаксылыкова, иностранцы не заинтересованы ни в развитии у нас соответствующей международным стандартам машиностроительной базы, ни в повышении интеллектуального уровня местных рабочих и инженеров. “Чем мы будем слабее, тем больше они заработают”, - делает он не­утешительный вывод.
Но ситуация небезнадежна.
Большинство казахстанских сервисных компаний, считает Акбар Тукаев, ориентированы на сохранение своих позиций, поэтому продолжают сертифицироваться и получают международное признание.
Тукаев прогнозирует: после 2021 года ряды казахстанского нефтесервиса существенно поредеют. “Я думаю, условия ВТО придадут импульс непосредственным исполнителям, которым - зачастую не через первые руки - доставался контракт. У них появится возможность более ярко себя проявить, потому что у них есть опыт, оборудование, квалифицированные специалисты. Казахстан в этом вопросе отнюдь не слаборазвитая страна!”
Столь оптимистичный настрой отчасти подкреплен официальной статистикой Министерства энергетики (правда, обнародованы эти цифры были три года назад - в 2015-м).
Общий объем местного содержания (МС) в закупках недропользователей с 2010 года увеличился почти в два с половиной раза - с $3,5 млрд. до $9 млрд. Однако вот лишь одна говорящая цифра: совершенно замечательные показатели МС, к примеру у КМГ, Павел БЕКЛЕМИШЕВ из НПП “Атамекен” объясняет очень просто: оказывается, они относят к закупкам местных товаров... транспортировку нефти и газа по их довольно-таки протяженным трубопроводам.
Тем не менее успехи отечественного нефтесервиса трудно не заметить. К примеру, в строительно-монтажных работах и в проектировании казсодержание за последние годы выросло до 60 и более процентов. Но это закуп услуг. В сфере закупа товаров (того же оборудования) показатели куда более скромные - от 20 до 40 процентов.
И этот тренд может только усугубиться после того же судьбоносного 2021 года, до которого уже рукой подать.
Чтобы понимать, что стоит на кону, приведем две цифры.
Общий годовой объем нефтесервисного рынка в Казахстане - более 2,2 трлн. тенге (Жаксылыков). А с 2021 года отток капитала из страны (за счет того, что крупные зарубежные участники нефтерынка по правилам ВТО получат возможность привлекать в то же строительство и проектирование только “своих”) достигнет $10 млрд. (Тукаев).
Впрочем, некоторые считают, что этой малоприятной перспективы можно избежать. К примеру, Нияз ЖУМАТ - один из функционеров Союза нефтесервисных компаний Казахстана (а таких фирм в стране насчитывается более тысячи), убежден: основное препятствие, мешающее отечественному нефтесервису заявить о себе в полный рост, - нехватка оборотных средств. Эти препоны удаcтся обойти, с помощью государства разумеется! Как? Достаточно обеспечить им (сервисным компаниям. - Авт.) доступное кредитование по низким процентным ставкам.
На этом месте компетентный читатель может лишь скептически усмехнуться. Тем более что на днях Нацбанк привел прямо-таки убийственную цифру: с начала нынешнего года всего 1 (один!) процент кредитов, выданных банками второго уровня, пришелся на реальный сектор экономики. Неужто вслед за тем же банковским сектором теперь придется спасать пенсионными деньгами еще и неф­тесервисный?
Впрочем, это из области фантастики. А вот реальность выглядит довольно печально. Нефтегазовый аналитик Камилла МАНАКОВА кратко констатирует: “Удешевление нефти и снижение инвестиций в нефтедобычу вызвало сокращение капитальных затрат нефтегазовых компаний по всему миру. Это негативно сказалось на заказах и доходности отечественного рынка нефтесервисных услуг”. Г-жа Манакова прогнозирует: интеграция Казахстана в ВТО может привести к выдавливанию с отечественного рынка наших компаний более мощными - к примеру, китайскими или российскими.
Что с этим делать? Разумеется, совершенствовать законодательное регулирование (а параллельно подтягивать до мирового уровня наши нефтесервисные компании и прежде всего нефтяное машиностроение).
Однако скептики полагают: этого явно недостаточно, если не поменять правила игры, установленные уже упомянутыми СРП. Причем на десятки лет! Понятно, что в стране, зависимость которой от благоприятного инвестиционного климата трудно переоценить, такой шаг выглядит по меньшей мере безумием...
Словом, перефразируя известный афоризм, все сказанное можно подытожить так: спасение казахстанского нефтесервиса - дело рук самого казахстанского нефтесервиса.

Виктор ВЕРК, фото с сайта nftn.ru, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее