5102

“Если мы обещали, то сделаем”,

или Почему алматинские автобусы “лежат на боку”

“Если мы обещали, то сделаем”,

О передаче муниципального парка общественного транспорта мегаполиса частникам, “кладбище” автобусов в поселке Жетыген, о проверке прокуратуры и о новой линии БРТ - в эксклюзивном интервью газете “Время” руководителя управления городской мобильности Алматы Сагындыка ТЕЛИБАЕВА.

- Сагындык Токтасынович, в правительстве рассматривают вопрос о передаче крупнейшего в городе муниципального парка “АлматыЭлектроТранс” в доверительное управление частной компании. Как вы считаете, нужно ли это делать, учитывая, что акимат уже наступал на эти грабли, когда в 2016 году отдал городские парки общественного транспорта частнику в лице Green Bus?

- Не могу ответить, данный вопрос пока рассматривают.

- Я понимаю, что его рассматривают, но прошу вас, транспортника, высказать личное мнение.

- Вот смотрите, летом был такой случай: частный перевозчик в субботу сообщил нам, что в воскресенье не выпустит автобусы на рейсы. Кто пришел на помощь? “АлматыЭлектроТранс”. Нужно учитывать этот момент. Кроме того, на этом предприятии работает очень много людей - должна быть гарантия, что они (частники. - О. А.) сохранят рабочие места, город закупает новые автобусы… Думаю, “АлматыЭлектроТранс” должен остаться городским перевозчиком.

- В акимат уже заходили какие-то компании, которым интересно взять этот автопарк в управление?

- Я стал руководителем управления городской мобильности в декабре 2022 года, за этот период по данному вопросу никто не обращался.

- С 2013 по 2023 год акимат Алматы потратил на покупку новых автобусов 92 миллиарда тенге. Как вы считаете, насколько эффективными оказались эти расходы, учитывая, что к качеству работы общественного транспорта, к регулярности рейсов и состоянию автобусов у алматинцев куча претензий?

- Если в целом мы посмотрим на ситуацию, регулярность в будние дни составляет 95 процентов. Да, может быть, где-то интервал рвется - город растет, машин больше, пробки. Мы закупили 100 новых автобусов, до конца этого года - в начале следующего ожидаем оставшиеся 500. Выпускаем их на линию, решаем проблемные вопросы. Без усиления подвижного состава мы выйти из ситуации не сможем. Вот говорят: “Автобусы купили, они лежат на боку”...

- “Лежат на боку” на “кладбище” автобусов в поселке Жетыген Алматинской области - вы про это?

- Да. Там стоят 600 автобусов “ютонг” 2010-2013 годов выпуска и дизельные автобусы - их в количестве 300 штук мы передаем Алматинской и Карагандинской областям.

- Вопрос в том, как за этими автобусами следят. Вы сами сказали, что они лежат на боку - и далеко не все такие уж старые. В Жетыгене стоят ЛиАЗы 2017-2018 годов выпуска (для читателей: на стоянке 124 автобуса марки ЛиАЗ, 43 “газели” и ПАЗа 2016-2018 годов выпуска. - О. А.). Есть мнение, что акимату выгодно закупать автобусы - хороший бюджет, большие деньги...

- Я же вам говорю, мы эти автобусы в другие области передаем.

- Почему?

- Потому что они дизельные. Перед акиматом Алматы стоит задача до 2025 года полностью перейти на экологически чистые виды транспорта. В Алматинской и Карагандинской областях таких требований нет, поэтому мы безвозмездно передаем эти автобусы туда и закупаем новые, газовые.

- Но по городу же курсируют дизельные автобусы?

- Они есть, но мы стремимся к тому, чтобы их убрать. В “АлматыЭлектроТрансе” их совсем мало, они малой вместимости. Работают на горных маршрутах. У частников есть дизельные автобусы, но постепенно они их меняют.

- Больше ста ЛиАЗов и ПАЗов, которые не проездили по городу и пяти лет, загнали в Жетыген не только потому, что они дизельные, - подозреваю, что с ними были и другие проблемы, они слишком быстро оказались на свалке...

- Да, в понимании людей есть представление, что автобус должен служить минимум семь лет, но нужно учитывать разные моменты. Автобусы ездят ежедневно без выходных с учетом пиковой нагрузки и трафика. Идет очень большой износ. Муниципальный автопарк не всегда быстро может закупить нужные запчасти. Частнику сделать это проще, он работает с поставщиком напрямую, а мы - через сайт госзакупок, - подключается к разговору заместитель генерального директора “АлматыЭлектроТранса” Айдар ЕШПАНОВ.

- Насколько я знаю, дело в том, что ЛиАЗы, самым старым из которых всего шесть лет, в принципе не подходят для экс­плуатации в наклонном, как Алматы, городе. У них относительно небольшой объем двигателей, которые не тянут такую нагрузку - перегреваются, выходят из строя. Есть такое?

- Есть, у ЛиАЗов двигатели слабее по сравнению с автобусами других марок, которые мы сейчас получаем. Нагрузка на них приводит к более быстрому износу, - отвечает Ешпанов.

- Вы правильные вопросы задаете: почему закупили автобусы и они стоят в Жетыгене? почему ЛиАЗы с такими двигателями? почему они быстро стали ломаться? Поэтому в “АлматыЭлектроТрансе” сейчас и идет проверка прокуратуры, в том числе и по этим вопросам, - возвращается в разговор Сагындык Телибаев. - Она пока не закончена, результатов еще нет.

- Сагындык Токтасынович, когда закупали ЛиАЗы, вы были заместителем руководителя управления городской мобильности…

- Я отвечал за строительство дорог…

- И все же: вы пытались выяснить, почему акимат принял решение закупать именно эти автобусы? На самом деле это коррупционная схема?

- Автобусы закупал сам “АлматыЭлектроТранс” через открытый конкурс, выставлял требования для поставщиков и указывал параметры. Не акимат этим занимался. Вопрос, почему купили именно ЛиАЗы, возникал не только у вас, поэтому сейчас и проходит проверка.

- Что будет с “ютонгами”, которые несколько лет ржавеют в Жетыгене? Почему их до сих пор не списали?

- В этом году в “АлматыЭлектроТрансе” проходил аудит, специалисты изучали техническое состояние этих автобусов. Было рекомендовано перевести их с основных средств компании в товарно-материальные запасы. Скорее всего, в следующем году “ютонги” уйдут на утилизацию или их можно будет продать на запчасти.

- Вы работаете в акимате с 2011 года, с 2019-го занимаете топовые должности в управлении городской мобильности. Назовите три проблемы общественного транспорта, которые вы так и не смогли решить за эти годы.

- Не решили вопрос оптимизации маршрутных сетей, не смогли создать полноценную инфраструктуру для автобусов и троллейбусов, не всегда получается обеспечить бесперебойную работу общественного транспорта в часы пик.

- Почему не решили эти вопросы? Скажем, что мешает создать инфраструктуру для общественного транспорта?

- В Казахстане есть определенные нормативные требования к дорожной разметке. Выделенные полосы для автобусов и троллейбусов можно оборудовать только там, где есть шесть полос для движения транспорта. Мы разрабатываем специальные техусловия для Алматы, хотим учесть и эти вопросы, кроме того, предлагаем уменьшить ширину одной полосы. Сейчас ее ширина 3,5 метра для машин, 4 метра для общественного транспорта. Во многих странах размер полос 2,7 и 3,1 метра соответственно. Планируется пре­дусмотреть эти же параметры для нашего города. И тогда появится возможность менять разметку, останутся свободные участки на проезжей части, на которых мы будем оборудовать полосы для общественного транспорта и велодорожки.

Думаю, до сентября следующего года мы успеем принять новые техусловия. Но это не значит, что на всех четырехполосных улицах появятся выделенки. Только там, где они нужны.

Вы знаете, мы хотим построить БРТ по проспекту Райымбека: две полосы (по одной с каждой стороны проезжей части) полностью отдадим общественному транспорту. Сейчас выделенка есть, но не на всем протяжении проспекта.

- Чем этот БРТ будет отличаться от обычной дороги с выделенной полосой для транс­порта?

- Мы настроим светофорные объекты так, чтобы дать приоритет общественному транспорту. Для удобства пассажиров оборудуем регулируемые пешеходные переходы. Поставим на линию автобусы определенной длины. Это полностью преобразит пешие зоны, тротуары, появятся новые остановки. Где есть сужение дороги, БРТ будет проходить посередине проезжей части, а потом плавно переходить на краевые полосы. Во втором полугодии следующего года мы планируем начать строительно-монтажные работы.

- Когда будете продолжать линию БРТ по улице Тимирязева?

- Как вы знаете, она по проекту должна продлиться в восточном направлении по улице Тимирязева, спуститься вниз по улице Желтоксан (как раз до линии БРТ по проспекту Райымбека) и уйти направо в сторону Восточной объездной дороги. Сейчас мы начали разрабатывать проектно-сметную документацию.

- Сколько лет вы разрабатываете это ПСД! Постоянно что-то меняете, бесконечно обещаете - горожане по этой линии БРТ должны были давным-давно ездить.

- Мы двигаемся на основании генерального плана развития Алматы, который разработали и утвердили в этом году. То, что вы говорите “уже должны были сделать”… Если мы обещали, то сделаем. Как закончим разработку ПСД, начнем и этот проект.

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА и Андрея ХАЛИНА, Алматы

(Продолжение интервью - в следующем номере газеты)

Поделиться
Класснуть

Свежее