4130

Не оправдают одежд

Почему реформы в современном Казахстане часто напоминают комедию с переодеванием

     Это событие претендует на то, чтобы стать историческим анекдотом. После того как возмущенная убийством фигуриста Дениса ТЕНА общественность начала требовать реформы правоохранительной системы, МВД объявило: полицейских оденут в новую форму, а департаменты внутренних дел переименуют в департаменты полиции.

     Уже представлены предварительные эскизы одеж­ды, а ведомство продолжает принимать варианты от всех заинтересованных ателье. То есть внешне полиция в скором времени будет выглядеть по-другому, и это, наверное, максимум, который может позволить себе МВД в существующих условиях.
- У нас больше форма офисная, нам нужно функциональную, чтобы при работе на улице было удобнее. Нужно, чтобы форма была одно­образной, у нас разные климатические условия. Над этим мы сейчас работаем, - прокомментировал новость министр внутренних дел Калмуханбет КАСЫМОВ.
Короче говоря, грядет реформа пуговиц и воротников. Потому что низкая раскрываемость преступ­лений связана с недостаточной функциональностью обмундирования. Полиция и рада бы искоренять преступность, но подводят узкие брюки. А новые названия ДВД не оставят поводов для шуток: полиция - это вам не внутренние органы.
С другой стороны, а чего мы хотели? Реформа одежды закономерна, потому что странно было бы ожидать чего-то другого в нашей действительности, в которой накидывают свежую траву на лысые газоны и моют улицы аккурат перед визитом президента, а центр самого большого города страны блокируют для велосоревнований, чтобы на Eurosport была красивая картинка. Никому не важна суть - важно, как все это выглядит.
Полицейские уже давно портили открыточные виды Казахстана своими полусоветскими мундирами и допотопными фуражками, на которые можно сажать вертолеты. Теперь форма будет красивой и функциональной. Как медицинские халаты с накладными карманами, в которые очень удобно, биомеханически комфортно вкладывать “рахмет” за выделенное койко-место или удачно проведенную операцию.
Недавно довелось поговорить с полицейским, который штрафовал меня за нарушение правил дорожного движения. 45 лет, трое детей. Офицер рассказал, что недавно у его дочери и тещи украли телефоны. Он по-свойски обратился к коллегам-розыскникам, пообещал им “рахмет” за возвращение смартфонов и поимку воров. И что же? Никто и пальцем не пошевелил: дела родственников дорожного полицейского легли на полку так же, как и тысячи других. То есть система уже не способна защитить даже саму себя! Но тем не менее (или тем более?) это все еще система. После того как мы душевно поговорили, а я прочел полицейскому лекцию о пользе гражданского общества и необходимости искоренения коррупции, он согласно покивал, потом тяжело вздохнул и спросил: “Ну что, как вопрос решать будем?”
Эта проблема - как будем решать? - в глобальном масштабе имеет понятные корни, но не имеет ясного решения. Даже проникнувшись моими идеалистическими идеями, один конкретный человек в мундире ничего не сможет сделать. Полицейский просит взятку, потому что у него трое детей, а зарплата 100 тысяч тенге. Плюс возможные поборы со стороны начальства: в Сети регулярно появляются анонимные письма от лица сотрудников полиции с обвинениями руководителей в регулярной круговой обдираловке. Денег ни на что не хватает, а единственная возможность выжить - брать взятки.
Отказавшись от мздоимства, любой рядовой полицейский окажется вне системы. Очевидным рецептом кажется повышение зарплаты полицейским до приемлемого уровня, но это мнимая разгадка. В системе, где вопрос со взяткой можно решить за взятку, повышение зарплаты ничего не даст. Кроме повышения размеров взяток.
Интересно, что размеры взяток тоже индексируются вместе с инфляцией и ростом МРП. Если раньше, как знает любой водитель, большинство нарушений можно было развести за две тысячи тенге, то сейчас базовая ставка выросла в два-три раза. И большинство платит. Потому что так быстрее и удобнее.
В отсутствие нормальной государственной системы всегда будут появляться квазисистемы. Появляться и развиваться, тем более если они удобнее официальных. Нет работы в ауле - аульчане едут в Алматы и берут деньги за парковку, облагая тем самым богатеньких горожан самостийным “налогом на роскошь”. Власти выводят парковки из тени, разгоняют людей в жилетах - увеличивается количество бытовых краж, в том числе и автомобильных зеркал, из-за которых убили Дениса Тена.
Если схема распределения благ не работает по уму, она будет работать по силе - это один из базовых уроков дикого капитализма, который наши власти или не хотят усваивать, или усвоили, но не хотят признавать. А в полиции работает очень много тех, кто в отсутствие мундира (старого или нового, не важно) промышлял бы кражей автозеркал или стал бригадиром парковщиков. Форма полицейского дает неофициальный, но вполне легитимный в наших условиях мандат на зарабатывание денег и применение силы, когда это нужно. Это тоже квазисистема, одной из сопутствующих, но необязательных функций которой является охрана общественного порядка. Досадная такая деталь, подработка в нагрузку. В результате полицейские избивают бизнесменов, врезаются на автомобилях в ворота столичной администрации президента, режут друг друга и так далее.
Казалось бы, реформа МВД не то чтобы желательна - жизненно необходима. Но проводить ее не будут, потому что модернизация полиции требует модернизации всей системы. Полиция - ее продукт и следствие, профессиональное хроническое заболевание.
В одном из своих давних интервью Анатолий ЧУБАЙС рассказывал, как приехал в гости к новоназначенному губернатору одного российского края и спросил его, как тот собирается бороться с организованной преступностью. Губернатор ответил: ОПГ тут одна, но проблема в том, что все ее члены - в форме и с табельным оружием. И поэтому он реально не знает, что с этим делать.
Наша власть находится в том же положении. Она, возможно, и рада бы провести реформу МВД. Но... (смотрите выше).

Тулеген БАЙТУКЕНОВ, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

 

Поделиться
Класснуть