2826

“Медики боятся родителей больше, чем кори…”

О невидимых на первый взгляд причинах нынешней вспышки инфекции

“Медики боятся родителей больше,  чем кори…”

Цепочка, где все звенья важны

- Вакцинация - это планирование, бюджетирование, закупки, хранение, транс­портировка, коммуникационная кампания, подготовка медицинских кадров. И уже потом - сама прививка и отслеживание побочных явлений, - называет цепочку, в которой нет второстепенных звеньев, вирусолог, до недавнего времени консультант по иммунизации “ЮНИСЕФ Казахстан” Асель МУСАБЕКОВА

- К сожалению, на каждом из этапов возможны ошибки, которые приводят к вспышкам заболеваний. И нынешняя ситуация с корью не исключение.

- Почему она возникала?

- Первая причина, о которой обычно говорят, - отказы от вакцинации по личным и религиозным убеждениям, количество которых с каждым годом увеличивается. Сейчас, по информации Минздрава, более 60 процентов детей, которые заболевают корью, не привиты из-за отказа родителей.

Второй момент, который мог сыграть важную роль в начале вспышки, - временное отсутствие вакцины. В марте корь активно распространялась в приграничных с нашей страной Новосибирской и Оренбургской областях России. Незадолго до этого завершилась вспышка в Таджикистане. Да и в целом было понятно, что после пандемии коронавируса ухудшится эпидситуация и в Казахстане (не все родители из-за ковидных ограничений успели вовремя сделать вакцину ККП своим детям. - О. А.). Не знаю, каким был масштаб проблемы, но именно весной мне стали писать родители и рассказывать, что они не могут привить ребенка, так как вакцины нет в наличии, или есть, но только для иммунизации строго по календарю.

Виноватых, как обычно, нет

По крайней мере, в Алматы именно так и происходило. О кори стали говорить весной: 15 марта лабораторно подтвердили 18 случаев этого заболевания, 6 апреля - 73, 3 мая - почти 200… 1 декабря их было уже 2771. Как шла вакцинация? Сначала бодро: санврачи вещали, что в городе выявили почти 16 000 детей, которые вовремя не получили прививку (ставят ее в 12 месяцев и 6 лет), и призывали всех прийти в поликлиники.

За полтора месяца успели вакцинировать почти 7000 маленьких алматинцев, которые наверстывали календарь (так говорят, когда получают укол позже срока, установленного в национальном прививочном календаре). А потом дозы остались исключительно для плановой вакцинации. Я так и не добилась в горздраве ответа на вопрос: “Почему нет вакцины для всех, кому ее не поставили вовремя?” Мне говорили: мол, чего вы хотите, есть же дозы для плановой вакцинации. В итоге широкомасштабная дополнительная иммунизация от кори (в том числе для детей, которые когда-то пропустили прививку) началась и в Алматы, и по всему Казахстану только через полгода, в ноябре, когда счет заболевших уже шел на тысячи!

На прошлой неделе в Алматы проводили брифинг по ситуации с корью. Я спросила руководителя городского управления здравоохранения Ирана ШАМЕТЕКОВА, считает ли он, что часть вины за то, что инфекция распространяется такими темпами, лежит и на чиновниках (и горздравовских тоже), которые затянули с дополнительной поставкой вакцин.

- Виноватых как таковых нет, - последовал ожидаемый ответ. - Работа с Министерством здравоохранения по части доступности и достаточности вакцин проводится на постоянной основе. Заявки подаются в свое время, закуп проводится централизованно по всей республике.

Все вовремя, кроме кори. Только она картину портит.

Эпидемия безответственности

- В Казахстане не сразу начали делать прививки всем невакцинированным детям, чьи родители обращались с такой просьбой. Почему? - спросила я Асель Мусабекову.

- Система государственных закупок вакцин в нашей стране настроена на определенное количество детей, которые живут в определенном месте. Как правило, не учитываются те, кто наверстывает календарь (а их огромное количество), не берется в расчет внут­ренняя и внешняя миграция. По некоторым данным, в Казахстане живут до 200 тысяч детей-мигрантов. Из-за отсутствия межведомственного взаимодействия система здравоохранения их не видит, хотя они в значительной степени влияют на эпидситуацию: миграция равно инфекция. Эту проблему, на мой взгляд, обсуждают недостаточно серьезно. В итоге мы не можем подсчитать реальный охват вакцинацией в стране.

Бывают моменты, вакцины заказывают меньше, чем нужно, потому что за ее чрезмерное списание могут наказать. Иногда возникают проблемы с самой процедурой госзакупок, которая зачастую является неповоротливой и негибкой. Все это и приводит к подобным ситуациям.

- Насколько отказы родителей влияют на общую ситуацию с охватом вакцинацией?

- Если разобрать причины, из-за которых дети не получают конкретные прививки (например, АбКДС от коклюша, дифтерии и столбняка), то отказы родителей не являются основными и составляют от 8 до 20 процентов. За ними следуют отсутствие вакцин и другие причины. Но самая главная проблема, раковая опухоль нашей системы вакцинации, - временные медотводы. По АбКДС до 70 процентов детей не вакцинируются именно из-за них. По другим вакцинам ситуация ненамного лучше. Только официально в год в Казахстане регистрируют более 200 тысяч временных медотводов. Это огромная цифра.

Большее их количество “выписывают” на словах и совершенно необоснованно. Довольно часто мед­отводы получают недоношенные малыши и дети с хроническими заболеваниями, которые, наоборот, наиболее подвержены инфекциям.

Асель Мусабекова вспоминает, что несколько лет назад ЮНИСЕФ проводил опрос, и тогда сами мед­работники говорили, что порядка 80 процентов медотводов в Казахстане ложные. Она считает, что легализованное право не делать вакцину - итог системных проблем в сфере вакцинации, наказательного подхода и очень низких знаний медработников об иммунизации.

- Медики боятся негативной реакции родителей больше, чем кори, - с сожалением признает наша собеседница. - Зачастую за лишний шум их может наказать руководство поликлиники. И сейчас, во время вспышки, люди приходят в поликлинику за нулевой дозой вакцины для малышей до года, а их отговаривают сами же врачи. Часто медотвод - это способ снять с себя ответственность. Поэтому я бы назвала эту вспышку кори эпидемией безответственности.

- Извечный вопрос: что делать?

- Реформировать систему закупок и хранения вакцин, контролировать выполнение. Изменить подходы к кадровой работе, обучению и образовательным программам. Сейчас у будущих врачей практически нет знаний о вакцинации, поэтому они так легко поддаются фейкам. И обязательно выработать принципы коммуникационных кампаний по вопросам вакцинации с родителями, медработниками и даже с самими детьми. Они должны быть четкими, понятными, эмпатичными, человечными.

Вот три кита, на которых стоит иммунизация. Если не усовершенствовать эти подходы, встанет вопрос и об эффективности предстоящей кампании по вакцинации от вируса папилломы человека (ВПЧ) девочек 11 лет, которую Минздрав запланировал на следующий год.

Как вернуть доверие?

Действительно, в 2024 году Казахстан намерен внедрить вакцинацию девочек от вируса папилломы человека. Эксперты сходятся в том, что вторая попытка сделать это будет еще сложнее первой, которая с треском провалилась 10 лет назад. Уже известно, что прививать учениц начнут, скорее всего, в сентябре-октябре. Делать это будут в стенах школы строго по согласию родителей и законных представителей. Непонятно, готовы ли люди принять эту вакцину. Как показывает вспышка кори, в которой первую скрипку все-таки играют отказники, доверия к вакцинам больше не становится.

- В этом году Национальный центр общественного здравоохранения провел опрос родителей в пяти городах Казахстана. Респондентов спрашивали, как они относятся к вакцинации и что о ней знают. Мы делали акцент на мам и опекунов девочек 11-12 лет, - делится информацией председатель правления Национального центра общественного здравоохранения Минздрава Манар СМАГУЛ. - Выяс­нили, что многие практически ничего не знают о вакцинации (самый частый страх: прививка против ВПЧ может вызвать бесплодие) и раке шейки матки (женщины считают, что это наследственное заболевание). Радует, что они больше верят официальным данным и хотят получать их от медицинских работников, а не в соцсетях. Поэтому в первую очередь мы сфокусировались на обучении врачей и среднего медперсонала - они должны давать людям исчерпывающую информацию. Помимо этого будем проводить информационно-разъяснительную работу среди населения, журналистов, педагогов - всех участников этого процесса.

Мы должны больше говорить о раке шейки матки и о том, что это заболевание, которое можно предотвратить с помощью вакцины. Если люди будут знать, они ее примут - по крайней мере, так отвечали участники опроса, который мы проводили.

- Сейчас общество готово принять вакцину против вируса папилломы человека?

- Есть прослойка людей, которые ее ждут и хотят сделать, но мы понимаем, что их не больше 10 процентов. С остальными предстоит работать.

Оксана АКУЛОВА, Алматы

Опрос в тему

Если в вашем окружении (по соседству, в детсаду или школе у детей, на работе) появится больной корью, ваша реакция?

- Караул, срочно уходим в онлайн и самоизолируемся!

- Мы не боимся - мы привиты.

- Говорят, можно поставить вакцину в течение 72 часов… мы еще успеем!

Проголосовать можно на сайте газеты “Время” www.time.kz

Возвращаясь к напечатанному

Мнения наших читателей

Если можно будет получить страховку за ошибки врачей, начнут ли люди этим пользоваться?

- Конечно, хоть какая-то возможность компенсировать потерю здоровья.........................26%

- Необоснованных жалоб станет больше: люди будут пытаться на халяву получить деньги.................15%

- Обставят все так, что даже пострадавшие пациенты не захотят с этим связываться..................................24%

- Какой смысл в этих законах, если во всех больницах первым делом требуют расписку, что претензий к медикам не будет?........35%

Поделиться
Класснуть

Свежее