2895

А если просто бурчун?

МВД предлагает внести поправки в закон, которые позволят арестовывать домашних тиранов без заявления жертвы. Поможет ли это в борьбе с семейным рукоприкладством?

А если просто бурчун?

Напомним, в главном полицейском ведомстве страны проанализировали дальнейшую судьбу заявлений о домашнем насилии и обнаружили, что почти 60 процентов из них в результате оказываются отказными. Пострадавшие женщины не хотят наказывать своих обидчиков или из-за страха перед ними, или от большой любви. Вот и задумались правоохранители о введении принципа неотвратимости наказания, чтобы в следующий раз дебоширу неповадно было пускать в ход кулаки. Заодно и статистика списанных дел улучшится.

Пакет с соответствующими поправками в самое ближайшее время будет представлен на обсуждение в мажилис. Только вот какой эффект возымеют такие нововведения в столь деликатной сфере, как семейная жизнь? Мы обратили внимание на нюансы, которые вызывают вопросы даже у самих сотрудников полиции, работающих в сфере семейно-бытовых правонарушений.

Предупреждать бесполезно

Старший инспектор по защите женщин от насилия павлодарского департамента полиции Айсулу ИСКАКОВА сталкивается с семейными дебоширами пять лет. И она уверена: нельзя всех стричь под одну гребенку. Например, недавно она выезжала по адресу, с которого с начала года восемь раз вызывали полицию с жалобой на мужа-дебошира. На деле же выяснилось, что мужчина, приняв на грудь, имеет привычку выходить во двор (семья живет в коттедже) и, расположившись на уличном диване, бурчать. Оба супруга уже предпенсионного возраста, и жену такое поведение подвыпившей половинки раздражает до такой степени, что она набирает “102”. Ворчуна по просьбе супруги забирают и на три часа закрывают в вытрезвителе. Сегодня это максимальное наказание, которое при отсутствии заявления женщины могут применить полицейские в отношении того, по чью душу вызвали полицию.

Если же заявление имеется, то участковый выписывает защитное предписание сроком на 30 дней, соглас­но которому семейный тиран не может ни приближаться к жертве, ни даже звонить и писать ей, скажем, по WhatsApp. В случае его нарушения к любителю помахать кулаками применяется статья 461 Кодекса об административных правонарушениях. Она преду­сматривает либо предупреждение, либо административный арест до пяти суток. Полицейские также могут привлечь нарушителя семейного спокойствия по 73-й статье того же кодекса за противоправные действия в сфере семейно-бытовых отношений. Ответственность за этот вид нарушения один в один, как и по 461-й. И то чаще всего правонарушители отделываются предупреждением. Арест судом если и применяется, то не более чем на двое-трое суток.

- В этом отношении, конечно же, на мой взгляд, наказание за семейную тиранию требует ужес­точения. И это тоже предусмат­ривается новыми поправками. В частности, речь идет об увеличении сроков административного ареста и введении вместо предупреждения общественных работ. В этом случае я только “за”! Потому что двое суток ареста, если мы действительно имеем дело с семейным тираном и дебоширом, - это ни о чем. А предупреждение - это вообще смешно, - высказывает свою точку зрения Айсулу Искакова. - Что касается перехода от заявительного к выявительному характеру реагирования на бытовое насилие, то здесь, на мой взгляд, нужны какие-то сноски-исключения. За что, например, отправлять на общественные работы того же любителя побурчать на собственном уличном диване? Он никого не бьет, не обижает, не материт. Ну есть у человека привычка поговорить с самим собой. Так ведь это же не правонарушение! А если предложение МВД будет переведено в практическую плоскость, то получается, что и в этом случае сработает принцип неотвратимости наказания.

Отелло местного разлива

При этом, конечно же, нельзя сказать, что в департаментах полиции на местах категорически против ареста домашних тиранов без заявления жертвы. Скорее, они выступают за индивидуальный подход. Ведь бывают случаи, когда такой вид реагирования на сто процентов оправдан и даже необходим, чтобы предотвратить трагедию.

Здесь уместно рассказать о другой павлодарской семье, значившейся в списке неблагополучной именно в плане семейного насилия. Он пенсионер, в свое время отсидевший срок за убийство. Она верная подруга, дож­давшаяся возвращения мужа из тюрьмы. Оба часто злоупотребляют алкоголем. И почти все случаи совместного распития спиртных напитков завершаются вызовом полиции. При этом мужчина будь здоров как дубасит свою вторую половину: в последний раз у нее вся одежда была в крови.

Но женщина категорически не хочет писать на своего обидчика заявление. Даже когда полицейские забирают его на положенные три часа, чтобы он хоть немного пришел в себя в вытрезвителе, жена, даром что побитая, а порой и израненная, звонит участковому и требует выпустить мужа. Женщину пытаются вразумить, чуть ли не уговаривают написать заявление. Она ни в какую: нет, и все! Люблю, хочу быть с ним, даже если и убьет, то пусть это будет он.

Жертвы всего боятся

Психолог павлодарского центра социально-психологической реабилитации и адаптации женщин с детьми, подвергшихся насилию, Светлана ГРИНЧЕНКО уверена: нельзя назвать здоровым поведение женщины, прощающей тирана.

- Когда женщина на протяжении многих лет подвергается насилию, она считает мужскую агрессию по отношению к ней нормой. Многие винят себя. Ведь агрессоры чаще всего употребляют все методы манипуляции, вплоть до газлайтинга, когда сама жертва начинает сомневаться в адекватности своего восприятия окружающей действительности. Такая женщина пытается оправдать своего обидчика всеми возможными и невозможными способами, - делится своим опытом психолог-эксперт.

Подобное поведение довольно распространенное среди обитательниц этого адаптационного центра. С ним здесь активно борются - и часто успешно - с помощью индивидуальной для каждой женщины программы психологической реабилитации, психологических тренингов.

- Мы показываем, что женщина вполне может обойтись и без мужа-тирана, быть самостоятельной, в том числе финансово. У нас есть детские группы дневного пребывания, в которых женщина может оставить своих детей, а сама пойти на курсы профессиональной переподготовки, чтобы освоить новую денежную специальность. Для наших оби­тательниц постоянно проходят какие-нибудь обучающие мастер-классы: по наращиванию ресниц, по ведению Инстаграма, по кулинарному искусству. Постепенно они начинают отходить от своей зацикленности на муже-агрессоре, становятся совершенно другими, готовыми к нормальной жизни без комплекса жертвы. Это большая и очень трудная работа. Но чтобы ее проводить, женщине нужно попасть к нам. А у нее комплекс жерт­вы. Она не осознает, что все может быть как-то по-другому, и не пишет заявление, потому что знает: идти ей некуда, помочь ей некому. Получается замкнутый круг!

И будет просто замечательно, если предложенные МВД нововведения в сфере бытового насилия будут приняты. Если семейного тирана можно будет привлечь к ответственности без заявления жертвы, то во время его отсутствия участковым будет гораздо проще убедить женщин в токсичности, как сейчас принято говорить, ее отношений, рассказать о нас, о возможности начать новую жизнь, где нет места насилию, - считает Светлана Гринченко.

Аналогичного мнения придерживается и директор центра социально-психологической реабилитации и адаптации женщин с детьми Айнаш ИЛЬЯ­СОВА:

- Нередко женщины боятся писать заявление, потому что им в любом случае придется возвращаться в семью. Они боятся еще большего насилия со стороны обозленного мужа в случае их официального обращения в полицию. И я полностью поддерживаю инициативу привлекать к ответственности семейного агрессора без заявления жертвы. Уверена, что это поможет свести к минимуму количество фактов семейного насилия в Казахстане.

Цифры в тему

- 73 тысячи обращений на пульт “102” с призывом спасти от семейно-бытового насилия зарегистрировано с начала года в стране.

- Всего 30 тысяч пострадавших подали при этом соответствующие заявления в полицию. Остальные 43 тысячи человек не захотели наказывать своих обидчиков.

На месте происшествия

Полицейские склоняются к мнению, что правовым основанием для привлечения нарушителя семейного спокойствия должна быть не запись с жетона-видеорегистратора, а обращение в “102”. И обращение именно с того адреса, куда полицейских вызывают по факту бытового насилия.

- Потому что к моменту приезда участкового на видеорегистратор уже и снимать может быть нечего. А почему я говорю именно о “бушующей” квартире как отправной точке для неотвратимости наказания, исключая, скажем, обращения соседей? Это некая гарантия объективности произошедшего, ведь соседи могут вызвать полицию и просто так, чтобы насолить тому, кого недолюбливают, - говорит старший инспектор по защите женщин от насилия Айсулу Искакова.

Конечно, все это не более чем предположения, хотя и логически здравые. Точный текст предлагаемых поправок пока не известен. Из выступления министра внутренних дел Марата АХМЕТЖАНОВА известно лишь, что по своему объему они образовали “пакет, который в самое ближайшее время будет внесен на согласование в государственные органы”.

Ирина ВОЛКОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Павлодар

Опрос в тему

Как защитить женщину и детей, которых избивает глава семейства?

- Арестовать дебошира по заявлению пострадавшей.

- Арестовать по заявлению любых свидетелей - соседей, учителей, коллег.

- Арестовать без заявления, по факту насилия.

- Зачем арестовывать? Нужно разобраться, предупредить.

- Это их семейное дело, сами разберутся.

Проголосовать можно на сайте газеты “Время” www.time.kz

Возвращаясь к напечатанному

Мнения наших читателей

Должно ли государство регламентировать и контролировать сферу благотворительности и сбор средств на добрые дела?

- Обязательно, а то очень много мошенников развелось на этой почве...... 63%

- Нет, не должно. Пожертвования люди делают добровольно и сами могут решить, кому доверять, а кому нет.......... 37%

Поделиться
Класснуть

Свежее