3690

Традиционная ориентация

Становясь ближе к “канонам”, страна все дальше уходит от развития

     В канун Нового года популярная певица Ерке ЕСМАХАН (50 миллионов просмотров клипа “Қайда?” на YouTube, больше трех миллионов подписчиков в Инстаграме) опубликовала фотографию с подписью “Дым демеймін, сіздер дейсіздер ғой бәрібір...” (“Ничего не буду говорить, вы же все скажете сами…”). На картинке исполнительница в облегающем, но закрытом платье соблазнительно выгнулась, оттопырив свой глютеус в сторону объектива и томно полузакрыв глаза.

Есмахан оказалась права: поклонники ее творчества оставили под этим постом свыше трех тысяч комментариев. В отзывах - гнев и казни египетские. Большинство комментаторов сходятся в том, что “казахским девушкам так делать нельзя”, обвиняют певицу в пропаганде разврата, а некоторые советуют даже начать штрафовать за дву­смысленные фото селебрити всех, поскольку те сбивают нацию с пути праведного.
Почти в то же время одна телеведущая у себя в профиле опубликовала относительно раскованное фото в мини, сопроводив его подписью: “Оптом хочу блокнуть всех, ТУПЫХ комментаторов! Пишите сюда! За статистикой никогда не гналась, так что мне вообще не жалко”.
Среди комментаторов победу, кажется, нужно отдать автору вот этого очень логичного и аргументированного отзыва: “Қазақтың қанша қызы қырылды тәуелсіздік үшін ал кәзіргі қазағымның қыздарының отырысы мынау сандарын кљрсетіп масқара” (“Сколько казахских девушек пострадало в борьбе за независимость, а современные казашки теперь сидят и показывают всем ляжки, ужас!”).
Надо сказать, что обе упомянутые девушки в отличие, например, от Айжан БАЙЗАКОВОЙ - казахскоязычные “звезды”. Одна поет только на казахском, другая ведет казахское шоу на республиканском телеканале. То есть казахский социум воспринимает их как своих, а не как “паршивых овец” из русскоязычного сегмента.
Я не поленился и изучил несколько профилей людей, прокомментировавших упомянутые фото. С виду люди как люди, ничем особенным не выделяются. Не радикальные исламисты, не пуристы, не доктора наук с диссертациями по казахским традициям. Среднестатистические казахстанцы.
Но с каких пор такая ретивая борьба за нравственность стала у нас среднестатистической?
Старое всегда борется и тяжело уступает дорогу новому - это аксиома. В развивающихся обществах общепринятые нормы всегда проверяются на прочность новым поколением. И либо уступают новым нормам, либо модернизируются и остаются. Сегодняшние консерваторы были вчерашними авангардистами, потому что только так и обеспечивается поступательное движение общества вперед - через циклы опровержения и последующей канонизации.
К примеру, до Ахмета ЖУБАНОВА домбра всегда считалась сольным инструментом, сейчас же мы воспринимаем сводный оркестр народных инструментов как само собой разумеющееся. Как канон.
Более того, только опровергая какие-то традиции, можно проверить их стойкость и вообще смысл их существования. Собственно, великие национальные умы так и делали.
Абай, не сказав отцу, пошел в русскую школу; возмужав, постоянно перечил старшим и ругался с ними, включая престарелых аксакалов. Переиначивал сложившиеся толкования норм Корана по своему усмотрению, одним из первых начал покупать разную русскую мебель и утварь в дом. Все это не было принято у казахов.
Чокан ВАЛИХАНОВ отказался жениться, как настаивали отец и мать, ездил и записывал сказания народа, чем вызывал смех всех казахов вокруг, которые принимали его за полоумного. Не было тогда у казахов традиции записывать устное творчество.
Биржан сал - скандалист и похабник. В 70 лет, по воспоминаниям, его привязывали к кереге, чтобы старик не позорил родственников на тое, а однажды из мести сал опорожнился на дастархан в юрте.
Магжан ЖУМАБАЕВ начал первым писать стихи на казахском в европейском стиле, за что, как пишут, был обвинен в нарушении традиций казахского стихосложения.
Каныш САТПАЕВ поехал учиться против воли отца, совместно с Мухтаром АУЭЗОВЫМ поставил “Енлик - Кебек” в импровизированном театре из двух спаренных юрт, что вообще никогда никакими традициями не предусматривалось. Кроме того, сам Ауэзов развелся с Камилой, на которой женился по настоянию родственников.
Кто-то скажет: мол, какая связь? Где Абай и где Ерке Есмахан. Но, как ни странно, связь есть, и самая прямая. В отсутствие пассионариев, которые ломают сложившуюся культурную традицию и создают на ее основе новую, певицы в обтягивающих платьях выглядят главными культурными ревизионистами.
За последние два десятка лет не появилось ничего такого, что осмысливало бы старые казахские догмы и провозглашало новые. Точнее, не появилось никого такого. Нет ярких, могучих личностей. Все заняты только сервисным обслуживанием старых истин и норм. А общество, которое не продуцирует ничего нового, становится заложником старого и все больше погружается в это старое. И если вокруг нет больших раздражителей вроде доселе невиданной музыкальной формы или ярких необычных стихов, то традиционное общество начинает остро реагировать на голые бедра.
Потому что да, голые бедра в Инстаграме - это единственное по-настоящему новое из того, что мы сегодня получили.
Ничего новее, увы, нет.

Тулеген БАЙТУКЕНОВ, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее