5506

Загнать в уголь

     В 2018 году в нашей стране убивают в очереди за углем, а над самым большим и богатым городом страны повисла черная пелена дымного смога. Дым к лету развеется, а проблемы - нет.

В голодные 90-е мы с отцом охотились за углем. Найти качественное топливо для дома в небольшом, внезапно оставшемся без центрального отопления Талгаре было той еще задачей. И не только из-за денег, которых тотально не хватало, но и из-за самого угля, который зачастую вообще не горел и оставлял золы в два раза больше собственного объема. Зажиточные семьи уже тогда начали переходить на солярочные печи, которые хоть дорого стоили и попахивали, зато давали постоянное тепло в отличие от угольных топок, которые вечером накалялись докрасна, а к утру остывали. Тем не менее большинство населения из-за отсутствия денег сидело на угле, то есть на самом дешевом и неэкологичном топливе.
И надо сказать, что потребители угля спустя несколько зим почувствовали некоторый прогресс. Уголь становился все лучше, доставать его было легче. И в какой-то момент даже появился выбор - двигатель конкуренции: можно было выбирать между поставщиками и сортом угля. Все еще оставаясь угольнозависимыми, мы уже могли думать, что там дальше, за углем. В светлом безугольном будущем, о котором старательно рассказывал телевизор.
Это будущее наступило только в 2017 году, когда Талгар, находящийся в 25 километрах от Алматы, начали газифицировать. Но время сыграло с экологичным счастьем злую шутку. Приобщившись к заветной желтой газовой трубе физически, координатно, большинство талгарцев оказались не в состоянии приблизиться к газу финансово. Труба проходит в сантиметровой близости от заборов частных талгарских домов, а их хозяева привычно завозят мимо этой трубы уголь самосвалами. Газификация прекрасно выглядит на бумаге. В реальности у населения, пережившего несколько девальваций, на нее не хватает денег. Поэтому уголь все так же остается для многих талгарцев единственным шансом не замерзнуть зимой.
И это в Семиречье, где климат достаточно мягкий. Подготовка к зиме в Восточном Казахстане, славящейся своей суровостью, обернулась гибелью чемпиона страны по дзюдо Жасулана АБИЕВА. Его убили в драке в очереди за углем. В драке, ставшей уже привычным явлением для региона. На YouTube есть десятки роликов по запросу “битва за уголь”, и все из ВКО. На видео грузовики таранят друг друга, стараясь первыми попасть на загрузку, люди отпихивают и матерят рядом стоящих. Очень похоже на битву за бензин и воду в “Безумном Максе”, только еще хуже.
Хуже, потому что к 2018 году вдруг оказалось, что черным золотом Казахстана является совсем не нефть.
Причем в правительстве это понимают очень четко. Несмотря на все реляции и выставку EXPO-2017 (которая, между прочим, прошла под вывеской “зеленой” энергетики и возобновляемых ресурсов энергии), долгосрочная стратегия развития АО “Самрук-Казына” на 2015-2025 годы предполагает безальтернативное развитие добычи угля и выработку энергии путем его сжигания. И, как пишут эксперты Центра по внедрению новых экологически безопасных технологий в обзоре “Угледобыча и угольная энергогенерация в Казахстане”, государством “не запланировано выделение достаточных средств для решения декларированных целей по замене угля на газ для энергогенерации, так как для решения таких задач требуются суммы на два порядка большие, в связи с отсутствием газовых магистральных трубопроводов в большинстве регионов с преимущественно “угольной” генерацией. В период 2015-2018 гг. было запланировано истратить на развитие газотранспортной системы около 134 млн. долларов США, которые после девальвации обменного курса в 2015 году сократились до 74 млн. долларов. Таких средств явно недостаточно для развития газотранспортной системы в тех регионах, где ее нет совсем или ее мощности недостаточны для “газовой” генерации”.
Энергетика страны сейчас более чем на 80 процентов зависит от угля. В перспективе, судя по всему, эта цифра как минимум не будет уменьшаться. А потребление угля населением будет расти вслед за снижением уровня жизни. На этом фоне очень странно читать об очередных программах правительства, оптимистично утверждающих, что к 2050 году доля возобновляемых источников энергии в структуре энергетики Казах­стана будет составлять от 30 до 50 процентов (сейчас менее трех процентов). При том, что ни инфраструктуры, ни технологий для такого скачка в стране нет. Даже ТЭЦ-2 в Алматы все никак не могут перевести на газ, хотя сделать это поручил глава государства еще в 2017 году. В существующих условиях, наверное, вряд ли стоит радоваться тому, что ТЭЦ лишь частично переведена на мазут.
В 1952 году на Лондон опустился “великий смог”. Из-за сильнейшего задымления в столице Великобритании погибло около 12 тысяч человек и около 100 тысяч человек пострадало. Эта экологическая катастрофа привела к принятию современных законов о качестве окружающего воздуха и среды. Лондонцев в срочном порядке призвали демонтировать угольные печи, субсидируя установку газовых котлов. Позже именно этот инцидент поможет Маргарет ТЭТЧЕР в ее намерении полностью реструктурировать угольную промышленность, развернув всю экономику страны в другом направлении.
А нам остается готовиться к долгой зиме. И надеяться, что после нее действительно настанет весна.

Тулеген БАЙТУКЕНОВ, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть